"Бог умер: теперь хотим мы, чтобы жил сверхчеловек"
рейтинг: +22+x

Дело №356-04: Опись предметов, найденных в ОВА (область возможной аномалии)

Предмет №1 (из 27)
Блокнот на девятнадцать (19) листов, 15х10 см, без обложки. Бумага нелинованная, жесткая, пузырится, покоробленная от влажности. Записи перемежаются рисунками, сделанными твёрдым карандашом (копии переданы в архив).
Записи не датированы, период между ними можно определить приблизительно, исходя из содержания.

Данный документ представляет собой выдержки из записей в блокноте. Часть данных повреждена из-за огня. Наиболее пострадали записи вблизи середины блокнота - очевидно, он был раскрыт во время пожара. Квартира, в которой произошел пожар, принадлежит [УДАЛЕНО], который сдавал её в аренду неустановленному лицу (владелец не смог ни сообщить паспортные данные постояльца, ни дать его приблизительное описание, результат теста на использование амнезиаков отрицательный).

Меня выперли с работы. Да, хорошее вступление для первой страницы дневника.
Впрочем, бывало и похуже.
Забавно. Я собрал свои вещи и свалил оттуда, никого не предупредив, а все равно считаю, что меня выперли. Да, так оно и работает. Тебе намекают, не то что бы настойчиво, но общий курс дела ты понимаешь сразу. Фактически, меня с треском уволили.

[СТРАНИЦА ОТСУТСТВУЕТ]

Заказчикам не нравятся мои работы. Они их не понимают, и я их не виню — потому что сам зачастую их не понимаю. Это чистый полет фантазии, ты пропускаешь через себя Вдохновение, полностью отдаешься Творчеству и делаешь свою работу. А дальше остается только надеяться, вынесет тебя этот поток на прибрежные скалы или в мирную бухту.
Функциональность? И это все, что вам надо? Тогда сожгите все картины, какие только найдёте, ибо единственное, на что они годятся в практическом смысле - закрывать дыру в стене.

[Сбоку от текста небрежный абстрактный рисунок, состоящий из коротких, изогнутых линий, расположенных таким образом, чтобы создать вертикально расположенную вытянутую спираль, сужающуюся к концам наподобие двояковыпуклой линзы]

Я творец и заслуживаю признания. Нет, не так. Пускай ко мне хотя бы относятся по-человечески! [Запись несколько раз перечёркнута ручкой]

Хорошо, я успокоился, сходил в магазин за вином, благо деньги с последней получки еще не иссякли. Отключил телефон.
Я вчера психанул. Но было из-за чего. Может быть, я слишком близко к сердцу принимаю свои проблемы. Как бы то ни было, возвращаться я не собираюсь. Открою своё дело. Инструменты и оборудование есть. Идей - куча. Заказчики найдутся.
Всё-таки чертовски приятно работать на самого себя. Никто тебя не донимает сроками, идиотскими предложениями, требованиями и условиями работы. Свобода! А ещё тут гораздо спокойнее. Тише — уж точно.

[Рисунок глаза, веки и кожу вокруг которого раздвигают в стороны три миниатюрные трехпалые руки без отстоящего большого пальца. Зрачок расширен и чуть сплюснут с боков]

Закончил делать наброски идеи, которую обдумывал весь последний год. В процессе добавилась пара интересных деталей, но над ними ещё стоит поразмыслить. Бумаге такие вещи пока доверять нельзя.

Съездил в магазин за стяжками. Удобная штука. На кассе стояла милая девушка. Была весьма приветлива. Не знаю, не уверен [НЕРАЗБОРЧИВО]

Ещё немного поработал над набросками, на этот раз, на бумаге. Всё-таки в текущем виде конструкция довольно неустойчивая.

Снова поход по магазинам. Купил газ для горелки, ну и заодно немного припоя. Деньги приходится экономить.

Нужен материал. Без него никуда. На работе его выдавали. Теперь нужно искать самому. Пойду пройдусь по рынку. Надеюсь, мне повезет.

Неожиданно снова встретил ту девушку из магазина. Разговорились. Не знаю, чем я ей приглянулся, но сам от этой встречи получил несказанное удовольствие. Она вдохновила меня на пару идей. Взял её номер. Пожалуй, не буду использовать свой старый телефон. К черту ту жизнь. Воспользуюсь при необходимости городским.

