Нам надо обсудить пятьдесят пятый
рейтинг: +38+x

- Можно закурить?

На этот раз ресепшенистка, прищурившись, сверлит Мэрион взглядом.

- Нет, - отвечает она. - Здесь… нет, в Зоне 200 курить нельзя нигде. Пусть это и административное здание, но у нас у всех тоже есть лёгкие. И положения об охране труда тоже есть.

Мэрион замечает раздражение на лице девушки.

- Я вас уже об этом спрашивала, да?

- За последние пятнадцать минут - два раза, - отвечает ресепшенистка. - Должно быть, вам очень хочется покурить. - Девушка озадачена повторением одного и того же вопроса, и скрывать эту озадаченность ей практически не удаётся.

- Вы, наверное, думаете, что это как в фильме "Помни", да? - великодушно предлагает Мэрион. - Думаете, у меня нет долгосрочной памяти, а побыв на одном и том же месте достаточно долго, я забываю, зачем туда пришла.

Будь ресепшенистка чуть помоложе, она бы не поняла, о каком фильме идёт речь.

- Ну… наверное?

Мэрион сочувствующе улыбается и качает головой. Всё гораздо сложнее.

Идут минуты. Мэрион крутит зажигалку, не выпускает её из пальцев. В этом году ей стукнет пятьдесят, волосы её постепенно седеют, внешность - уже не "миниатюрная дама", но ещё и не "бабушка - божий одуванчик". В сумочке пищит телефон - напоминает, что пора принять лекарство, но она откладывает напоминание. Пальцы слегка дрожат, но это просто нервы, не возрастное. Она нервничает, потому что её вызвали на ковёр к О5, а О5 - ребята страшные. По пустякам к себе не вызывают. Либо конец света, либо ничего.

Наконец, с опозданием в 40 минут, двери кабинета открываются. Из кабинета выходят четверо или пятеро высокопоставленных сотрудников Фонда с чемоданчиками или ноутбуками. Единой группой они проходят мимо ресепшена и выходят к ожидающим их автомобилям. Некоторые лица знакомы Мэрион - руководитель Зоны 19, глава службы подбора персонала в Западной Европе. В её сторону никто не смотрит.

Когда все расходятся, помощник О5-8 высовывается в дверь. Ему чуть больше двадцати лет, выглядит он невероятно молодым, как подросток, на которого напялили папину деловую рубашку. Стрижка с огромным трудом вписывается в уставные рамки. В руке он держит планшетный компьютер с распорядком дня своего начальника. Распорядок забит до отказа. Похоже, начальник не спит вообще.

- Мэрион? Можете заходить.


Дверь кабинета закрывается с неожиданно тяжёлым механическим лязгом, словно она - деталь машины, встроенной в стены кабинета. Мэрион присаживается в указанное ей кресло, ставит сумочку на пол, а помощник тем временем поворачивается и проделывает с дверью несколько странных действий. В ответ дверь издаёт несколько странных звуков. У О5 небанальные требования к безопасности и приватности.

В просторном кабинете каким-то образом темно, несмотря на два больших угловых окна и белый день на улице. Стен не видно за книжными полками и обшивкой из тёмного дерева; стиль выдержан великолепно, но это стиль девяностых годов, уже успевший устареть, но ещё не вошедший в моду повторно.

Что до мужчины, сидящего за столом, то вид О5 никогда не соответствует вашим ожиданиям.

Мэрион глубоко вздыхает.

- Так что на повестке дня? Мне прислали только приглашение на собрание, ни темы, ни повестки. Понимаю, когда О5 говорит прыгать, надо прыгать, но…

Она скашивает глаза направо и видит, что помощник, без слов и лишнего шума, кладёт планшет на стол, достаёт пистолет и целится ей в голову. Мэрион замолкает. Некоторое время она неподвижно сидит в кресле, привыкая к изменению ритма, частота пульса сначала взлетает до уровня колибри, затем начинает успокаивается.

- Итак? - осторожно спрашивает она. Облизнув губы и вцепившись руками в подлокотники, она ждёт продолжения беседы. Лицо помощника теперь ничего не выражает, словно все собрания проходят именно так. Может быть, на этом уровне всё так и есть.

- Кто вы такая? - спрашивает О5-8.

- Что? О Боже, - моргает Мэрион.

