Документ 001-O5
рейтинг: +32+x

Если вы читаете это, то поздравляю – один из нас умер. Что-то убило одного из нас. Может быть, монстр, а может, конкурент из ГОК. Или, возможно, мы просто немного приблизились к пламени, как Аарон. Но, разумеется, не старость. Уж об этом-то мы позаботились, да? В любом случае, ушёл один из старой гвардии. Возможно, Джейсон. Возможно, Агнес. Возможно, я. Чёрт, я бы удивился, если бы не умер следующим. Я всегда был самым ненужным.

Я собираюсь описать всё это вам, как если бы вы были человеком. Это будет последним разом, когда кто-либо проявляет к вам такую любезность, так что я надеюсь, вы оцените это.

Кем бы вы ни были, что бы вы не делали раньше, вы, должно быть, высоко взлетели, когда вас втянули в это. Возможно, вы заметили несоответствия и несогласованности. Я не знаю, как много вам уже рассказали и как много вы сами собрали по кусочкам. Суть дела такова: изъятие и захват объектов SCP связаны, эти действия – звенья одной цепи. За всю историю Фонда мы ни разу не «нашли» SCP-объект.

Нужно начать с самого начала. Позвольте кое-что вам рассказать.

В 1891 году Аарон Сегал занимался исследованиями в области физики в Корнелльском университете. Он был поистине одарённым человеком, и я верю, обернись бы всё по-другому, его имя встало бы в один ряд с именами Эдисона, Эйнштейна и Хокинга. Я знал его очень хорошо. Он был и, возможно, всё ещё является моим братом.

Ещё он был натуралистом-любителем. Ему нравилось путешествовать по лесам. Однажды, когда он гостил у наших родителей в графстве Эссекс, он наткнулся на гравиевую дорожку. Аарон решил немного пройтись по ней. И вот он заметил, что дорожка ведёт наверх дольше, чем должно было быть. Он уже должен был подняться выше ближайших холмов, а вместо этого обнаружил, что пришел туда же, откуда начал путь, и пропустил при этом фут спуска.

Любой другой человек решил бы, что чувства его обманывают, но Аарон был упрямым. Он продолжил исследования и обнаружил, что тропа не соответствует строгой геометрии Евклида. Как и Саккери задолго до него, он обнаружил нечто несовместимое с природой прямых линий.

Он изучил это. Уравнения, полученные им, являются частью файла, который вы получили. В конечном счёте вы выучите их наизусть. Аарон построил небольшую хижину, которая служила ему кустарной лабораторией. Его первые эксперименты привели к созданию ключа, который способен открыть любой замок. Сейчас он содержится как SCP-005.

Он вовлёк в это других. Я, его брат, был одним из первых, с кем он связался. В то время я изучал медицину в Гарварде. Сначала я счёл Аарона сумасшедшим, но потом он показал мне тропу и ключ, и я понял, что должен узнать больше. С нами были и другие - друзья, коллеги. Большинство из них уже мертвы, но… Мы были ядром. Мы создали Фонд из нашего окружения.

В начале это являлось просто открытием, нахождением вещей, которые мы были способны создать. У нас были большие надежды и грандиозные планы. Мы собирались изменить мир. Мы собирались спасти его от самого себя. Мы могли накормить голодных, дать жилище бездомным, излечить больных и умирающих.

Томас Картер снабдил нас деньгами. Никто из нас не был беден, но мы быстро растрачивали наши состояния. Томас использовал свои связи на Уолл-стрит в Вашингтоне, чтобы обеспечить нам финансирование. Он показал им самое меньшее из того, что мы могли сделать, и пообещал рай взамен ада.

Агнес Петерсон, невеста моего брата, была организатором. Мы ничего не понимали в управлении. Мы были как стая беспорядочно бегающих кошек, она же превратила нас в организацию, сумела запрячь в одну упряжку мечтателей и безумцев.

