Краснокожий Лесовик
рейтинг: +10+x

Чем ближе мужчины подходили к цели, тем мрачнее казался лес. Агриппа неустанно напоминал себе, что солнцестояние было три дня назад, и солнце просто решило зайти раньше, чем в прошлые месяцы. Но чувство опасности, подстерегающей его в лесу, не ослабевало. Агриппе в лесу не нравилось. Большей части его народа, по крайней мере, тем, кто был из II класса, лес тоже не нравился. Ари, его спутнику, лес нравился и того меньше.

Но шага Ари не сбавлял. Что у него было на уме, оставалось для Агриппы тайной. Нрав у Ари был упорный, ещё в яслях. Наверное, боги как-то смилостивились над ним, и его не вышвырнули, не затолкали в капсулу III класса, и не отправили слюнявым идиотом мостить дороги до конца жизни. Может быть, будь в яслях другая управительница, с ним бы так и поступили, но Профессор Всетравная не собиралась давать всяким там выводить себя из равновесия. И пусть Ари был непроходимо глуп, он бесспорно был гениален. Он поступил в самый хвост Легиона (сам Агриппа стоял ненамного выше), но выбился в люди. Два центуриона, с рождения созданные для Продвижения Высшего Смысла. Агриппа хихикнул и сплюнул.

- Что смешного нашёл? - спросил Ари.

- Вот ты, вышел из едва ли не лучших яслей для плуторожденных всего Сильваноса, а всё равно заблудился в лесу.

- Мы не заблудились. Мы кое-кого ищем, а этот кое-кто обычно не любит попадаться людям на глаза.

- Если первыми до него доберутся Интеграторы, понимаешь, что с нами будет? - спросил Агриппа. - Знаешь, что будет с движением, если Лесовика не станет?

- Лесовик при этом - не главная цель, - ответил Ари.

- Да, ты на это намекал, - сказал Агриппа. У него есть какое-то оружие, так? Что-то из другого мира?

- Точно сказать нельзя, - ответил Ари, - но нам было сказано именно так, да и сам Милефан не стал бы нас просить лезть сюда без должной причины. - Это немного воодушевило Ари и Агриппу; Милефан понемногу становился чем-то вроде народного героя, даже в глазах людей, далёких от Движения, а они стали исполнителями его воли в этом поручении.

- Естественно. Что бы там ни было, ребятам с ЕсНаучФака в Алексильве это интересно, так что вещь должна быть ценная, - кивнул Агриппа. - Но я немного не о том. Понимаешь, что будет, если Интеграторы найдут нас раньше, чем мы - эту вещь?

- Что, думаешь, медаль дадут?

- Ари, сначала нам из мозгов выскребут всю чёрную желчь, потом швырнут перед мишенями и устроят учебную стрельбу для наших бывших однокашников. Как раз для тех, которых ты так старательно унижал, помнишь?

- Они сами себя унижали. Я лишь обратил на этот факт больше внимания, чем им хотелось бы.

Болтать без дела Агриппе не хотелось. Он услышал звук за ближайшим холмом. Остановив Ари, он показал ему жестами, что надо спрятаться. Они бросились в разные стороны, встали за деревьями метрах в десяти друг от друга и полностью затихли. Мужчины смотрели на холм и ждали.

Интеграторы. Четыре солдата, хирургически доработанных до такого состояния, что они были скорее машинами, нежели людьми. О Мозгошапках можно было смело забыть; Агриппа видел чертежи и планы той технологии, которой напичкали этих мужчин. Уже даже не мужчин - удалены половые органы и осознание половой принадлежности (а также все остальные мысли, не относящиеся к заданию). Они двигались со скоростью насекомых, совершающих набег на муравейник. Двое из них передвигались по-кошачьи, на четвереньках. Агриппе доводилось слышать слухи, что они могут видеть в инфракрасном спектре, могут слышать ток крови у тебя в жилах и определять души по запаху. Но нельзя же верить всей пропаганде, которую распространяют Университетские, - думал он. Интеграторы прошли мимо, не посмотрев в их сторону.

Даже вечная улыбочка Ари на минуту пропала с лица. - Надо поспешить.

- Угу. Куда?

- Давай за мной.


Хижина Краснокожего Лесовика (на ум Агриппе приходило слово "хибара") находилась в изрядной дали от той стороны, куда шли Интеграторы, и при имеющихся обстоятельствах лишь это немного успокаивало двоих путешественников. Агриппа встал на страже, а Ари подкрался к двери и постучал заранее оговоренным стуком. Скрипнула дверь, Ари махнул Агриппе рукой и нырнул внутрь. Агриппа рванул за ним и закрыл за собой дверь.

