Библиотека Странников
рейтинг: +4+x

Ваша голова кружится после выхода из Пути. В глазах стоят слёзы и пляшут синие пятна. Пока вы стоите, пытаясь сориентироваться, мимо вас протискивается человек из камня, бормоча что-то себе под нос. Женщина со звёздами вместо лица парит в воздухе, придерживая под мышкой сумку с книгами. Три красных низкорослых существа жарко спорят о чём-то на неизвестном вам языке. И всё это окружают Полки.

Они простираются дальше, чем вы видите, кажется, даже дальше, чем всё, что вы когда-либо видели. Этот лабиринт без входа и выхода заключает внутри себя всё. На Полках стоят тома всевозможных размеров, цветов и конструкций. Стиль самих Полок не менее разнообразен.

Вы делаете первый шаг в бесконечный мир, и головокружение отступает. На это просто нет времени, ведь перед вами — целая неизведанная вселенная.



Северная Полка 01A, посвящённая Псевдо-Сведенборгу

Пристальный взгляд Псевдо-Сведенборга наблюдает за книгами на этой полке — их 14. Число ошибок, найденных трудолюбивыми Странниками в этих книгах — 13.

lorem ipsum
lorem ipsum

Малая Крайняя Восточная Полка 490-Y-74, посвящённая Пангур

Пангур наблюдает за книгами на этой полке, числом 10. 5453 кошек ежедневно собираются воздать хвалу её образу.

lorem ipsum
lorem ipsum

Восточно-Северо-Восточная Полка 48X, посвящённая Эмилии Краснозубой

Эмилия Краснозубая наблюдает за настоящими и будущими книгами, стоящими на этой полке, коих 11. Её неповторимые часы протикали 03 Mar 2014 20:45 раз с момента добавления последнего тома.

lorem ipsum
lorem ipsum

Верхняя Левая Полка 800M, посвящённая Терновому Дитя

Терновое Дитя смотрит на работы, стоящие на этой полке. Их 9. 13 исследователей сошло с ума, пытаясь понять систему их расположения.

  • На этой полке хранятся также тома «Жизни Сезонов». Выдаётся на руки только в дни равноденствий и затмений. Читать в дни солнцестояний крайне не рекомендуется.

lorem ipsum
lorem ipsum

Южная Полка 11075, посвящённая Ильвосу Ржавому Мечу

Суровый взгляд Ильвоса наблюдает за книгами на этой полке, число которых 16. Число же презренных воров, не сумевших украсть их, 08 Feb 2015 13:46.

lorem ipsum
lorem ipsum

Левая Полка 545-P, посвящённая Агнес Богг

Образ Агнес Богг хранит книги на этой полке, которых 12. Число томов, посвящённых их описанию в составленном ею каталоге, составляет 4288.

lorem ipsum
lorem ipsum

Внешняя Полка 888671-F, посвящённая Крэггу Ужасному Червю

Образ Крэгга Ужасного Червя наблюдает за книгами, коих на этой полке 9. Приблизительное число войн, начавшихся из-за споров об их содержании, — 4.

lorem ipsum
lorem ipsum

Архив неразобранных трудов

Количество неразобранных книг, ожидающих трудолюбивого Архивиста, на сегодняшний день составляет 4.

  • Среди неразобранных работ особое место занимают сохранившиеся главы «Orbis Arcana Pictus»1, в том числе:


О Псевдо-Сведенборге

Тома многочисленных сочинений автора или группы авторов, писавших под псевдонимом «Эммануил Сведенборг», начали поступать в Библиотеку в 558. Основной темой собранных восьмисот сорока трёх тысяч томов являлись исход Войны за испанское наследство и её роль в возникновении нового направления в метафизике, в основе которого лежали ромбы. В течение многих лет сочинения Сведенборга считались надёжным, хотя и эзотерическим, источником знаний о метафизике и ненаписанной истории2. Несоответствие предсказаний Псевдо-Сведенборга основной исторической линии было типично для темпоральных существ и не казалось достаточным основанием для сомнений в их подлинности. Лишь двенадцать столетий спустя, после рождения и смерти настоящего Эммануила Сведенборга, более ранние работы были атрибутированы «Псевдо-Сведенборгу3». Попытки обнаружить истинную сущность Псевдо-Сведенборга или Сведенсборга успеха не имели4.