- Позвольте, я скажу другими словами, - продолжает О5-8. - Мэрион Уилер, сорок девять лет, любящий муж, двое сыновей. Любит пеший туризм, походы и орнитологию. Типичная мамаша, непробиваемая анкета, в финансовой истории ни единого пятнышка. Тем не менее, у вас есть полные допуски Фонда, каких мы никогда не выдавали, в том числе допуск к ряду построек и помещений, которые… некоторых из них не существует, другие же пошли под снос десятки лет назад. Как минимум одно ещё не достроено, но ключ ко входной двери у вас имеется. И это мы ещё не добрались к вашим допускам к объектам, а их иначе, чем "вопиющие" я назвать не могу.

- Итак, вы - лазутчик, цели и стремления у нас расходятся. Клэй хотел натравить на вас Хи-3, но мне удалось поумерить его пыл. Уговорил его на очную ставку. Мне показалось, что если запереть вас во взрывонепроницаемом помещении и вежливо поспрашивать, то вам хватит здравого смысла не обрекать себя на остальную "программу".

Мэрион уже давно не слушала его.

- Вы болван, - произнесла она, как только он замолк. - Я - руководитель вашего отдела по антимеметике.

- Нет у нас отдела по антимеметике, - рубит Клэй.

- Есть. У нас такой отдел есть.

- У нас есть отдел по меметике, - вклинивается О5-8, - отдел дистанционного сдерживания, служба пожарной охраны, внешние связи, безопасность, кадры, подбор класса D и ещё два десятка других, но антимеметики у нас нет.

- А отдел по иронии у нас есть? - спрашивает Мэрион и берёт паузу в надежде. - Нет? Ну ладно. Попробуем так: как по-вашему, почему отдел по антимеметике должен быть в списке?

- Легенду излагает, - обращается Клэй к О5-8, не сводя глаз с Мэрион. - Хорошая легенда, но она подготовлена заранее.

- Клэй, убери ствол, - командует О5.

С видимой неохотой Клэй повинуется.

Мэрион немного расслабляется.

- Есть объекты с опасными меметическими свойствами, - говорит она. - Есть заразные идеи, которые нужно сдерживать наравне с физическими угрозами. Они забираются в голову, и на разуме носителя тянутся к разумам других. Так?

- Так, - подтверждает О5-8. Он, не напрягаясь, может вспомнить с десяток объектов, подходящих под это описание.

- Существуют объекты с антимеметическими свойствами, - продолжает Мэрион. - Есть идеи, которые невозможно распространить. Есть сущности и явления, которые собирают и поглощают информацию, в частности - информацию о себе самих. Если сделать фотоснимок такого на полароид - не проявится. Можно записать на бумаге описание такого объекта и передать другому, но окажется, что на бумаге - иероглифы, содержимое которых непонятно никому, даже вам. Можно смотреть прямо на такой объект, и он даже не будет невидим, но вы будете считать, что там ничего нет. Цели, которых невозможно придерживаться, тайны, которыми нельзя поделиться, ложь и живые заговоры. Это концептуальная субкультура идей, пожирающих другие идеи, а … иногда… - кусочки реальности. Иногда - людей.

- И поэтому они опасны. В общем-то, больше сказать нечего. Антимемы опасны, и мы их не понимаем, следовательно они - часть Проблемы. Отсюда и необходимость в моём отделе. Мы способны на нестандартное мышление, и в силах противопоставить его чему-то, что в буквальном смысле способно сожрать ваш опыт боевой подготовки.

Несколько долгих секунд О5-8 не сводит с Мэрион глаз. Клэй ёрзает на месте - история ему не нравится и не вызывает доверия, но, похоже, О5 более открыт для этой идеи.

- Назовите пример, - произносит он. - Назовите мне объект с антимеметическими свойствами.

- SCP-055, - тут же отзывается Мэрион.

- Нет никакого SCP-055, - парирует Клэй.

- Ещё раз: такой объект есть.

- Нет такого, - упорствует Клэй. - Номера объектов присваиваются не по порядку. Есть промежутки. Этот номер не был назначен. Не из суеверий, у нас хватает поводов для беспокойства, чтобы думать ещё и о нумерологии. У нас есть SCP-666 и SCP-013. А SCP-001 - нет. Равно как и SCP-055.

- Клэй, - окликает его О5-8, - взгляни-ка. - Он поворачивает экран так, чтобы Клэю был виден только что полученный его руководителем файл. Клэй склоняется у экрана, пробегает по тексту глазами. Потом, в шоке от увиденного, он прокручивает текст вверх и читает его второй раз.

