Полный пиУДАЛЕНО
рейтинг: +26+x

Приглушённое буханье чем-то напоминало салют. Раскатистое "бум-бум" где-то вдали эхом разносилось по окрестностям. Когда это случилось, пока не зазвонил телефон, она ещё спала. Со стоном она перекатилась, заметила, что мужа в постели нет, и подняла трубку.

- Ало? - бормотнула Райтс, голосовые связки ещё не размялись после сна. Из трубки послышался голос Гирса, как всегда, лишённый эмоций.

- Доктор Райтс, вам необходимо вернуться в Зону 17 для проведения явочной процедуры Гамма-Фи-18.

Сонный мозг вяло пытался понять, что значил весь этот набор слов. Повисла тишина. Опять салют. Наконец, Гирс повторил монотонным голосом:

- Собирайте семью и приезжайте на работу. - Гудки.

- …лады, Гирс.

Приснилось ей, что ли? Она взглянула на часы. 4:15. Нет, просто рань несусветная. И какому дебилу пришло в голову салют устроить? Бухало без перерыва, так что Райтс со скрипом поднялась, натянула треники и спустилась вниз. Телевизор работал, перед ним сидел её муж. Райтс подошла и положила руку ему на плечо.

- Эй, Кристофер. - Она сжала руку. Он не оторвал взгляда от телевизора. Райтс взглянула на экран и замерла на месте, с неё слетел весь сон. По местному каналу шли новости, показывали ярко-белый салют. Камера опустилась вниз, где журналист панически махал руками и кричал на идеально выбеленную скульптуру человека, замершего на бегу. Не будь она выполнена с такими невероятными подробностями, её можно было бы принять за статую. А вокруг было много выбеленных предметов. Дом, машины, птица, замершая в воздухе.

Она рывком подняла Кристофера на ноги, тот выпал из транса. - Собирай детей! - рявкнула она ему в лицо. Тот молча уставился на неё.

- Мы… нам бы дома остаться.

- Нет! - Райтс отпустила его, указала рукой на детскую и повернулась к двери. Надо было завести машину, так что под сотрясающий дом рёв разбуженного младенца она метнулась наверх за ключами и мобильником. Вышел Кристофер с младенцем на руках, она кивнула ему, поспешно направляясь в гараж. Она села в машину и снова проверила мобильник. Уровень сигнала низкий. Наконец в гараж шагнул Кристофер с орущим младенцем в колыбели и перепуганной пятилетней девочкой на буксире.

- Офелия, ты - на переднее сиденье. Сегодня поедешь как большая девочка! - выкрикнула Райтс. Девочка немного успокоилась и заторопилась к машине. - Кристофер, ты - на заднее сиденье. Честера на ходу запакуешь. - Муж поморщился и с кислой миной полез на заднее сиденье.

- Обещаю, всё позже объясню, - как можно мягче произнесла Райтс. Перед выездом надо было убедиться, что Офелия пристёгнута как надо, а Кристофер переложил младенца в сиденье. Частный сектор за забором был отчасти в панике, отчасти - спокоен. Большая часть соседей пряталась по домам. Кое-кто был на улице… некоторые сидели на крышах, стояли во дворах, лихорадочно набивали вещами автомобили.

В ту же секунду, как защёлкнулся ремень Честера, она утопила педаль газа, с трудом объезжая машины и людей на улице. Огромную белую кляксу на асфальте пришлось объезжать. Выехать из квартала, выехать из пригорода… и вот они, поля.

Младенец опять заснул. Кристофер с Офелией глядели в окна, не понимая, что происходит. Им было страшно. Повсюду были белые предметы, кляксы на полях, безупречно белые деревья стояли, как живые. Местами попадались люди, иногда - автомобили с пассажирами, замершими навечно.

Райтс старалась не смотреть по сторонам, пока не влетела в ворота учреждения, притормозив только перед постом охраны, чтобы опустить стекло. Охранник махнул ей рукой, Райтс повела машину на парковку, где уже ждали несколько человек. Не так и много, кстати, если посмотреть. Всего с десяток, но на асфальте были белые кляксы, некоторые машины тоже застыли…

Она ударила по тормозам. - Выводи детей! - крикнула она Кристоферу, выскочила из машины и оказалась лицом к лицу с Гирсом. Тот невозмутимо посмотрел на неё и отметил её имя в списке галочкой. - Что за херня происходит?

- По нашим сведениям, SCP-7843-1 либо нарушил условия содержания, либо был выпущен на свободу враждебной группировкой.

Доктор Райтс отчаянно жестикулировала, пытаясь найти слова. Недосып и внезапность событий уже начали сказываться. За её спиной подал голос Кристофер.

- Дорогая!

