Пакет для вступления в должность
рейтинг: +13+x

Президентом он стал всего четыре часа назад, и за это время ему успели представить без малого девяносто человек. Персонал Белого Дома, советники, помощники. У него была цепкая память на имена, но сейчас даже она едва справлялась. Но теперь Овальный Кабинет опустел. Похоже, пришло время получить "Пакет для вступления в должность". В расписании в это время было окно, и весь Белый Дом знал, что сейчас президенту не следует докучать.

Он уселся на диван и задумался, что же должно быть в этом "пакете". Коды запуска ядерных ракет? Номера телефонов вождей других стран? Кружка с надписью "Лучший Президент На Свете"? Он усмехнулся этой мысли. Размышления прервали два агента Секретной Службы, вошедшие в кабинет. Он подался вперёд, чтобы встать, но один из агентов поднял ладонь, делая ему знак оставаться на месте. Всё так же молча, оба достали какие-то приборы и обошли комнату по кругу, помахивая приборами вокруг каждой стены, полки и картины. Ну разумеется, поиск "жучков". Агенты снова сошлись у противоположной стены и проверили показания приборов. Судя по фразе "Всё чисто, подслушивающих устройств не найдено", произнесённой одним из агентов в рукав, показания их удовлетворили. Президент следил за их действиями с некоторой смесью трепета и нетерпения. Дело было явно серьёзное, то, что ему предстояло узнать, должно быть действительно важным, если они проверили даже Овальный Кабинет.

Дверь отворилась снова, и на этот раз зашёл один человек. Пожилой мужчина в чёрном костюме, лицо суровое, на носу - очки с толстыми стёклами. К запястью на цепочке пристёгнут кейс. "Вот оно," - подумал президент. Нацепив на лицо фирменную улыбку политика, он поднялся и пошёл к гостю, протянув ладонь для рукопожатия. На полпути между ним и мужчиной с кейсом материализовались два агента.

- Простите, сэр, мы ещё не обыскали его насчёт оружия, - сказал один из них.

Не успел президент сказать, что посетитель выглядит вполне безобидным, как тот агент, что был повыше, крепко схватил его за плечи. Его напарник принялся методично, со знанием дела, обхлопывать президента.

- Что вы себе позволяете? Отпустите меня сейчас же! Что за нахальство! - рявкнул президент. Он дёрнулся в сторону тревожной кнопки под столом, но хватка агента была железной, не вырваться. Через пару секунд агент закончил обыск и президента отпустили. Тот, что пониже, повернулся к пожилому гостю.

- Чисто, сэр, оружия при нём нет.

Впервые за всё время посетитель заговорил.

- Агенты, благодарю. Господин президент, присаживайтесь, прошу вас. Обсудить предстоит очень многое.

Обращение нисколько не умалило ярость президента. Да как они посмели так с ним обращаться?

- Вы кто такой? Что здесь вообще происходит?
- Неважно, кто я. Важно то, что я представляю.
- Да? И что же?
- Некий фонд. И я - его директор.
- Директор… Знаете, директор, у вас пять секунд на то, чтобы объясниться, а потом я вызываю охрану.
- Прошу вас.

Директор жестом указал в сторону стола, агенты отшагнули в сторону, чтобы не стоять на пути. Президент подбежал к столу и хлопнул снизу по тревожной кнопке. Не прошло и пяти секунд, как распахнулись все двери кабинета и с пистолетами наизготовку ворвались 12, если не больше, агентов Секретной Службы.

Президент указал пальцем на директора и выкрикнул приказ:

- Арестовать его! И этих двух предателей заберите!

Агенты повернулись в сторону директора.

- Всё в порядке, агенты. Просто у этого больше самолюбия, чем у прошлого. Оставьте нас. - произнёс он, подняв руку со скучающим видом.

Агенты убрали оружие и тихо покинули кабинет, аккуратно закрыв за собой двери. Остались только директор, президент и два агента, которые его обыскивали. Президент был потрясён.

- Что… Что здесь творится? - сказал он, пытаясь совладать с отвисшей челюстью.

Директор указал в сторону дивана.

