Третья смерть
рейтинг: +4+x

Дряхлый мешок плоти, в котором ютилось сознание Амоса Маршалла, протяжно застонал - чувствовал он себя неважно. Это не было ему в новинку, в конце концов, он чувствовал себя неважно на протяжении всей последней сотни лет. Свежее юное тело, сидящее напротив Амоса, взглянуло на старика с лёгкой брезгливостью. Амос ответил ему тем же. Мальчишка был для него всего лишь батарейкой, которую через несколько мгновений он собирался разрядить до нуля.

Скрипнула деревянная дверь и новейшее тело Рупрехта Картера вкатило в помещение новейший вариант душесоса. Разумеется, это не было официальным названием прибора, но Амос никак не мог заставить себя думать о нём в каком-то другом ключе. По его представлениям, понятие "душа" было наиболее близким к "жизненной энергии" и воспоминаниям. Картер отцепил от машины подкожные шприцы, затем щёлкнул несколькими тумблерами, и прибор начал издавать электрическое гудение. Донор обратился к Картеру:

- А это точно безопасно?

- Абсолютно. Мы проделывали это множество раз, э-э-э…

- Майкл.

- Майкл! Точно, Майкл, приношу извинения. В общем, не волнуйтесь, в этом деле мы профессионалы. А теперь напомните, какой объём вы хотите сдать сегодня.

- Ну, думаю, потеря нескольких литров крови мне не повредит.

- Эм… Вы же понимаете, что в теле человека всего около пяти литров крови, да?

- Оу. Ну, тогда стандартную норму.

Амос Маршалл хихикнул, насколько позволяла его истощённая грудная клетка: для остальных это выглядело просто как слабый кашель. Майкл смотрел на него с откровенным презрением; он слегка вздрогнул, когда Картер вставил иглу в его вытянутую руку. Амос тоже поднял свою дрожащую руку, и Картер осторожно ввёл иглу под его пергаментную кожу.

Майкл и Маршалл наблюдали, как Рупрехт Картер снова возвращается к панели с тумблерами. К тому времени гудение прибора превратилось в слабое жужжание, а механические детали машины набирали обороты. Картер повернул ещё один тумблер, и между двумя частями прибора зажглась электрическая дуга, которая, однако, почти сразу же погасла. Картер поморщился и повторно задействовал тот же тумблер. На этот раз соединение удержалось: мерцающий разряд соединил два электрода. Майкл нахмурился.

- Выглядит не очень-то безопасно.

- Всё в порядке, не волнуйтесь.

Картер понятия не имел, почему для работы прибора обязательно была нужна видимая электрическая дуга. Почти все внесённые в него модификации были сделаны опытным путём и основывались на первоначальной конструкции Дарка. Они пробовали использовать медный кабель, но с ним прибор просто не работал. Картер ухватился за большой рубильник в правой части машины и улыбнулся Майклу.

- Готовы?

- Конечно.

Улыбка Картера расширилась, когда он дёрнул рубильник. Под кожей Майкла возникло тянущее чувство. "Это просто выходит кровь", - предположил он. До этого Майкл ни разу не сдавал кровь и поэтому сильно нервничал. Мистер Картер был с ним очень любезен: он рассказал Майклу о порядке проведения процедуры и объяснил, сколь много она значит для старика. По правде говоря, мистер Картер сказал, что они намереваются перелить кровь из одного тела в другое напрямую! Её не нужно нигде хранить, она сразу пойдёт из его вен в тело того, кто в ней нуждается. Майкл, будучи доброй душой, с радостью согласился помочь.

Машина работала всё громче. У Майкла начала слегка кружиться голова. Он опустил взгляд на свои руки и заметил, что в его глазах немного помутилось. Всё ведь из-за потери крови, да? Это бы заодно объяснило, почему на его руках начали появляться морщины. Как на винограде, из которого специальная машина откачивает сок, чтобы получить изюм. Майкл был почти наверняка уверен, что именно так изюм и делают. Разумеется, его кожа чуть-чуть обвиснет, ведь из него выкачивают кровь. Ну и что? Это ерунда.