- Секунду! - крикнула она в ответ. Наверное, до сих пор возится с ремнём детского сиденья. Офелия открыла переднюю дверь и сидела, болтая ногами и нервозно озираясь. Райтс оглядела их, потом опять Гирса. От громкого буханья она поморщилась, но потом звуки поутихли. Она поглядела наверх. Белый салют начал оставлять следы в небе, даже на таком расстоянии их было видно. Как трещины на лобовом стекле - пятно в центре и расходящаяся вокруг паутина.

- Проходите внутрь, в оборудованные под убежища помещения, - сказал Гирс. Райтс гневно глянула на него.

- Что делать будем?

- Не уверен, какой смысл вы вложили в этот вопрос.

- Это же по всей стране так? По всему миру? Мы хоть чешемся что-нибудь с этим делать!?

- Мама, мама! - раздражённо крикнула Офелия.

- …как только спутники наберут нужную высоту, в верхние слои атмосферы в определённых дозах будет выпущен SCP-7778.

Она стояла и смотрела.

- Это произойдёт примерно через тридцать семь минут. Прошу вас, собирайте семью и…

БУМ

БУМ

БУМ

Он не досказал, и она почти не заметила его действий - так сильно она увлеклась его невозмутимым, словно каменным, лицом, когда его рука сгребла её за ворот рубахи и дёрнула вперёд. Райтс с бранью грохнулась ему под ноги. Увиденное заставило её занервничать. Повсюду разлетались белые брызги, в нескольких метрах от неё, но всё равно слишком близко. Крик оборвался - одна из брызг попала в учёного, и во мгновение ока он обратился в белый памятник себе самому - нога занесена для очередного шага, белый халат развевается за спиной.

Гирс посмотрел ей за спину.

Она ничего не слышала.

Райтс медленно поднялась на ноги и вдохнула глубоко, как можно глубже.

- Доктор Райтс, прошу вас, проходите в помещение.

Молчание. Она посмотрела на него. Все, кто стоял на парковке, со всех ног бежали в помещение.

- Заходите внутрь, там оборудовано убежище. Не надо оглядываться.

Райтс не послушала и развернулась на пятках. Белизна ударила точно в минивэн, выбелив и машину, и землю вокруг неё. Внутри, за открытой дверью, виднелся Кристофер, склонившийся над безмятежно спящим Честером. Его руки окаменели в борьбе с упрямым ремнём безопасности. Офелия сидела с открытым в крике ртом, брови её были насуплены, а пальцы вдавились в край сиденья.

Все их черты, каждая мелочь, каждая ресница сохранилась идеально. И цвет их был идеально белым.

Что было дальше, она не совсем осознавала - но было очень грубо, на предплечье, где он её ухватил, появятся синяки. Гирс затащил её внутрь, не обращая внимание на пинки и вопли. Когда её швырнули на кушетку, мысли догнали ситуацию, и Райтс решила прекратить кричать и биться. Лучше было свернуться в комочек и заплакать. Промелькнула мысль, что психологические тренинги по эмоциям не имели с реальностью ничего общего.

Прошло четверть часа, появились силы сесть и оглянуться. Одно из нижних фойе, только переделанное. Двери задраены, несколько десятков людей сидят и выжидают.

- … где все?

- В Зоне 17 есть девятнадцать укрытий для персонала. - Гирс сидел рядом с ней и пробегал взглядом список. Она покосилась, протёрла заплаканные глаза. Имена. И мало у какого имени стояла галочка.

- А с цыпами что?

- Зона содержания объектов самоизолировалась согласно протоколам чрезвычайной ситуации. Они, как и мы, не попадут под воздействие.

Она откинулась на спинку кушетки, составляя в голове список вопросов, выбирая важные.

- …на сколько поставлен сброс?

- Первый случай SCP-7843-1 был зарегистрирован ровно в полночь по центральному поясному времени. Сброс запрограммирован на одну минуту до первой детонации, после которой феномен вошёл в цикл самораспространения.

Остальные вопросы вылетели из головы, нахлынули слёзы. Кое-кто из коллег по цеху смотрел на неё со смешанным чувством жалости и соболезнования. Она успокоила дыхание. Гирс предложил ей ручку.

- …а это зачем?

- Помните отчёт, составленный вами, когда вы подавали документы на вашу нынешнюю должность? Речь шла о возможности сохранения материальных свидетельств после событий, изменяющих реальность или сверхъестественно-меметических событий. - Она сидела и смотрела. Гирс достал из кармана ещё несколько ручек и раздал их людям. - Сейчас нам представлена уникальная возможность сохранить информацию в ходе события, стирающего информацию. Организация имеет заранее заданные механизмы для записи этих событий, но сейчас мы проведём предварительное исследование возможности сохранения личной информации.

Казалось, дошло до всех и сразу. Отовсюду послышались возгласы "ох", "ага" и "дебилизм".

Райтс посмотрела на свои руки.

- До выпуска SCP-7778 осталось от четырёх до пяти минут. Прошу вас потратить это время на создание материальных свидетельств. - объявил Гирс и уселся на кушетку. Ручки у него кончились, и он снова взялся за свой список.

