Мы отклонили эту теорию
рейтинг: +6+x

— Вы собираетесь пнуть ногой муравейник, вы это понимаете? — спросил генерал Пендергаст, подняв голову от отчёта.

Доктор Рекс засмеялся.

— Да, я не могу ничего поделать с тем, что доктор фон Шмидт такой идиот, как и с тем, что так много глупцов прислушались к его нелепым идеям, — Пендергаст покачал головой. — К тому же, генерал, вы просто хотели реалистичной оценки. Вот, получите.

Пендергаст вздохнул.

— Рекс, задача проекта Хеймдалль в том, чтобы оценить риски. Совет O5 относится к "Разрушителям", упомянутым в SCP-1050, очень серьёзно, и…

— Ах да, "Разрушители". Мифическая противоестественная и мерзкая раса, якобы живущая в неком "Царстве Тьмы". Мы отклонили эту теорию, генерал, — сказал Рекс. — Нет ни малейших доказательств в пользу того, что инопланетяне каждые от пятидесяти тысяч до пятидесяти миллионов лет нападают на Землю, и уничтожают большую часть жизни. Ни малейших! Не считая, конечно, одного артефакта, которые делает громкие и неподтверждённые заявления. Каждое крупное вымирание в истории нашей планеты вызвано одним и тем же фактором? Да ерунда же!

— А как насчёт передачи? — спросил Пендергаст.

— А что "передачи"? Это три слова на древнем диалекте, из которого впоследствии развилась латынь, и сотня чисел после этих слов, — ответил Рекс.

— И некоторые из этих номеров в восьмеричной системе равны числам на обелиске, — раздражённо добавил Пендергаст.

— Ну и что? — спросил Рекс. — Больше половины из них — не равны.

Пендергаст помассировал седеющие виски.

— Доктор, а вы не думаете по этому поводу, что по крайней мере теоретически возможно, что…

— Нет, генерал, не думаю, — Рекс раздражённо вздохнул. — Давайте разберёмся: что нам известно наверняка — не что предполагает фон Шмидт, а что именно нам известно.

— Ладно.

— Обсидиановый обелиск огромного размера, покрытый множеством надписей на разных языках, говорящих об одном и том же, а также необъяснимым образом испускающий сигнал, который почему-то совпадает с тем, что иногда принимают радиотелескопы, — начал Рекс. — И что нам говорит этот текст?

Рекс подошёл к доске в кабинете Пендергаста и взял в руки кусок мела.

— "Бойтесь Разрушителей". Ладно, хорошее заявление, очень ценное. "Миллионами приходят Они из Царства Тьмы, что простирается там, где не сияют звёзды". Миллионы. Хорошо. Вероятно, это гипербола. Кроме того, где находится это самое "Царство Тьмы"?

— Космос, — ответил Пендергаст.

Рекс снисходительно посмотрел сквозь очки на генерала.

— Действительно? Обратите внимание, "там, где не сияют звёзды". Нет такого места на нашей планете, где бы 48 тысяч лет назад ночью на небе не было бы видно звёзд. Да, сейчас мы знаем о межгалактических пространствах, но в те времена? Быть не может. Мы же не в каком-то космооперном фильме ужасов, генерал. Нет, если вам нужно тёмное место без звёзд из примитивного кругозора людей палеолита, то это будет либо подземелье, либо подводное царство. Посмотрите на мифологические описания подземного мира. Например, на Аид или Нифльхейм. А Фонд потратил десятилетия на поиски подземных и подводных монстров. Наверняка мы бы заметили их, если бы они исчислялись миллионами.

— Хорошо, двигаемся дальше. "Тысячи поколений дремлют Они, выжидая". Это снова гипербола. Ни одно человеческое общество не вело записи, и даже не хранило устные традиции более 25 тысяч лет. Помните, письменность существует лишь последние десять тысяч лет, — сказал Рекс.

— Но письмена на обелиске… — возразил Пендергаст.

— Ну и что, может, надписи магическим образом появились за одну ночь? Разве мы их сделали? - спросил Рекс. — Хорошо. Краткое описание мира, процветания, бла-бла-бла. "Затем настают Тёмные Времена; когда Они возвращаются. Они отбраковывают и сжигают. Они искажены и противоестественны, огромней любого смертного, и ходят тропами, что за гранью привычного, и рождаются неестественно. На каждом пальце огромных лап воителей адских железный есть коготь, острое жало мечеподобное. Сказано, что даже лучший клинок на свете не может сравниться с когтистыми лапами человекоубийц". Этот текст также содержится в Беовульфе, который, я могу вам напомнить — фантастика!