- Как я уже сказал, садитесь, господин президент. Нам многое предстоит обсудить.

Президенту ничего не оставалось, как усесться на ближайший диван и откинуться на спинку. Директор сел напротив него, положил на журнальный столик свой кейс и раскрыл его.

- Я представляю определённый фонд. До этого момента вы о нас не слышали, но в дальнейшем мы будем взаимодействовать достаточно плотно.
- Что вам от меня нужно? - спросил президент.
- По большей части, ничего - ответил директор. - Наслаждайтесь должностью, это легче, чем большинству кажется. Сложными вещами занимаемся мы.
- "По большей части"?
- Да. Время от времени нам будет требоваться ваша помощь. Ничего сложного, например наложить вето или не дать ход тому или иному расследованию, что-то в этом роде.
- А если я откажусь?
- Что вам известно об отключении электричества в Нью-Йорке в 1977 году?
- Гм… В Нью-Йорке тогда примерно сутки не было света, город едва не разодрал себя на части. А при чём тут это?
- Президент Картер отказал нам в одной услуге.
- И вы из-за его отказа взорвали электростанцию?
- Мы ничего не взрывали, только отключили. Видите ли, мы управляем всей энергосетью.
- По Нью-Йорку?
- По всей Земле.
- Что? Эта ваша организация - конгломерат производителей энергии? ОПЕК?
- Нет. Что вам известно о том, как производится электричество в США?

Президент всегда ратовал за экологически чистые способы добычи энергии, и дело своё знал крепко.

- В основном угольные, мазутные и газовые электростанции, потом несколько ядерных и возобновляемые источники энергии.
- Что если я вам скажу, что всё электричество в США производится на небольшом количестве реакторов холодного синтеза, а также с помощью одной захваченной нами звезды, пары разрывов в подпространстве и нескольких артефактов, принцип действия которых неизвестен?
- Что?
- Мой фонд. Мы занимаемся поимкой и содержанием некоторых необычных и опасных предметов и существ. Кое-что из этого мы используем, чтобы финансировать свою деятельность, в основном посредством продажи электроэнергии. Мы поставляем примерно 97% всего электричества в мире.
- Правда?
- Правда. И да, раз уж вы так любите экологически чистую энергию, все наши методы не загрязняют окружающую среду.
- Но… зачем тогда электростанции? - пробормотал президент.
- На самом деле они являются комплексами содержания. Нам нужны тысячи зданий большой площади, зачастую - близко к городам. Поэтому, когда мы их строим, мы называем их электростанциями. Не подумайте плохого, некоторые на самом деле производят электричество - пара десятков, по меньшей мере. Надо где-то трудоустраивать тех, кто выучился на электрика, иначе будет слишком много вопросов. Но по большей части это станции местного масштаба, не очень эффективные. Остальное электричество поставляем мы. Это покрывает расходы на нашу деятельность и даёт некоторый … способ воздействия на правителей разных стран.
- Но зачем?
- Всё просто. Кое-что из того, что мы содержим, слишком опасно, чтобы находиться на свободе. Нельзя допускать даже возможности, чтобы информация об их существовании просочилась в свет. Поэтому на свете так много так называемых атомных электростанций. Там мы содержим самые опасные объекты. Настолько опасные, что крайней мерой на случай их побега или перехода в действующее состояние служит детонация ядерного заряда.

Президент несколько секунд молчал, пытаясь уложить новое знание в голове.

- Насколько эти… эти штуки опасны?

Директор покопался в кейсе и извлёк планшетный компьютер.

- Есть безвредные, безопасные. Некоторые из них даже полезны. Но есть и другие, вроде этого, которые с радостью уничтожат всех людей на планете до единого, если им это позволить. Вот, посмотрите видео.