В горле Майкла немного пересохло. Он попытался выделить немного слюны, но не смог. Помутнение в глазах становилось всё сильнее, Майкл уже едва мог различить прибор - спасало лишь то, что тот начал испускать слабое зеленоватое свечение. Майкл чувствовал, как его кожа становится всё более и более дряблой, как коченеют пальцы рук и ног, как затрудняется дыхание, как сердце всеми силами пытается продолжать биться. Когда зрение Майкла угасло окончательно, он начал подозревать, что, быть может, это и не машина для переливания крови.

Это совсем не машина для переливания крови.


Амос Маршалл потёр предплечье, которое до сих пор немного ныло от иглы Что ж, несколько лет он себе вернул: достаточно, чтобы можно было встать и самостоятельно пройтись. Амос потянулся и почувствовал, как хрустят его суставы. Он подошёл к бару; Рупрехт сидел за стойкой и потягивал скотч. Взглянув на Амоса, он ухмыльнулся.

- Ну что, старик, чем травиться будешь?

- Портвейном, пожалуй. Теперь-то у меня печёнка хоть куда.

Картер подошёл к барному шкафу и снял с верхней полки бутыль из толстого стекла. Из-под стойки он извлёк штопор, которым открыл бутылку, после чего принялся медленно наливать её содержимое в стакан. Заполнив стакан наполовину, Рупрехт протянул его Маршаллу. Амос принял напиток из рук приятеля и осторожно пригубил напиток. Сразу глотать, однако, он не стал, вместо этого Маршалл прополоскал жидкостью нёбо, пытаясь хоть как-то пробудить вкусовые сосочки. Безрезультатно. Амос проглотил портвейн залпом и поставил стакан обратно на стойку.

- Нет, ничего не чувствую.

- Жаль. Винцо-то ненамного моложе нас самих.


ПОЛОЖЕНИЕ 279.1
В случае смерти (или наступления близкого к смерти состояния, которые определены в положении 3.7) одного из господ (а именно: Амоса Маршалла, Рупрехта Картера, Персиваля Дарка) компания "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" должна быть передана во владение двум оставшимся в живых господам (Маршаллу, Картеру, Дарку).

ПОЛОЖЕНИЕ 279.2
В случае смерти (или наступления близкого к смерти состояния, которые определены в положении 3.7) двух или более господ (а именно: Амоса Маршалла, Рупрехта Картера, Персиваля Дарка) компания "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" должна быть передана во владение прямым потомкам каждого из господ (Маршалла, Картера, Дарка), согласно указаниям, приведённым в положениях 279.3, 279.4 и 279.5. Если один из господ останется в живых, то он теряет свою долю в компании "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" и всех её фондах.


Амос зашёл в комнату, где своей очереди уже дожидался следующий донор. Увидев Амоса, он улыбнулся.

- Мистер Маршалл, я полагаю?

- Да, это я. А вы?

- Раймунд Эдер, сэр.

Раймунд протянул руку, Амос быстро пожал её и сел напротив. Тем временем Картер уже вкатил машину и включил её - гудение уже начало нарастать. Амос поднял свою руку, и Рупрехт осторожно вставил иглу в то же место, что и раньше. Раймунд стиснул зубы, когда Картер проделал аналогичное действие с его рукой.

Амос уставился в стену. Ещё несколько таких перекачек и всё. По крайней мере, на какое-то время. Даже с омоложениями клетки его тела оставались старыми и работали соответственно. Амос старел примерно на год всего за одну неделю. Поэтому каждые несколько месяцев приходилось собирать доноров - наивных людей, оказавшихся в затруднительном положении, бродяг и одиночек, которых никто не будет искать. И благодаря им Амос мог вновь ощутить себя молодым.

Картер щёлкал тумблерами, медленно пробуждая машину к жизни. Гудение переросло в треск, треск - в жужжание, а жужжание становилось всё выше и выше, пока не превратилось в едва различимый человеческим ухом звук, который большинство людей сочли бы звоном в ушах. Поворот ещё одного тумблера - и вот между электродами повисает электрическая дуга, замыкая цепь. Картер ухмыльнулся и перевёл взгляд на обречённого человека на стуле.