Начал собирать каркас, пока что всё держится на стяжках, пайке и честном слове. Надо будет переделать при первом удобном случае. Потом, быть может, и вовсе от него откажусь - если все сработает как надо.

[Женское лицо. Графит смазан пальцем, из-за чего черты лица сильно размыты]

Снова весь день в разъездах. Купил медные прутки. В такую жару отыскать их непросто. Денег в обрез.

Кустарщина, но что поделать. Когда закончу, в лепешку разобьюсь, но это будет выглядеть как профессиональная работа. Между тем, все ещё нужен материал. Нельзя больше ждать, пора делать первые шаги.

Связался с товарищем по работе, попросил помочь с материалами. Вроде бы не против, договорились о встрече. [Сбоку приписка беглым почерком “Мудак. Сам виноват.”]

А, черт, я давно так не смеялся. Оторвал дверной косяк, приладил в качестве опоры. Хозяин квартиры будет в ярости, но мне плевать. Когда я закончу, у меня будет столько денег, что я смогу купить хоть эту квартиру, хоть его самого со всеми потрохами.

Позвонил той девушке, она, к моему удивлению, согласилась встретиться на выходных. Надоело сидеть в одиночестве. Эх, плакали мои сбережения.

Продолжаю работать. Уже кое-что интересное, по крайней мере, не стыдно показать людям. Думаю, она оценит перспективы.

Встретились, пошли в ресторан обедать. Мило пообщались, я рассказал ей о своей работе, предложил зайти, посмотреть. Кажется, она ко мне относится чуть настороженно, но всё-таки согласилась. Ну, оно и понятно, она меня видит третий раз в своей жизни. Пообещал держать руки при себе. Хотя, там вроде бы оставалось вино.

[Женская обнаженная фигура, сквозь тело которой растёт колючий кустарник. Наибольшая концентрация стеблей наблюдается в районе сердца, которое служит точкой опоры для висящего в “воздухе” тела и головы, где растение стилизовано под волосы. Ноги сведены, руки воздеты вверх.]
[СТРАНИЦА ОТСУТСТВУЕТ]

Наконец-то нашел материал. Обошлось не такой уж и дорого, хотя можно было бы достать дешевле. Он довольно качественный - по крайней мере, когда я прикладывал заготовку к каркасу, смотрелось неплохо. Тяжелая, зараза, ну ничего, это поправимо. Кое-чего, однако, по-прежнему не хватает. Самого главного

Разметил кожу. Оказалось, что это делать гораздо удобнее, если наклеить поверх неё малярный скотч и чертить уже по нему.

Жара. Хорошо хоть в ванной комнате прохладно, благо я из неё практически не вылезаю, думаю, как мне организовать все стадии процесса. Делать ничего не хочется.

[Небрежный рисунок: стилизация некой фантастической хищной птицы под феникса]

Сегодня пришли люди с работы. В самый неподходящий момент. Наверное, мой коллега постарался. Шеф хочет, чтобы я вернулся. Я занят. Захлопнул перед их носом дверь, пускай бесятся.

Стоило приступить к главному, как оказалось, что инструменты затупились. Печально, придется потратить ещё один день на заточку/доводку. Жара и не думает отступать, так что отсиживаюсь в ванной комнате. Притащил заодно сюда свою заготовку и уложил её в ванну, так что теперь помыться я не смогу. Велика беда. Зато работать удобно.

Приступил к осно[ДАННЫЕ ПОВРЕЖДЕНЫ] Кожа режется довольно легко и ровно, у ножей хорошая заточка. Малярный скотч оставил немного клея, но это поправимо.
Соседи жалуются на шум. Имею полное право, одиннадцати часов ещё нет. Ладно, у меня пара ку… [ДАННЫЕ ПОВРЕЖДЕНЫ]…еридола осталось.

В процессе решил растянуть заготовку до двух метров, благо готовый объект все равно будет на неподвижном креплении. Надо подумать, как я могу облегчить его.