- Но…

- Файл датирован 2008 годом, - говорит О5-8. Флаги и подписи все как надо. Подписан ключом, закодирован. Он настоящий.

- Вы его раньше видели? - спрашивает Клэй.

- Ни разу в жизни, - отвечает О5-8. - По крайней мере, ни разу на моей памяти. С другой стороны, если информация в файле верна, то и я, и ты видели его не один десяток раз.

Клэй прожигает взглядом Мэрион.

- Это невозможно.

Мэрион едва удерживается от плевка.

- Бога ради, Клэй, ты вообще сколько здесь работаешь?

- Но если этот объект настолько силён… - начинает он.

- То?

- Кто автор файла? - заканчивает за него О5. И, раз уж заговорили, как проводилось интервью, и кто такой этот "Бартоломью Хьюз"? И самый важный вопрос - Миссис Уилер, как вам удаётся сохранять память об этом?

- Барт Хьюз и написал. Он мёртв, - отвечает Мэрион.

- Что с ним случилось?

- Не стоит вам узнавать.

В кабинете надолго воцаряется тишина - О5-8 и его помощник реагируют на это заявление. Точнее, они проходят долгую и чёткую цепочку реакций - негодование на кажущийся хамским ответ, непонимание того, почему Уилер так неосторожна перед зловещим начальством, удивление от размаха предложенной идеи, неверие, понимание, и, в конце концов, ужас.

- Что… - О5-8 тщательно подбирает слова. - Что случилось бы, если бы мы узнали?

- Вас бы постигла та же участь, - ровным голосом отвечает Мэрион. - Что же до остальных вопросов - с этим мы справляемся медикаментозно. Вы в курсе, что у нас есть амнезиаки класса А, для тех, кому очень надо что-то забыть? Конечно, в курсе. Разве кто забудет об амнезиаках класса А? Так вот, в антимеметике есть другие таблетки, для тех, кому нужно помнить то, что в других условиях запомнить будет невозможно. Мнестики, класса W, X, Y и Z. Тот же греческий корень слова, что и в "мнемонике".

В сумочке Мэрион опять пищит телефон.

Дождавшись одобрительного кивка от О5, Мэрион лезет в сумочку, выключает телефон - на этот раз подтверждением, а не кнопкой "отложить". Из другого кармана сумочки на свет появляется блистер с таблетками. Мэрион извлекает одну. Таблетка зелёная, в форме шестигранника. Она демонстрирует таблетку, и узнавание в глазах О5-8 радует её. Картина в его голове снова начинает складываться.

- Это - мнестик класса W, самый слабый, пригодный для регулярного приёма. Две таблетки в день. Спросите в аптеке Зоны. Провизор скажет, что такого они не держат, но его память ошибается. Скажите, чтобы проверил наличие.

- Кажется, - вздыхает О5-8, - я понимаю. Теперь ясно, почему эта беседа вообще состоялась.

- Да, - говорит Мэрион, выдавливая вторую таблетку для него. - Это потому, что вы пропустили дозу. Вы тоже должны на них сидеть, равно как и я сама, и весь мой отдел. По-другому у нас работать не получится. Вы забыли принять таблетку, и забыли всю информацию, которую эти таблетки помогали вам удерживать в голове. Вы забыли, для чего их принимаете, кто вам их дал, где взять ещё. Забыли обо мне и обо всём моём отделе. И теперь мне нужно вводить вас в курс дела.

- И если я её приму, - размышляет О5-8, - я запомню всю эту беседу, и нам не придётся её повторять?

- Надеюсь, нет. - отвечает Мэрион.

- Эм, а мне такие положены? - вмешивается Клэй.

- Извини, парниша, - говорит О5-8. - Только по служебной необходимости. Может, когда сам станешь О5.

Он глотает таблетку. Мэрион проглатывает свою.

- Так что такое SCP-055? - спрашивает О5-8.

- SCP-055 - ничто, - говорит Мэрион, совершенно расслабившись. - Как и написано в документе, SCP-055 - мощный и самостоятельный подавитель информации. Насколько мы выяснили опытным путём, его определение можно дать только отрицанием. Записывать можно только то, чем он не является. Нам известно, что он не Безопасный и не Евклид. Известно, что он не круглый, не квадратный, не зелёный и не серебристый. Известно, что он не глуп. Известно, что он не единственный. Но мы также знаем, что он слаб. Слаб потому, что он - единственный из наших действующих антимемов, о котором у нас есть записи. Есть и архивные копии на бумаге. Есть методики содержания. Он не Безопасный, а следовательно представляет опасность… но он под содержанием.