- Все готовы?

Картер дёрнул рубильник, и откачка началась.

От машины потянуло слабым запахом горелой электроники, на который, однако, никто не обратил внимания.


ПОЛОЖЕНИЕ 279.3
Доля Амоса Маршалла в компании "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" должна быть передана старшему из его прямых потомков мужского пола, при этом его возраст не должен превышать 25 лет.

ПОЛОЖЕНИЕ 279.4
Доля Рупрехта Картера в компании "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" должна быть передана старшему из его прямых потомков мужского пола, при этом его возраст не должен превышать 25 лет.

ПОЛОЖЕНИЕ 279.5
Доля Персиваля Дарка в компании "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" должна быть передана его потомку, Айрис Дарк, которая родится 12 декабря 1993 года н.э. в больнице Синглтон, Суонси, Уэльс.

ПОЛОЖЕНИЕ 279.6
До момента передачи прав собственности управление компанией "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" осуществляется незаинтересованной третьей стороной, подробности описаны в положениях с 282.1 по 282.27.


Рупрехт Картер очнулся с ощущением, будто кто-то выстрелил ему в голову.

Чувства его не обманули - кто-то действительно выстрелил ему в голову.

Рупрехт застонал, переворачиваясь на спину. Он вытер со лба кровь и осколки костей и осторожно потрогал открытую рану. Ожогов не было, значит стреляли не в упор. Череп вроде бы цел, только немного потрескался вокруг раны. Чистый выстрел - пуля вошла точно в центр лба. Но выходного отверстия нет, а это означает, что она застряла в его мозгу. Рупрехт издал ещё один стон.

- Только не снова.

Конечно, рана была не смертельна: в конце концов, Картер вообще не пользовался мозгом этого тела. Проблема была в отверстии во лбу - настолько явно повреждённую оболочку едва ли можно дальше использовать. Люди же будут коситься. Рупрехт протёр глаза и огляделся.

Амос Маршалл был мёртв.

Его тело высохло и сморщилось, пустой взгляд ничего не выражал, руки безжизненно свисали с подлокотников. Стул напротив был пуст. Машина была уничтожена - и, похоже, уже не подлежала ремонту. Всё выглядело так, будто кто-то решил воспользоваться ей в качестве барабанной установки, вот только вместо палочек использовал биту. Картер заставил себя подняться и с хрустом распрямился. Затем он склонился над телом своего бывшего друга, забрызгав его кровью из раны на лбу, и приложил два пальца к его шее, проверяя то, что было и без того ясно.

- Чёрт.

Воспоминания Картера обрывались на моменте включения машины. Должно быть, тот человек - его имя Рупрехт даже не пытался запомнить - что-то с ней сделал. В следующий раз нужно тщательнее отбирать кандидатов, проводить более подробные проверки их прошлого, изучать их от и…

И тут Картер понял, что следующего раза не будет.

- Чёрт. ЧЁРТ.

Картер приложил ладонь ко лбу, пытаясь удержать кровь достаточное время, чтобы она свернулась. Всё ещё немного не в себе, он двинулся к двери, за которой слышался какой-то шум. Подойдя к ней, Картер повернул позолоченную ручку и толкнул дверь. В комнате было полным-полно фигур, похожих на людей - на первый взгляд они казались достаточно похожими. У всех них была бледная, почти белая кожа, на каждом был надет чёрный костюм, в руках у каждого находился большой чёрный чемодан, и каждый из них общался с другими, издавая странные тихие звуки, напоминающие чириканье. Все они стояли лицом к двери - хотя лицом назвать это было сложно, поскольку у них оно состояло лишь из плоти, покрытой гладкой кожей. Когда Рупрехт открыл дверь, существа замолкли.

Картер вспомнил положение 279.2.

Его руки опустились, и из раны на лбу начала вытекать кровь и мозговая жидкость. Существа потеряли к нему интерес и зачирикали снова.

Доля Рупрехта Картера в "Маршалл, Картер и Дарк, Лимитед" больше ему не принадлежала.

- Будь оно всё проклято.


« Третья смерть | Пути и заветы | Скиттер Маршалл »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License