— Тогда вполне возможно, что автор Беовульфа знал об обелиске, или о тогдашней версии тире-два, — ответил Пендергаст. — Это вполне может быть. Вспомните, что одно из сообщений на обелиске написано в 985-м году, шведскими рунами раннего Средневековья.

— Хорошо, — сказал Рекс, - Не считая того, что "Беовульф" — это легендарный гаутский герой. Который жил примерно тогда же, когда легенда была впервые рассказана.

— Мы так полагаем, — парировал Пендергаст.

— Даже если Грендель, или его мать, или они оба были Разрушителями, я не говорю, что я в это верю, даже это подтверждает теорию о подземном или подводном происхождении Разрушителей. Вспомните, ему пришлось преследовать мать Гренделя до её логова, которое находилось под озером, — сказал Рекс. — Ничего внеземного.

— Эх, — сказал Пендергаст. Об этом моменте в тексте он никогда не задумывался.

— Да, — сказал Рекс. — Я по-прежнему не считаю, что эти Разрушители реальны, или что они являются пришельцами, но это не оправдывает плохой анализ ситуации. По крайней мере это фон Шмидт мог бы сделать правильно. Во всяком случае, исходя из описания, мы можем сделать вывод, что эти предполагаемые Разрушители должны быть большими, ужасными монстрами. Если бы я показал первобытному человеку танк, как вы думаете, что бы он сказал? Но вы можете уничтожить танк с помощью базуки, генерал.

Пендергаст встал, и взял кусок мела:

— А как насчёт второй части, Рекс? "Вставали против них армии и падали, будто косой скошенная трава — сказано, что армии Аморы и Сухдома, каждая в десять тысяч числом, уничтожены были за время между восходом и закатом солнца".

Рекс был разочарован.

— Если у вас будет сотня танков, и вы выставите их против двадцати тысяч парней с копьями и луками, то как вы думаете, каков будет результат? Генерал, когда в последний раз вы слышали о том, как копьеносец сразил в битве танк?

— Танки? В древние времена? — недоверчиво спросил генерал.

— Инопланетные захватчики? — парировал доктор. - Я не говорю, что эти "Разрушители", если они, конечно, существуют, были танками или чем-то в этом роде. Моя точка зрения, что они могли бы быть чем-то, что (по-видимому) не имеет никакого отношения к десять-пятьдесят. Они могут быть даже чем-то, с чем Фонд уже столкнулся, и уже поставил на содержание.

Пендергаст поднял свои брови:

— Например?

Рекс фыркнул:

— Вы хотите, чтобы я делал догадки? Я не знаю, может как шесть-восемь-два. Или один-семь-три, может быть? Или Авель? Честно говоря, я не знаю. Но мы не знаем, где именно любой из этих объектов был пятьдесят тысяч лет тому назад. Может, это был пра-пра-пра-прадедушка объекта шесть-восемь-два!

— Вы изложили свою точку зрения, Рекс, — тихо сказал Пендергаст.

Не обращая внимания, Рекс бормотал дальше:

— Просто тот факт, что мы "знаем", или точнее говоря, "твёрдо убеждены", что имеет место некоторая угроза, ещё не означает, что мы имеем хотя бы смутное представление о том, какой именно характер имеет эта угроза.

— Рекс…

Рекс не показывал никаких признаков того, что он собирался завершить свою беспорядочную тираду:

— У нас полно информации об этом объекте — я имею в виду, достоверных знаний, а не предположений, — но мы не знаем, существует ли угроза, и тем более не знаем, какой эта угроза может быть!

— Хватит! — крикнул Пендергаст. Рекс заморгал; он был так погружён в свои мысли, что генералу пришлось повысить голос, чтобы вырвать его из них. Вернувшись к своему обыкновенному тихому голосу, Пендергаст спросил:

— Как насчёт связи с Содомом и Гоморрой?

— Генерал, вы считаете, что библейские сообщения об уничтожении этих городов огнём и серой суть буквальная истина? — спросил Рекс. — О том, что Всевышний решил поразить их? Само их историческое существование с точки зрения археологии спорно. Библия говорит, что они были расположены возле Мёртвого Моря, но мы не находим никаких доказательств того, что они действительно там были.

Пендергаст кивнул; каким бы Рекс ни был мелочным, высокомерным и грубым в обращении с людьми, сейчас он был прав.

— Кроме того, если анализ фон Шмидта верен (например, мы согласимся), и представленные им числа — даты от момента Большого Взрыва, то следует заметить, что ни одна из этих дат не имеет отношения к человеческой истории.

— Даже самая последняя? — скептически возразил Пендергаст.