Несмотря на явную неверность и абсолютную бесполезность работ Псевдо-Сведенборга, их значительная толщина и разнообразие размеров позволили найти им другое практическое применение. Приложение C к «De Coniuratione Caules» отлично подходит, чтобы подпереть ножку опасно качающегося стола. Когда читателю нужна лестница, чтобы что-то достать, он может подняться по стопке томов «Malitia Tonstrina». Другие мыслители могут объяснить нам движение звёзд или правописание слова «ресторан», но работы автора или авторов, скрывавшихся под псевдонимом «Эммануил Сведенборг» — это то, что на самом деле позволяет Библиотеке функционировать.

За неожиданное применение работ Псевдо-Сведенборга мы его навсегда и запомним.

1: Этот бюст — единственное известное изображение Псевдо-Сведенборга, основанное на исключительно точных измерениях черепа, приведённых автором в пятнадцатом и девятнадцатом томах «De Augustus Usus Lapilli». Ошеломляет полное отсутствие сходства с Эммануилом Сведенборгом.
2: По слухам, чтение работ Псевдо-Сведенборга сподвигло читателя Библиотеки, известного как «Хашим аль-Муканна», на плохо спланированную попытку отобрать у Мухаммеда звание Печати Пророков. Подробнее см. [Иббик, 283] и [Крэйн, 992].
3: Помимо ошибочного предсказания, что правление Габсбургов в Испании продолжится до XXIII века, Псевдо-Сведенборг также неверно описал ряд фактов из жизни настоящего Сведенборга, включая дату рождения, количество детей и страну происхождения.
4: Некоторые Странники посвятили жизнь попыткам раскрыть истинную личность Псевдо-Сведенборга. Из-за внутренних раздоров и взаимных обвинений различные группы Странников Сведенсборга отказываются делиться информацией. Тем не менее, мы сообщаем всем, кто ищет подобную информацию, что Библиотеке точно известно, что Псевдо-Сведенборг не был настоящим Сведенборгом из другого, умирающего измерения, а также фокусником по имени Уильям Э. Робинсон. Запросы Архивистов по данным направлениям рассматриваться не будут.


О Пангур

В дни Первого Восстановления Библиотеку заполонили всевозможные мерзкие твари, покушавшиеся на целостность её собрания и читателей. Слишком мелкие, чтобы Лекторы могли их выследить, Крысиный Народ, Чешуйницы1 и Мармозетки творили хаос в малопосещаемых уголках книгохранилищ. Читатели больше не могли безопасно ходить в отдалённые крылья верхних и средних этажей, а в наиболее заражённые места опасались заглядывать даже Библиотекари. Временами казалось, что эти злейшие враги Библиотеки вот-вот вторгнутся в самое её сердце.

Но безобразиям, творимым этими существами, настал конец, когда одним из Путей в Библиотеку пришли Пангур и её доблестный товарищ Бруно в поисках травы, чтобы съесть и отрыгнуть. В отсутствие естественных врагов и при обилии добычи Пангур и её потомки нанесли сокрушительный урон популяции вредителей в Библиотеке уже в первом поколении2. Сейчас каждый читатель за время пребывания в Библиотеке неминуемо встретит не менее трёх-шести дюжин кошек3. В последние столетия популяция кошек в Библиотеке столь выросла, что пришлось начать регулировать их численность — как правило, перегоняя их в другие миры.

Хотя за ней пришли и другие её сородичи, такие, как ибн Гарбе, Теодорус и господин Барсик, именно Пангур была первой, кто сражался за залы Библиотеки и защитил их.

Мы навсегда запомним Пангур за свирепость её и её потомства.

1: Из тех же краёв, что и Повешенный.
2: Проблема избавления от отходов была успешно решена после добавления в собрание Библиотеки Ползучих Песков аль-Чо'лина.
3: Вопрос о статусе потомков Пангур вызвал некоторые споры. Некоторые полагают, что животные являются служащими Библиотеки и пользуются теми же правами, что Пажи и Лекторы, но это не так. Позднее египетская богиня Баст претендовала на власть над приблизительно шестнадцатью миллионами кошек Библиотеки, но эта претензия также была отклонена.