Вскоре мы построили исследовательский комплекс. Но мы всё ещё прятались в тени. В нас боролось желание рассказать всему миру о наших открытиях и страх, что у нас всё отнимут. Мы убеждали себя, что это только временные меры до появления надёжного фундамента. В конце концов мы бы показали им. Показали бы всё.

Сначала мы осторожничали. Создавали маленькие, неопасные и даже полезные предметы. Фонтан молодости. Отскакивающий мяч. Памятник Гражданской войне. Постепенно мы стали более уверенными и начали работать над людьми. Каменный человек. Он вызвался добровольцем. Или человек с планетой в животе. Он был никем, но мы превратили его во что-то особенное, разве нет?

Всё это было очень просто. Возможно, получение такого количества предметов от одного маленького разрыва в реальности кажется абсурдным, но всё текло само собой, одно открытие за другим. Казалось, что-то во всём помогает нам.

Но однажды всё начало идти не совсем так. Играясь со своими уравнениями, Аарон случайно получил Пропущенное число. В своей лаборатории я обнаружил, что сотворил Чуму зомби. Но мы уже слишком увязли в своих проектах, поэтому продолжали двигаться вперёд. Затем появился Ужасный трубопровод и Лестница. Мы поняли, что нам нужна дополнительная помощь.

Томас показал наши разработки военным. Сказал им, что мы «нашли» эти предметы, просто обнаружили их. Мы придумали прикрытия – такие, как «Лаборатории Прометея» и «Повстанцы Хаоса». Нам обеспечивали финансирование, давали сотрудников. Мы росли и расширялись. По уже разработанной схеме мы обратились к другим странам. Кто-то прислушался, кто-то нет. Прислушалось достаточно. Мы стали международной организацией. Мы наняли еще больше исследователей, хотя мало кто из них мог даже подозревать об источнике объектов, которые они изучали. Иногда мы планировали «нахождение» объекта полевой командой, иногда просто писали отчёт. Мы создавали всю документацию и следили за всем. Если мы говорили что-то, то так оно и было. И всё ещё есть.

Конечно, проблемы оставались. Джереми и Томас забрали один из результатов наших экспериментов и, сбежав с ним, основали этот дурацкий клуб. Один из исследователей сошёл с ума и начал поклоняться машинам. Он тоже сбежал, и у него было достаточно знаний, чтобы представлять для нас опасность. Мы всё ещё разбираемся с остатками этих отколовшихся групп.

Итак, мы сдерживали их. Приручали их. Вы же понимаете, что мы не могли остановиться? Мы становились всё менее осторожными и всё более смелыми. Я изрезал маленького мальчика и превратил его в Ненавидящую плоть.

У нас были причины. Причины есть всегда. Двести тридцать первая. Мы создали её и её сестёр. Мы взяли их из приютов и сделали то, что сделали. И это была не случайность. Мы знали, что делали. Существовала причина для этого, но будь я проклят, если смогу сейчас её вспомнить. Никто из нас не может, за исключением, быть может, моего брата, где бы он сейчас ни был, чем бы он сейчас ни являлся.

Мы продолжаем двигаться вперёд. Даже после Авеля, после Кровавого озера, после этой чёртовой рептилии мы всё ещё движемся вперёд. А что ещё мы можем делать? Наша единственная надежда пережить события, которым мы положили начало, – это узнать больше, понять их. Мы на спине ужасного зверя, и если мы попытаемся спрыгнуть, то будем растоптаны. Но не это пугает меня, не это должно пугать и вас. В конце концов, мы поддерживали всё это более сотни лет.

В действительности меня волнуют аномалии, которых мы не создавали. Нет, до этого я говорил правду. Мы не открыли ни один объект. Но некоторые из них не являются результатами нашей работы. Они просто в один прекрасный день… оказались у нас. Они оказались у нас на содержании, они всегда были у нас на содержании. Вы понимаете? Мы ничего не контролируем. И никогда не контролировали.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License