— Никакие исторические записи или устные предания не восходят так далеко в прошлое, по крайней мере известные, — сказал Рекс. — Согласен, тогда были люди, но пятьдесят или около того тысяч лет тому назад — это слишком давно. Помните, что, несмотря на этот SCP, всеми признанным фактом является то, что первые письмена были изобретены лишь в 3200 году до н.э. в Месопотамии, а затем независимо в Мезоамерике за 600 лет до н.э. Запись чисел появилась раньше, но даже она появилась всего лишь за 8000 лет до н.э. в Шумере.

Пендергаст кивнул:

— Таким образом, 1050-й говорит, что письменность в пять раз старше, чем мы думаем.

— Вообще-то нет даже чётких доказательств того, хотя бы одна надпись на обелиске была сделана людьми, — сказал Рекс. — Вспомните, нацистские учёные всего лишь пошли домой спать, а когда они вернулись, то обнаружили, что на обелиске как по мановению волшебной палочки появилась русская версия сообщения.

Пендергаст задумался на мгновение, и решил попробовать направить Рекса на исходную нить разговора. В конце концов, доктор не смог ответить на его вопрос:

— Могли ли сообщения о Содоме и Гоморре брать своё начало от этого SCP-объекта?

— Если это так, то нам придётся поставить под сомнение многовековые достижения библеистики, — ответил Рекс. — Крайне сомнительно, что библейские Содом и Гоморра были уничтожены этими "Разрушителями", по крайней мере иначе нам придётся признать, что наше понимание происхождения Библии совершенно неверно.

Пендергаст повёл бровью:

— Рекс, вы работаете здесь достаточно долго, чтобы знать, что бывали и более странные вещи.

— Возможно ли это? Конечно. Но это не представляется вероятным, — доктор ответил, поправляя очки. — И, сверх того, это сообщение является предупреждением от каких-то древних пришельцев, которым довелось посетить эту планету, чтобы предупредить о других древних пришельцах, которые появляются из ниоткуда каждые несколько эпох, чтобы уничтожить большую часть жизни на планете? Я знаю, Фонд имеет дело с некоторыми безумными вещами, но не настолько же!

Вздохнув, генерал спросил:

— Хорошо, а что насчёт этого: "Льётся с небес огненный дождь, бьют молнии, и сама земля сотрясается"?

— Насколько я понимаю, звучит похоже на современные бомбардировки и артобстрел, — ответил Рекс.

— А что насчёт того, что Разрушители суть "сильнейший потоп, что смывает целые нации и могущественные империи"? — спросил Пендергаст.

Рекс покачал головой:

— Генерал, вы знаете, что мифы о наводнении есть почти в каждой культуре, но кроме сообщений этого обелиска, у нас нет никаких оснований полагать, что они связаны с чем-то, кроме, ну, воды.

— "Молят люди богов об избавлении. И сражаются боги с Разрушителями, но напрасны усилия их", — процитировал Пендергаст.

— За исключением триста-сорок-третьего, сколько богов вы знаете? И даже если считать его, как много богов вы знаете, которые вмешиваются в жизнь людей? — спросил Рекс. Пендергаст не был религиозным человеком, но он был воспитан верующими родителями, и потому был по меньшей мере возмущён комментарием Рекса. Прежде, чем он успел сказать что-нибудь в ответ, Рекс продолжил. — И далее идёт кусок, описывающий Разрушителей, что они "что боги для людей и люди для насекомых". По-моему, это напоминает Лавкрафта, не так ли? Или "Звёздные войны" — мол, "всегда найдётся рыба крупней". Вы согласны?

— И бегство флота "числом пятьдесят раз по двадцать", — спросил Пендергаст.

— Ещё недавно не было ничего странного в том, что флот во время шторма терял корабль или два, — сказал Рекс, — а то и вообще оказывался почти полностью уничтожен штормами.

Пендергаст вернулся к своему столу:

— То есть, вы всерьёз полагаете, что здесь нет никакой опасности, — сказал он.

— Шансы на то, что что-то придёт нас уничтожить, — один к миллиону, — ответил Рекс самодовольно.

Благодарю вас, Огилви, — подумал Пендергаст, пытаясь не улыбнуться над иронией, заложенной во фразу Рексом, а по всей видимости, непреднамеренно, — хорошо, доктор, SCP-1050 — это вовсе не то, что мы полагали ранее. Тогда что это?

— Я не знаю, — признал Рекс, — но то, что я не могу предоставить альтернативную версию, ещё не значит, что текущая гипотеза Фонда есть не что иное, как спекулятивная ерунда. Творчески реализованная спекулятивная ерунда, но всё же это не что иное, как ерунда.

Пендергаст покачал своей головой и посмотрел вверх:

— Я надеюсь, вы правы, — ответил он. — Я перешлю ваш доклад наверх. Можете идти, доктор.

И когда Рекс ушёл, Пендергаст пробормотал сам себе:

— Я надеюсь, что вы правы.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License