Об Эмилии Краснозубой

Получившая своё прозвище из-за знаменитого левого коренного зуба (утверждалось, что он был вырезан из древесины одного из потомков Иггдрасиля), Эмилия Краснозубая всю жизнь стремилась к одной цели — стать прославленным на всю мультивселенную часовщиком. С детства мать учила её искусству изготовления шестерёнок, в то время, когда они скрывались от чудовищ, терроризировавших их родной мир2. После гибели матери Эмилия случайно нашла Путь, ведущий в Библиотеку, и увидела в этом возможность усовершенствовать семейное ремесло.

Вскоре она поняла, что это не так просто, как ей казалось — простые часовые механизмы её семьи не производили впечатления на многих посетителей Библиотеки. Как может следить за временем существо, которое им питается? Или душа, которая существует одновременно во всех мирах и во все моменты времени3? И тогда Эмилия решила посвятить себя изучению хронологии и механики. В свой 90-й день рождения она наконец приступила к работе над своим величайшим проектом — часами, что могли отмерять время во всех реальностях сразу. После примерно семи лет работы, десятков тысяч часов упорного труда и подкупа бесчисленных чиновников устройство, занявшее половину крыла Библиотеки, было завершено. К сожалению, после смерти Эмилии четыре года спустя оказалось, что никто, кроме неё, не знал ни механических, ни онтологических принципов устройства её машины. Обслуживать машину стало некому, и вскоре она вышла из строя, и сейчас её основа служит пристанищем художникам, путешествующим по мирам после завершения своего образования.

Но смелая попытка Краснозубой забыта не будет.

1: Стоит отметить, что сама Эмилия предпочитала другой лозунг: «Ну, по крайней мере, это работает».
2: Эмилия крайне мало говорила о своей жизни. Изыскания учёных выявили возможную связь филигранных украшений на её ранних работах с архитектурой пустынного мира Леш. Многие исследователи указывали на то, как три солнца Леша затрудняют предсказание цикла смены дня и ночи, а также на богатое наследие прославленных местных часовых мастеров. Подробнее см. диссертацию Рафаэля Мордина «О проблемах хронологической стандартизации миров тройных звёзд», 1881.
3: По заключению Эмилии, ответ — «тахионы».


О Терновом Дитя

Библиотека хорошо знакома с шутниками. Место притяжения путешественников и информации из множества миров не могло не стать Меккой для желающих отточить искусство розыгрыша. Придворные шуты и боги-трикстеры всегда приходили в Библиотеку в поисках более сложных трюков, тонких шуток и трудных целей. И, хотя никто не назовёт Терновое Дитя1 самым великим из этих насмешников, оно определённо оставило наиболее долгую память.

Впервые это существо привлекло внимание, издеваясь над самими сотрудниками Библиотеки, на что в те времена мало кто отваживался. Когда слава о нём разошлась, уже толпы собирались посмотреть, как оно поджигает плащи Лекторов, рушит с таким трудом разработанную систему сортировки у Пажей и похищает мантии у ничего не подозревающих Архивистов2. С ростом популярности рос и масштаб его шалостей. Те, кто искал какой-нибудь текст, вдруг обнаруживали, что полка с ним парит в 25 футах над ними. Выходящих с Путей встречал метко пущенный пирог с начинкой из поющих блёсток. Книги превращались в животных, кусавших проходящих мимо читателей. Никто не понимал, как Дитя творит всё это, и никто не мог его остановить. Оно немедленно исчезало после очередной проделки, всегда за секунды до того, как Библиотекари могли бы его поймать. О его происхождении строились гипотезы одна безумнее другой. Божество? Могущественный чародей? Воплощение идеи шутовства? Ни одно предположение не находило подтверждения, а само Дитя никогда не издавало никаких других звуков, кроме смеха.