- У вас есть методики? Где? - моргает О5-8.

Мэрион указывает пальцем себе в лоб.

- И сколько тогда есть других антимемов? Насколько опасными они бывают?

- О десяти я знаю, - отвечает Мэрион. - Статистически вероятно, что ещё как минимум о пяти я не знаю. И в это число не входят антимеметические сущности, не находящиеся под содержанием и свободно передвигающиеся по комплексу. В этом помещении, помимо нас, есть как минимум две. Не надо оглядываться. Я же говорю, не надо! Бесполезно!

Впечатляющим усилием воли О5-8 сдерживается и продолжает смотреть на Мэрион. Клэй же поддаётся и окидывает кабинет взглядом, не забыв при этом обернуться. По сути, выставляет себя дураком. Ничего не находит. Выглядит растерянно.

- Есть невидимая тварюшка, которая следует за мной и любит питаться моей памятью, - терпеливо поясняет Мэрион. - SCP-4987. Не ищите в базе, её там нет. Я к ней притерпелась. Это как капризный питомец. Я специально порождаю вкусные воспоминания, чтобы она не подъела ничего важного, вроде паролей или способа готовки кофе.

- А вторая? - спрашивает Клэй.

После очередного кивка от О5-8 Мэрион снова лезет в сумочку. В этот раз она достаёт пистолет и дважды стреляет Клэю в сердце.

Испытывая скорее ошеломление, нежели боль, Клэй рушится на книжную полку. Он с трудом поворачивает голову в сторону Мэрион

- Как ты дога… - выдавливает он.

Мэрион встаёт, тщательно целится и всаживает третью пулю в голову Клэя.

О5-8 снова проявляет чудеса силы воли и не реагирует.

- Это пистолет Клэя, - ровным голосом произносит он. - И вы у него его украли.

- Непросто украсть такой тяжёлый пистолет так, чтобы его хозяин ничего не заметил, - объясняет Мэрион, разряжая пистолет и аккуратно укладывая его на стол. - Но украсть сначала пистолет, а потом воспоминания о его краже - это чуть полегче. Как я и сказала, питомец. Некоторые питомцы настолько безмозглые, что поддаются дрессировке.

- Да, - не меняя тона, произносит О5-8. - Я догадался. Но зачем?

- Потому что вы должны были принимать мнестики класса W, - поясняет Мэрион. - А их приём всегда регулярен. Очередную дозу пропустить нельзя, я пробовала. Можно отложить дозу на потом, но забыть принять их нельзя - разве что кто-то активно этому препятствует. Подобраться к вам настолько близко, чтобы это сделать, может только ваш помощник. Помните, я спросила его, сколько он здесь работает?

- Он не ответил, - произносит О5-8. - Я думал, вопрос риторический.

- Он здесь не работает, - продолжает Мэрион. - Он - антимем. С каких это пор вы пользуетесь услугами помощника? Нет у вас помощника, Брент. Посмотрите на кабинет. Стол только один. Снаружи сидит ресепшенистка - это она принимает ваши звонки и планирует совещания. Где вообще сидит Клэй? Для чего он нужен? Не вините себя. Вы - человек, а эти штуки - удаление данных во плоти. С ними нужно мыслить как пришелец из космоса.

О5-8 задаёт вопрос, который в любом другом кабинете показался бы абсурдным.

- Он мёртв?

- Возможно, - отвечает Мэрион. - Могу отправить его труп на исследование, как вскроем - посмотрим, что удастся обнаружить. Хотя здесь есть некоторая дуальность. Они - как параллельные вселенные в одном и том же пространстве. Концепция против конкретики, описательное против вещественного. Такие переходы крайне необычны. Не знаю, чем был Клэй, но тело у него было человеческое, а значит, даже по нашим стандартам он очень странный. Как всегда, поиск патовой ситуации продолжается. Если будет прогресс - дам вам знать.

- У этих таблеток есть побочные эффекты? - спрашивает О5-8.

- Тошнота и громадный риск рака поджелудочной железы, - говорит Мэрион. - И очень дурные сны.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License