Внутри воняло ещё хуже, чем Агриппа предполагал. Чем бы Лесовик всё это время ни питался, к свежести своей еды он явно особенных требований не предъявлял. В единственной комнате воняло тухлым мясом, и Агриппа порадовался, что единственное окно отгорожено. Хотя и от горящей свечи толку было мало.

Лесовик был стар, очень стар. Судя по древности, глядящей из лишённых зрачков глаз - гораздо старше, чем представлял себе Агриппа. Ари не давал виду, но было ясно, что он удивлён. Они надеялись отыскать легендарного отшельника, надеялись, что он поведёт их, направит восстание. Они говорили кое-с-кем из других Стражей своего легиона, даже с некоторыми Университетскими студентами I класса. Все сходились в том, что был лишь один человек, который знает, как свергнуть правительство, а такой человек, как Лесовик, имеет к этому достаточно поводов. Лесовик был последним из своего народа. И теперь стало ясно, что он ненадолго переживёт свой народ.

- Добро пожаловать, белые дьяволы, - сказал Лесовик. - Надеюсь, ваш путь сюда прошёл … без инцидентов? - Он повернулся и заковылял к кочке, служившей в этой хижине главным предметом мебели, нащупывая себе дорогу тонкой веточкой.

- Да, господин, очень мирно, господин, - сказал Ари. Странно, так он не разговаривал даже с командирами.

На изборождённом морщинами лице Лесовика появилась улыбка. - А другой кто? Ты сказал, что с тобой кто-то есть, а он пыхтит так громко, что, боюсь, помрёт раньше, чем я сам.

Ари выдавил нервный смешок. Неровным тоном Агриппа представился:

- Меня зовут Агриппа Широковод, господин. Я - друг Аристотеля. Он говорил мне о вас.

- Да, и мне про тебя этот дьявол тоже говорил. - Пустые глаза Лесовика как будто бы уставились на Агриппу. Лесовик снова улыбнулся.

Агриппа прокашлялся. - Гм… дьявол?

Лесовик ничуть не удивился вопросу. - Да, дьявол. Белый дьявол. С этим Аристотелем я работаю потому, что он не такой дурной, как его соплеменники, а с вами - по его наущению. Но ваш народ вызывает у меня отвращение. - Он подался вперёд. - Я вполне могу быть последним из своего народа. Вам известно о моём народе?

Агриппа покачал головой, потом осознал свою ошибку и ответил вслух. - Нет, нет, боюсь, что неизвестно. Лесные люди?

Лесовик фыркнул. - Боги, нет. Вы что, своей истории вообще не знаете?

- Знаем, конечно. На эту землю мы пришли много столетий назад, и тогда здесь жил ваш народ. Мы пытались сделать вас частью Империи, но наши болезни выкосили практически всех…

- Позволь мне тебя перебить, чтобы ты не позорился дальше, - сказал Лесовик, уже не улыбаясь. - Белые варвары, породившие вас, пришли на эту землю и нашли краснокожих варваров - соседей моего народа. Жители пустыни на юге, жители снегов на севере, травоядные восточники. Многие из нас умерли от ваших недугов, но ещё жили города. Сначала мы заключили с вами союз, и вы убивали наших врагов, а потом мы бежали, а вы убивали нас ради нашей земли. Вы украли наши слова, наши лекарства - даже у меня, наверное, были родственники из Широкой Воды, когда у меня ещё были родственники, - а потом раскидали нас по всему континенту, как дети раскидывают игрушки.

- Мой народ был народом страны пещер, Тсалаги. Наши дома были к востоку отсюда, и вы перемололи нас как горящие угли. Я - Адахы, и я, возможно, последний из своего народа. Возможно, это и не так, я не могу знать наверняка. У меня больше нет глаз, и моя смерть близко, но мне ещё осталось передать один дар, и единственные… - Лесовик взял паузу. - …единственные люди, которым я могу передать свой дар - два белых дьявола. Я отдам вам дар другого мира, что за гранью нашего, но оставьте старику его сожаления.

Агриппа не мог придумать достойного ответа. Ари, хитроумный пройдоха, выпрямился и опустился перед слепым отшельником на колено.

- Позвольте мне, господин, выразить неувядаемую благодарность от имени того, лучшего мира, который ваш дар принесёт нам.

Лесовик выглядел довольным. - Для кого-то - точно лучшего. Хорошо, хорошо, а вам, наверное, надо идти по делам. Коробка - вон на той полочке возле двери, - отшельник указал на коричневую коробочку, которая казалась неуловимо неуместной в этой хижине. Агриппа заметил её сразу, как только вошёл. В том, как эта коробочка была сделана, просто сквозило что-то неестественное. Он подошёл к двери и взял коробочку.

- Уходите, когда сочтёте вежливым, путники, - произнёс Адахы и удалился в небольшую нишу.