Райтс посмотрела на голые предплечья, на пижаму. Один из учёных яростно писал что-то на стене, другой открывал журналы и методично и быстро писал на каждой странице. Ещё один писал на изнанке своего халата. Райтс снова взглянула на предплечья… и принялась за письмо.

За эти несколько минут случилось многое. Важнее всего было то, что начали растворяться стены. Они стали прозрачными, и вскоре можно было разглядеть другие комнаты-укрытия. Кое-кто махал руками и жестикулировал. Взглянув себе под ноги, она увидела объекты SCP, а те смотрели на неё. Потом настал черёд мебели. Некоторые предметы сохранились, но многие вещи, в том числе подошвы домашних тапочек Райтс, тоже начали исчезать.

Она писала - все писали. Больше делать было нечего. Список доктора Гирса исчез из его рук, и он просто сидел на месте, закрыв глаза и уронив руки, как марионетка с обрезанными нитями. Наконец, у Райтс закончились достойные упоминания вещи. Она поглядела на левое предплечье, исписанное до середины плеча аккуратным и убористым почерком. Имена, даты, кто как выглядит…

- Эй, Гирс, - спросила Райтс, взглянув на ноги. Исчезали икры, обнажая желтоватый жир и красные мышцы. Сгибались и разгибались пальцы ног - просто исчезающие из виду кости. Так странно.

На неё он не взглянул, но глаза открыл.

- …а ты что?

- Явление стирания обычно затрагивает эмоциональную связь с тем или иным воспоминанием для изменения восприятия личностью данного события, а не изменяет само событие.

- А… так… на тебя оно подействует?

- Что касается явлений стирания, зачастую они на меня не действуют. Иногда действуют. Зависит от случая к случаю.

Она откинулась на спинку кушетки. Погоди-ка.

- Такое уже бывало? - внезапно спросила она.

- Да.

Она поглядела на потолок. Может всё и обойдётся.

- Одна минута, - сказал он. Все сели, и устало ожидали.

Это были самые долгие шестьдесят секунд её жизни. Всё вокруг превращалось в белизну. Она больше не чувствовала рук, а когда взглянула вниз - их не было. Пропал кончик носа. Учёный по соседству исчезал быстрее её самой, превращался в кости, нервы и полупрозрачные органы, а потом пропал совсем.

Она закрыла глаза.

Сама темнота проваливалась в белизну.

А потом.

ДОБРОЕ УТРО. ПАМ ПАМ ПАММММ… ПАМ-ПАРАМ-ПАМ-ПАМ-ПАМ-ПАМ… ДОБРОЕ УТРО. ПАМ ПАМ ПАММММ… ПАМ-ПАРАМ-ПАМ-ПАМ-ПАМ-ПАМ…

Её рука плюхнулась на прикроватный столик, как мёртвая рыба. Будильник, естественно, упал со стола, так что ей пришлось скатиться с пустой постели и найти будильник, чтобы яростно вломить по кнопке выключения. Со стоном она проверила время. 5:31.

Из постели выбираться пришлось ценой огромных усилий. Мысли тащились как сквозь бетон, любое движение отдавалось болью. Она встала под душ и поморщилась от вида своего отражения в зеркале. И только когда она засунула руку под струю, чтобы проверить температуру, она заметила чернила, стекающие по руке, и быстро выдернула её обратно. Странно, зачем было ей писать на себе во сне? Она оглядела уцелевшую часть надписи, испорченную потом и размазанную об одеяло.

- …Офелия, 01 ноября, пять лет, каштановые во… волосы? Это про волосы? - Она читала, щурилась и удивлялась вслух. - Ага, ладно, дальше… гм.. тофер, 24 октября - ага, это просто. - Мозг постепенно приходил в себя. В спальне зашевелился муж, с невнятным стоном перекатываясь на другой бок. И, словно по команде, по коридору вниз затопотала дочка. Выходные! Телевизор! Мультики!

Проведя несколько минут с сощуренными глазами, она поняла, что на руке ничего больше было не разобрать. Зачем она писала про мужа и ребёнка? Только другие слова как-то не складывались. Нянька? Нет, Офелия ходит в детский садик. Светлые волосы? Нет, вся семья брюнеты.

Она встряхнула головой. Неважно, наверное, решила она, забралась в душ и оттёрла руку начисто. Утро было спокойным, без инцидентов. Она пожаловалась Кристоферу, что в бывшей комнате Офелии до сих пор стоит её колыбелька (убрали в кладовку), а он спросил, откуда в чулане взялась упаковка памперсов. Задумываться на эту тему они не стали.

И, пока она не приехала на работу, медленно и с улыбкой проезжая мимо охранника на посту, она об этом не задумывалась. День прошёл нормально, разве что днём созвали совещание и объявили, что ночью выпускали SCP-7778. О любом странном поведении или найденных предметах следовало сообщить, как о возможных уликах.

Хорошо, что весь этот бардак она проспала. Судя по их словам, полный пиздец творился.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License