Кладбище идей: Предположения о возникновении и природе Библиотеки
рейтинг: +6+x

Хаким Ядун

Изучение физики — это одна из самых богатых знаниями сфера, дающая человечеству понимание невидимых миров, как практических, так и метафизических. Понимание физики способно обогатить и оплодотворить разум немалым пониманием мира, такого как он есть. И весьма прискорбно, что многие из тех, кто обладает, скажем, мистическим складом ума, предпочитают игнорировать изучение естественной философии. И хотя достаточно просто оглядеться по сторонам, чтобы понять, что существуют определённые явления, необъяснимые силами современной науки, всё же основные законы естественного мира могут быть использованы в качестве аналогий для более глубокого понимания того, что выглядит сверхъестественным.

Возьмём, к примеру, закон сохранения массы. Вкратце говоря, материя не может быть уничтожена1. Материя может быть изменена, может быть перемещена, но в конце концов, её по-прежнему останется то же самое количество. Допустим, я сжёг некую единственную в своём роде книгу, и её страницы обратились в пепел. Физические свойства книги безвозвратно изменены, но независимо от этого, она по-прежнему существует, хотя и в иной, бесполезной форме. Однако, что же случилось с сутью знания, содержавшегося в книге? Неужто она просто исчезла в эфире?

Некоторые широко известные философы (аль-Асвад, с. 48, 943; Токарев, с. 553, 1946) высказывали предположение, что идеи способны оказывать физическое воздействие. Это использовалось для объяснения всевозможных явлений — от полтергейста (О'Салливан, с. 78, 1893) до чувства физического экстаза во время религиозных собраний (Маткович, с. 92, 1987). Если правда, что идеи способны воздействовать на материю, то не следует ли из этого, что идеи должны подчиняться тем же основным принципам, что и материя, в том числе присущей ей неразрушимости? Однако, после уничтожения книги, её суть не возрождается сразу же на Земле. Если бы это было так, то не было бы никакой необходимости гадать, о чём было поведано в "Маргите" или "Торжестве любви". Но если не обратно на Землю, то куда же уходит идея книги? В Библиотеку.

Библиотека представляет собой хранилище для всех книг, уничтоженных как в нашем мире, так и в других. Внесу ясность: я не утверждаю, что каждая копия каждой уничтоженной книги вновь появляется в Библиотеке. Если бы это было так, Библиотека должна быть во много тысяч раз больше, и это только для размещения всех книг, погубленных школьниками. Вместо этого Библиотека хранит информацию, находившуюся в книге2. Таким образом, у нас есть все кодексы Майя, самые ранние сочинения Евангелий, а также последующие псевдоэпиграфии, рассказы охотников и путешественников, давно забытые в остальной части мира, преданные огню или брошенные чешуйницам на медленное съедение3.

Пока что это только теория, и истина может никогда не стать известна, хотя у меня есть одно доказательство, которое я полагаю достаточно убедительным, чтобы упомянуть его здесь: Библиотека растёт. Одно из самых ранних описаний Библиотеки (предположительно в ней и написанное, а не уничтоженное в другом мире) гласит, что один край Библиотеки находится "не более чем в двух часах ходьбы" от другого (Сиранерес, с. 13, ок. 5 в.н.э.). В настоящие дни такое путешествие занимает не менее чем полдня. С появлением печатного станка и персонального компьютера остаётся только удивляться, что она не увеличивается во много раз быстрее!

В завершение скажу: предположение о том, что истории и мысли, содержащиеся в книгах и писаниях, "умирая", уходят в Библиотеку, предоставляет убедительное объяснение существованию порталов. Когда суть книги отправляется в Библиотеку, она пробуравливается из нашей реальности в реальность Библиотеки, оставляя за собой в этом месте небольшую "дыру". Если в каком-то месте было уничтожено достаточное количество книг, "туннель" приобретает достаточные размеры, чтобы в него могло пройти человеческое существо. Хотя я не располагаю конкретными доказательствами, довольно драматические обстоятельства моего прибытия в Библиотеку, связанные с уничтожением многих уникальных книг, позволяют предположить, что мои аргументы имеют под собой некоторое основание.

Библиография

  • аль-Асвад, Насих Абдул Вали-ибн-Абдулла. Рассуждение о природе человеческого мышления перев. Юлий Томпсон (1847). 943
  • Токарев, Юзеф Разум и материя. Советское философское издательство, 1946
  • О'Салливан, Гарольд Ф.С. Исследование народных суеверий Восточного Перу. Издательство Йельского университета, 1893
  • Маткович, Соня Песни Дыма: Взгляд на шатровые собрания Пятеристов. Издательство Полленсби, 1997.
  • Сиранерес, Константинос Ti̱s paramoní̱s mou sto Vivliothí̱ki̱ (Мои дни в Библиотеке). ок. V века н.э.
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License