Ари с Агриппой бежали, казалось, несколько часов, пока не добежали до края леса и не вышли к казармам. Они прокрались в здание, заранее подкупленный часовой кивнул им в ответ. Он, скорее всего, думал, что они ходили тискать порнаи в квартале удовольствий; пока говорило золото, лишних вопросов никто не задавал. Коробочку всё это время прятали под туникой Ари. Усевшись, они с трепетом разглядывали артефакт, несмотря на то, что вида он был довольно неприглядного. Конечно же, Консорциум Фитрансимун никогда не славился качеством своей почтовой службы - по-настоящему бережно относились лишь к объектам высокой степени важности. А это явно была упаковка для посылки - этикетка была знакомой, в начертания букв тоже что-то угадывалось, пусть даже ни Ари, ни Агриппе не было ведомо, где находится место под названием "Омаха".

Агриппа попытался аккуратно раскрыть упаковку из молотой древесины, но изгибы удеживались каким-то клейким веществом, и в паре мест упаковка порвалась. Ари взял коробку из рук друга и разодрал её.

- Оболочка неважна, главное то, что внутри неё.

Ари продирался сквозь слои молотой древесины и прозрачного и гибкого набивочного материала с пузырьками воздуха внутри. Агриппа подбирал падающие обрывки и думал, какие же чудеса умеют творить эти иномиряне. Наконец Ари нашёл небольшую книжку.

- Стоп, а где оружие? - спросил Агриппа

Ари перелистнул страницы.

- Понятия не имею. Но, может быть, у Милефана это понятие будет.


Книжечка, которую принесли Милефану, не была написана на языке его народа, но Милефан уже успел научиться неплохо читать на языке иномирян. Он сразу понял, что фраза "СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ" важна - в другом мире это была крупная и властная империя. Потребовалось приложить усилия, чтобы понять, что у них значит слово "КОНСТИТУЦИЯ", но наибольшее внимание привлекли к себе слова "ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ" и содержащаяся в них идея.


ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ
ОТ АГЕНТА ███████ ("ПРОФЕССОР АЛЬФА" , МОГ P-1)
НАУЧНОМУ СОТРУДНИКУ ЭСКОБАРУ
ГЛАВЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ
ПО УНИВЕРСИТЕТУ АЛЕКСИЛЬВА

FWD: СТАРШЕМУ НАУЧНОМУ СОТРУДНИКУ ███████
ДИРЕКТОРУ ЗОНЫ 38

FWD: СОВЕТУ СМОТРИТЕЛЕЙ

ТРЕВОГА С ПРИОРИТЕТОМ ДВА

ВСЕМ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМ ЛИЦАМ:

АНОМАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ ОБНАРУЖЕН ПО КООРДИНАТАМ ██° ██.█████' С.Ш. ██° ██.████ З.Д. СЕГОДНЯ В 03:30. ОБЪЕКТ: КЛАССИФИКАЦИЯ ТИПА ТРИ (АРТЕФАКТ-ПОСЫЛКА, ПРОИЗВОДСТВО НЕЯСНО). СОДЕРЖАНИЕ: ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ (250) КОПИЙ С ОДНОГО ОРИГИНАЛА НА ОДНОМ ЛИСТЕ БУМАГИ КАЖДАЯ. В ПРИЛОЖЕНИИ ПРИВЕДЁН ПОЛНЫЙ ТЕКСТ. НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫЕ ОТРЫВКИ В ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОМ ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ:

"Мы считаем эти [факты?] [явными?]: что все люди заслуживают равного отношения, что те, кому пески времени и ветры природы оставили жизнь, достойны некоторых прав, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью. Люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых, и если какой-либо правитель нарушает эти права, то право и долг народа - пролить кровь этого правителя от моря до моря и назначить нового правителя, который обеспечит безопасность и [довольствие?] народа."


"История правления нынешнего регента Новой Ойкумены доказывает, что он именно такой правитель, и не можно больше терпеть его притеснения. Да будут известны следующие истины [далее следует длинное перечисление политических претензий, в том числе "Он сделал так, что женский род может украсть славу и гордость мужей, что по праву являются владыками жён и зверей", "Он выпустил в наш народ кару великую - [интеграторов?], полу-машин, жертвой которых могут пасть наши дети в наших же домах" и "Он обращал многих детей в идиотов и рабов против всех законов естественного порядка."]"


"Поэтому мы, Представители единого Народа Новой Ойкумены, с оружием в руках выступаем против перечисленных выше притеснений, и жизнью своей клянёмся, что не будем больше переносить эту жестокость. Боги наших предков, которые на нашей стороне, да будут с нами, но пусть знает каждый, кто встанет на нашем пути, что быть ему уничтоженным. Мы разрушим всех, кто встанет против нас, до основания, а затем воздвигнем гору из их трупов до самых небес. И пусть все боги неба и все демоны, все добрые и худые люди встанут против нас - мы не отступим. Мы не сдадимся.

—Милефан из Сильвана"

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License