Лишь много лет спустя после того, как Терновое Дитя исчезло, обнаружился возможный след его появления. Исследуя запасники Библиотеки, Сайтиус Гролан Пэин наткнулся на записки уставшего от своей работы Архивиста. В раздражении от зашоренности своих сородичей он применил смесь алхимии, хитроумного колдовства и слепой удачи для создания существа, которое смогло бы вытолкнуть Библиотеку из зоны комфорта. К сожалению, творение, которое должно было выставить напоказ недостатки Библиотеки и её кураторов, сочло более интересным выставлять напоказ их голые задницы3.

Но за упорство Терновое Дитя будут помнить долго.

1: Происхождение имени неизвестно, поскольку никакой связи этого существа с терновником не обнаружено. По некоторым предположениям, это ошибочно переведённое «ulthus» — слово из языка Архивистов, означающее одновременно "колючий" и "раздражающий"
2: Десять лет спустя после того, как Дитя исчезло, сотни украденных мантий были обнаружены в тайнике под одной из полок. Хозяева их так и не были найдены.
3: До Тернового Дитя никто не заглядывал под мантии Библиотекарей или, по крайней мере, не оставил никаких документальных свидетельств об этом. По общему мнению, это самый значительный вклад, который Дитя внесло в познания о Библиотеке.


Об Ильвосе

Ильвос Ржавый Меч1 всегда стремился заполучить всё, что ему нравилось. Сын императора, наследник величайшего государства в мире Варнес; казалось бы, роскошная жизнь ему обеспечена. Но этого было мало. Любое царство было ему тесно, а мир для него был участью, которой он не пожелал бы и злейшему врагу. Сев на престол, он немедленно направил армии против всей земли, покоряя соперников и уничтожая всякого, кто осмеливался ему противиться. Спустя годы весь мир был у него в руках. Но и этого показалось недостаточно.

Странствующий прорицатель2 поведал ему о существовании других вселенных. И тогда Ильвос повёл свои войска на завоевание других миров. Его чудовищные машины убивали миллиарды, а фабрики плоти превращали тела в новых воинов бесчувственной и неостановимой армии. Его рукотворные эпидемии опустошали целые миры.

Конец его был скромен: когда он подавился за обедом перепелиной костью, ни один из его слуг не захотел помочь тирану. Лишившись предводителя, его войска рассеялись, а основанные им царства постепенно распались. Но шрамы, нанесённые им мирозданию, останутся навсегда3.

Мы должны всегда помнить своих врагов в лицо. И тебя, Ильвос, мы тоже запомним.

1: Ильвос никогда не брал в бой хорошо отточенный меч, поскольку ему нравилось, что иззубренная сталь причиняла больше страданий его противникам.
2: В настоящее время считается, что это было незадокументированное воплощение Певца Борьбы.
3: Несколько экспедиций пытались овладеть его мирами-фабриками. Хотя воинов, защищавших их, давно нет, а ресурсы давно исчерпаны, техника работает, как и прежде, а стерегущие её заклятия по-прежнему сильны. О смельчаках, вызвавшихся на задание, больше никто не слышал.


Об Агнес Богг, Гипотетическом Каталогизаторе

Точная дата появления в Библиотеке Агнес Богг (имя, под которым она стала известна) вызывает многочисленные споры. Ещё больше споров вызывает момент начала ею безумной работы по составлению каталога Полок 334K-914B Крайнего Восточного Гостеприимного Крыла1. Несмотря на все дискуссии, ясно одно: её титаническая и плодотворная работа по описанию мест и расположения хранящихся там текстов вдохновила множество учёных, мыслителей и первооткрывателей на каталогизацию диких завалов Дальних Восточных Полок, места столь хаотичного и опасного, что даже немногие Лекторы осмеливались забредать туда. Детальная, глубоко проработанная система2, созданная Богг, сделала возможной дальнейшую реорганизацию Полок 1086M-1322X учёным-исследователем Цинь Уди и его пропавшими коллегами-Лекторами в Год Горькой Плесени.

Согласно некоторым источникам, у неё (если к Богг применимо это местоимение) были тонкие чёрные волосы на голове или на ногах. Другие утверждают, что у неё было множество рук и не менее девяти голов, что и позволило ей записать от руки столь объёмный труд3. Ещё одно мнение заключается в том, что Агнес Богг — не более чем псевдоним коллектива авторов, как Лютер Блиссет или Сенека Младший.