Он подтолкнул планшет к президенту. Тот взял планшет в руки, слегка побаиваясь того, что ему предстояло увидеть. Он нажал на кнопку воспроизведения, и на экране появилась табличка:

ТОЛЬКО ЛИЧНО
Пятый уровень допуска и выше
Устройство самоуничтожится после воспроизведения

Затем вместо таблички появилось видео с самой жуткой тварью, которую доводилось видеть президенту. Существа из фильмов ужасов меркли по сравнению с ним. Даже кошмарные сны не подходили близко. Внешне существо походило на рептилию, было, по видимости, разъярено, и хуже всего - оно говорило человеческим голосом. Запись длилась около минуты, существо выражало крайнее презрение к людям, поливало оскорблениями и угрозами своих пленителей и билось в оковах. Потом видео закончилось и пошёл пятисекундный обратный отсчёт. Президент бросил планшет на стол. Когда на экране появился ноль, устройство издало высокочастотный писк, из отверстий в корпусе повалил дым. Экран потрескался.

- Это враждебное существо проходит у нас под номером шестьсот восемьдесят два, - сказал директор, сцепив руки в замок. - Оно очень древнее, обладает развитым разумом и чрезвычайно опасно.

Президент с трудом подавил дрожь в руках.

- Насколько опасно? - спросил он, глядя на директора.

Директор в ответ взглянул ему в глаза.

- Мы не знаем, как его убить. И мы уже всё перепробовали. Оно всё время содержится в самых укреплённых комплексах, где есть ядерные заряды. В восьмидесятых годах мы держали его в Зоне 1126. В миру она известна как Чернобыльская АЭС на Украине. В 1986 году оно сбежало из камеры содержания, перебило 72 человека. Смотрителю Зоны не оставалось выбора, и он подорвал заряд.

Президент был потрясён.

- По-вашему, Чернобыльская катастрофа была вызвана тем, что ваши люди подорвали ядерный заряд в месте, где были мирные жители?

- Да. Заряд был закопан на глубине 30 метров, поэтому большая часть радиации там и осталась. Но вышло всё равно много, поэтому пришлось объяснять это сбоем реактора. И всё из-за этой твари. В тот раз мы её одолели. Её разорвало на части. Но не убило. Она регенерировала, залечилась. И более того, извлекла из этого урок. В результате этого инцидента ей больше не страшны ни радиация, ни сверхвысокие температуры.

Услышанное президенту совсем не нравилось.

- Но если у вас есть такие возможности, есть ядерное оружие - зачем вам я?

Директор посерьёзнел.

- Просто. Время от времени вам на стол будут попадать определённые отчёты. Необъяснимые феномены, загадочные существа. НЛО, снежный человек - что угодно. От вас требуется объявлять эти отчёты вымыслом или подделками, а потом докладывать ближайшему агенту Секретной Службы. Они работают на нас. - Президент рассержено подался вперёд, но посетитель продолжил. - Ради вашей же безопасности, не беспокойтесь. Их специально обучали бороться с подобными вещами, если вдруг они станут угрожать вам. Эти люди тренированы лучше всех, кто служит под вашим началом. Но не перепутайте - подчиняются они мне.

Президент снова оглядел двух агентов. Те стояли по углам, взирая на комнату из-за крупных солнцезащитных очков. Президенту показалось, что деваться некуда. Положение безвыходное. Те, кто должен его защищать, работают не на него.

- В общем, если поступят сведения о чём-то "паранормальном" или "сверхъестественном", разбираться с этим - наша задача, - продолжил директор. - Ваша задача - притворяться, что ничего такого нет. Выполняйте её, и в Америке будут гореть лампочки и работать телевизоры.

Он сгрёб останки планшета в кейс, щёлкнул замком.

- Итак, вы всё поняли, что я вам сейчас сказал?

Президент помедлил, глядя на собеседника.

- Всё. Что дальше?

Директор поднялся и направился к выходу.

- Официально - ничего. Мы больше не увидимся. Вы будете заниматься своей работой, мы - своей. Мы будем защищать вас и вашу страну от тех угроз, о которых вы даже не подозреваете. Но ни при каких обстоятельствах не пытайтесь обсуждать это с кем-то, кто не состоит в Секретной Службе. Нам уже доводилось смещать президентов. Работа не из приятных, но при необходимости мы её выполним. Агенты.

Агенты подошли к двери, открыли её перед начальником. Директор шагнул в дверной проём, но затем остановился и обернулся.

- А, и поздравляю с избранием. Добро пожаловать в Белый Дом.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License