Сделал отверстия под крепления и прошёлся по ним выжигательным аппаратом, чтобы края не деформировались в процессе. Пока что выглядит неаккуратно, но посмотрим, может, со временем пройдет. Сшиваю края.

Поработал пилой, было много отходов, заготовка стала определённо легче. Как же я ненавижу делать уборку. Обработка краев.

Наконец-то дождливые дни, можно перебраться обратно в гостиную. В ванной негде развернуться, а в центре комнаты в самый раз, да и ванна уже нужна. Неплохо было бы её почистить.

Раздвинул [ПОВРЕЖДЕНО]…стороны, на манер крыльев. Коротковаты, конечно, наращу за счет трубок, дабы выглядело достойно и достоверно.

…Вставляю в прорези проволоку, формируя узор. Довольно простые мотивы, но смотрится неплохо. Площадь довольно большая, работы хватает.

Собираю все воедино. Хорошо, что я утащил с работы немного крепежа, иначе это все бы просто развалилось. Должно хватить.

Сегодня проделал самую сложную операцию: расплавил металл, влил его в форму, извлек, очистил, уточнил форму штихелями, вновь разогрел и установил на место. Всё-таки не зря я навестил коллегу, без его помощи, хоть и косвенной, фига-с-два мне бы это удалось сделать. Можно и отдохнуть.

[Рисунок двух рук, держащих блокнот и карандаш “от первого лица”. Карандаш находится в левой руке, блокнот, соответственно, в правой. Блокнот пуст. Примечательно то, что руки от кистей до локтей покрыты человеческими глазами. Их взгляд обращён к зрителю.]

Снова приходили с работы. В этот раз они были настойчивее. Возможно, стоит вернуться, если ничего не получится. Деньги почти вышли, а шеф явно мной не доволен.


[Вложена салфетка из ресторана со следующей записью]

Лица, слишком много лиц проходят мимо окон. Разных лиц. Уникальных лиц, которые смазываются в памяти в бесформенную массу. Возьми из этой массы нос, и ты не сможешь узнать, чей это нос. Посмотри на губы, чьи же они? Форма лица, черепа? Но возьми из этой массы глаза, одни лишь глаза, и сразу узнаешь, чьи они. Значит, глаза есть суть лица.


Плохо дело. Хозяин квартиры позвонил на городской, сказал, что через неделю приедет для проверки помещения. А у меня тут творческий беспорядок.
Ненавижу влажную уборку.

Кончились сигареты. Поймал себя на том, что уже час только и делаю, что впустую чиркаю зажигалкой. Надо заканчивать работу.

Начал впадать в странную апатию. Сижу напротив работы и смотрю на неё. Смотрю. Мне даже кажется, что она смотрит на меня в ответ, хотя это невозможно.

Денег нет. Вообще. Еда тоже кончилась. Впрочем, это только добавит работе остроты. Многие творческие люди прибегали к голодовке.

Снова приходили соседи. Как же они мне надоели. Хорошо, что я скоро закончу со всем этим.

Заставил себя вернуться к работе. Всё-таки, музыка этому немало поспособствовала. Старые добрые Криденс. Довёл конструкцию до ума, сделал последние фиксации, добился тех естественных линий, которые изначально задумал. Кажется, что оно застыло в движении.

Надо прекратить смотреть на пламя горелки. Расход газа слишком велик. Нужно доделать работу.

До дедлайна осталось двое суток. Я перестал чувствовать голод, это хорошо. Хорошо. Да. Мне повезло, в её сумочке лежал набор косметики, мне не придется покупать новую. Нужно провести финишную обработку поверхности.

Я ловлю её взгляд. Она молчит и наблюдает за мной с немым укором. Я ничего не могу поделать. Я думал, я могу вдохнуть в работу жизнь, сделать её чем-то большим, нежели коммерческий продукт. Нет, не в этот раз. Это провал. Вдохновения нет. Поток выбросил меня на берег в середине пути - пустого, изможденного, избитого.


[В дневник вложен оторванный кусок обоев, данный текст написан карандашом на обороте]

Созидание - странная вещь. Чтобы создать порядок, организованную систему, необходимо разрушить старую. Ювелир пилит, режет грязную породу, что бы найти в ней маленькое тусклое блестящее пятнышко, добывает его, разрушает его природу и дает ему новую форму и смысл. Пятнышко в грязи становится драгоценным камнем, сверкающим и прекрасным. Новая ступень, новое качество.