Более о Богг почти ничего не известно. Вся информация о ней почерпнута из оставленных ею разрозненных дневниковых записей, записок и черновиков, а также из самого Каталога Богг. Оценки его Странниками варьируются от «гармоничного» и «прекрасного» до «нечитаемого». Многие поколения ещё будут спорить, жива ли Агнес Богг, умерла или никогда не существовала. Независимо от мнения на этот счёт, никто не сомневается в важности и полезности её работы по составлению каталога Библиотеки для лучшего её понимания простыми смертными.

А мы запомним Агнес Богг за самоотверженный труд, сделавший Библиотеку понятнее.

1: Ещё одну попытку совершить столь же огромный труд предпринял драматург и политик Фабр д'Эглантин, пытавшийся составить каталог Библиотеки по десятичным рядам. Д'Эглантин успел описать лишь одну полку до того, как был обезглавлен в 1794. Продолжателей его дела среди читателей не нашлось.
2: Позднее названная в её честь Стандартом Богг.
3: По подсчётам Ма Кай, работа, сопоставимая с проделанной Богг, заняла бы у одного человека не менее «трёх сотен десятилетий». Несмотря на явное ограничение кругозора двурукими существами, в целом расчёт соответствует истине.


О Крэгге Ужасном Черве

Рождённый среди ужасных Диких Земель Каллакрэка, Крэгг Ужасный Червь из клана Морвул прославился уникальным брутальным стилем эмпатической лечебной магии с особым упором на облегчение страданий пациента, вплоть до применения грубой силы при необходимости. Говорят, что в четырнадцать лет Крэгг попытался вылечить Гелрегг Необъятную1 от подагры, что привело к тяжёлому шестидневному сражению. После победы Крэгг излечил не только болезнь Гелрегг, но и многочисленные раны, полученные ею во время боя.

Скитаясь по миру, Крэгг Ужасный Червь с успехом применял свои устрашающе эффективные способности на полях сражений и в зонах бедствий, где оказывался. За десять лет он в полной мере овладел лечебной магией. Тогда в поисках тех, кто смог бы придать больший смысл и цель его работе, Крэгг начал исследовать Пути. И, наконец, в Год Горьких Страниц странствия Крэгга привели его в Библиотеку2.

Пострадавшие читатели вольно или невольно вскоре испытали на себе его беспощадно эффективные методы лечения, и вскоре он оказался единственным спасителем сотен жизней посреди того, что осталось от коридора Центральной Северной Полки. На все вопросы он отвечал, что «ЛЕЧИТЬ ХОРОШО [sic]» и не остановится, пока все раненые не «ДАТЬ КРЭГГ УЖАСНЫЙ ЧЕРВЬ ЛЕЧИТЬ… ИЛИ ВСТРЕТИТЬ СМЕРТЬ [sic]»3. После того, как кризис завершился и в хранилищах был восстановлен порядок, Крэгг покинул Библиотеку, и с тех пор продолжает бродить по Путям и делать свою благородную и суровую работу, спасая больных и немощных, хотят они того или нет.

За суровое лечение и целебную суровость мы навсегда запомним Крэгга Ужасного Червя.


1: Не путать с Четвёртым Архивистом Северо-Запада Гэлгрэгом Объёмным. Ввиду отсутствия конечностей и крови подагра Гэлгрэгу не грозит.
2: В соответствии со стандартными правилами Библиотеки для информации о всех знаменательных годах все записи о Годе Горьких Страниц изъяты из обращения и помещены в Архив для исследования. Постоянные клиенты могут читать работы Архива по знаменательным годам, но на руки они не выдаются. Исключением является Год Железной Утки, информация о котором закрыта для чтения при любых обстоятельствах.
3: В языках Диких Земель Каллакрэка смысл сильно зависит от контекста и пропущенных слов, поэтому точный смысл высказываний Крэгга не вполне ясен. Содержание дискуссий о вариантах интерпретации слов Крэгга см. в трактате «Семиотика бруталистических исцелений», Нг, 1987.
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License