Я смеюсь. Я смотрю на неё, она на меня, и я смеюсь. У меня кончается в легких воздух, а я смеюсь. При каждом "ха-ха" в животе раздается резкая боль. Наверное, язва. К черту её, я смеюсь. Я рассыпаю на полу муку дорожками. Я смеюсь.
Я вставляю спички в рыхлый слой муки, вставляю рядами, смеюсь, опрокидываю парочку, вставляю обратно и снова смеюсь.


[Вырванный из блокнота лист]

Вся суть находится в сознании. Человеческий разум - могущественный инструмент, и уморительно смешно наблюдать за моими коллегами, которые не замечают этого. Разум обладает теми инструментами, о которых они и не подозревают. Я убеждён, что все странное, что случается в нашем мире, рождается именно в чьем-то разуме и проецируется в физическую реальность. Эмоции, мысли, вот рычаги управления этим. Мои эмоции и мысли в том числе? Пожалуй. Но я играю роль проводника, я не источник.


Ряды спичек образуют спирали, плетения, линии. Спички стоят головка к головке. Я отвлекаюсь на дневник, чтобы записать весь процесс. Нельзя пропустить деталь. Я уловил суть. Я понял, почему мои предыдущие работы были провалом. Они были пустые. Они были без жизни. Я воображал себя Творцом, а был лишь ребенком, слепившим куличик. Заказчикам не нужна пустота и красивая форма. Им нужна новая ступень. Новое качество. Новая ступень. Новое качество.
Она смотрит на меня, хотя смотреть не может. Она не может говорить, но я знаю, она говорит. Она говорила всегда, она говорит и сейчас.
Я сваливаю разный хлам у её ног. Все сходятся к ней. Она не мертва, она смотрит за мной, хотя смотреть не может. Но ей нужен всего один миг, чтобы стать чем-то новым. Один короткий, прекрасный миг.
Необходимо разрушить старую форму, чтобы сделать новую.
Бензин дорогой, он плохо пахнет. Кустарщина. От начала и до конца.
Надо все записать. Надо. Необходимо. Надо. Необходимо.

Я снова подолгу смотрю на огонь зажигалки. Газ уже кончается, приходится делать перерывы, я знаю, что если передержать пламя, то расплавится крепление колесика, разожмётся пружина, которая и вытолкнет зубчатый барабанчик, и зажигалка станет бесполезна. Наконец, огонек сделался совсем крохотным. Я поджёг спичку, знаменующую начало нового пути.
Горящий эффект домино. Я, словно завороженный, слежу за шипящей дорожкой. Очень жаль, что спички догорают слишком быстро. Путь огня разделился надвое, а потом ещё раз надвое, окружая Её, но не приближаясь, играя. Шипение горящих спичечных головок стало монотонным, оно окружает меня, проникает под кожу.
Одна из дорожек дошла до занавесок. Другая дорожка скользит к дивану, оставляя на муке коричневые подпалины. Диван вспыхивает мгновенно, я не пожалел топлива. Освещение готово.
Две дорожки из спичек свиваются в спирали вокруг неё. Кустарщина. Но я уловил суть.

Топливо вспыхивает невозможным для него пламенем, поджигая гору хлама у её ног. Окровавленные драпировки, сделанные наспех из занавесок, сгорают, обнажая её тело. Медные стержни, каркасом удерживающие ребра в заданном положении, плавятся. Деревянные подпорки рассыпаются в пепел. Медные штифты расплавленными змейками проникают в её нутро, которое теперь напоминает раскалённое жерло горна. Цепи падают на пол. Чёрный металл выделяется на фоне раскаленной плоти, которая уже не плоть.
Она смотрит на меня новыми глазами, которые я ей дал, которые, наконец, обрели жизнь, и я смотрю на неё.
Теперь она может видеть.
Через мгновение она рассыпается в прах.

Это очень забавно — записывать каждый свой шаг. Для кого я это делаю? Думаю, для тебя.

Я возвращаюсь на свою работу.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License