Этично?
рейтинг: +30+x

- Представьтесь, пожалуйста, для протокола. - Усиленный микрофоном голос разнёсся по огромному пространству.

- Эм, доктор, гм, доктор Роберт Фелдон, сэр, - робко произнёс он в микрофон. Робость он проявлял впервые за всю сознательную жизнь. Обычно именно он говорил громовым голосом, что разносился с высоты по тёмному залу.

Конечно же, в этом помещении темно не было. Освещение было на уровне иных помещений Фонда до того, как накрылся Маскарад, или даже получше. А обвинитель, вернее, обвинители, сидели лишь чуточку выше его самого.

Он старательно рассматривал эту группу. Как в былые времена, он старался найти слабости, страхи, что угодно, что можно было бы обернуть себе на пользу.

Они же смотрели на него с тем же самым выражением лиц.

Фелдон начинал потеть.

- И какую должность вы занимали на прошлой работе? - снова спросил мужчина посередине.

Лысоват, полноват, тёмная одежда, очки. Взгляд непроницаемый. По мнению многих, именно так при схожих обстоятельствах, бывало, выглядел сам Фелдон. Правда, он был чуть моложе и в несколько лучшей форме. Совершенно лысый, но с его родом деятельности облысение - в порядке вещей.

Фелдон прокашлялся и снова заговорил в микрофон.

- Бывший руководитель Комитета по Этике Организации, сэр. До того, как эти обязанности были переданы данному совету, сэр.

- Как долго вы занимали эту должность?

- Последние семь лет, сэр.

В голос Фелдона помимо его воли просочились гордые нотки. Фелдон внутренне скривился. Быстрый взгляд на людей напротив подтвердил его подозрения. От них это тоже не ускользнуло, и они это, мягко говоря, не одобряли.

Советники принялись обсуждать что-то приглушёнными голосами, но единственный взгляд мужчины посередине заставил их замолчать. Похоже, он был здесь главным, и, скорее всего, ему и предстояло вести слушание.

- Понятно. Назовите число этих … объектов SCP…, к разработке "Условий Содержания" для которых вы были причастны, доктор Фелдон.

- Ну, это зависит от вашего определения причастности. Вы имеете в виду объекты, в содержании и исследовании которых я участвовал лично до перевода в Комитет по Этике, или те объекты, условия содержания которых я одобрял или пересматривал после перевода в Комитет по Этике?

- Отвечайте на вопрос, пожалуйста.

- Ладно, - произнёс Фелдон, с некоторой нервозностью глядя на безмолвствующих членов собрания. - Полагаю, что-то близкое к, гм, 435. Может быть, 437.

- Были ли какие-нибудь… особо примечательные… процедуры, доктор?

- Если честно, сэр, через какое-то время они все сливаются в один поток. Учитывая, что у меня был допуск к информации, которая даже не в вашей компетенции, неудивительно, что я не помню конкретных процедур. Сэр.

Блин, и что меня заставляет дерзить этим людям, в руках которых моё будущее? - подумал Фелдон.

- Верно, но это скоро переменится. Уже вскоре вся эта информация будет в нашем ведении. От имени Нового Комитета ООН по Этичному Содержанию Аномальных Объектов, Явлений и Существ, мы требуем информацию обо всём, что стояло или стоит на содержании Организации. Процедуры, которые мы сочтём неэтичными, будут пересмотрены. При невозможности пересмотра объект будет сниматься с содержания. Если же объект является по сути враждебным человечеству, он будет уничтожен, без исключений.

Фелдон призадумался, сколько из них покинет пост, узнав некоторые более грязные секреты Фонда. Из числа таких, допуск к которым имел только бывший Совет О5 и Комитет по Этике.

- Доктор, отвечайте, пожалуйста.

- Простите, сэр. Могли бы вы повторить вопрос?

- Участвовали ли вы в содержании объектов под номерами 453, 231, 158, 239, а также любых объектов, которые в вашей Организации классифицировали как "гуманоидные"?

Фелдон отвёл взгляд. Хотелось солгать и отрицать какую-либо связь, но такой возможности не было.

- Да. Рано или поздно любой сотрудник Комитета по Этике вовлекался в содержание гуманоидов. Мы изо всех сил старались снизить дискомфорт объекта, который причиняли ему условия содержания. Или ей.

- Полагаю, доктор, вам известно, что большая часть ваших условий содержания гуманоидов нарушает множество законов во многих странах?

- У нас не было выбора! Поступи мы иначе, миру пришёл бы конец!

- Доктор, широким массам по-прежнему практически неизвестно то, что ваша организация зовёт "скульпторами реальности". По этой причине многие считают крайне маловероятным, чтобы беременная женщина или ребёнок детсадовского возраста могли уничтожить мир. Есть ли у вас доказательства обратного?

- Предостаточно, - сказал Фелдон. Он сделал было движение, чтобы сойти с помоста, на который его поставили перед допросом, но понял, что два здоровяка, стоящих по бокам, не позволят ему разгуливать по помещению. - До того, как меня назначили руководителям Комитета по Этике, я наблюдал исследования, проводимые с SCP-239. Во время этих исследований SCP-239 у меня на глазах превращала целые комнаты в защищённом учреждении Фонда, перекраивая их на свой вкус. В данном случае получился огромный кукольный домик. Всё было бы не так плохо, если бы сотрудники в помещениях при этом не превращались в тряпичных кукол. В рост человека, воспоминания и черты личности сохранялись. Когда ей сказали, чтобы она вернула всё, как было, руководитель научного проекта получил такую отповедь, цитирую дословно: "уйди отсюда, жопа с ушами". Не буду заострять внимание на том, что случилось с головой бедолаги, скажу лишь, что его не стало. Вышел за дверь и пропал. Прошло сколько-то времени, она наигралась "в куклы", и они тоже исчезли. Это был лишь один инцидент из множества, и при этом далеко не самый серьёзный.

- А женщина, которая у вас проходила под номером SCP-231? - спросил мужчина в центре, заранее не одобряя ответ, который ещё не дали.

- Сэр, есть такие вещи, которые никому не хотелось бы узнавать. Уверяю вас, это одна из них.

- Значит, вы сознательно подвергаете человека чему-то столь мерзостному, что вы не доверяете это бумаге и не произносите вслух, но при этом не видите в таком поведении ничего неэтичного?

- О, на мой взгляд здесь много чего идёт вразрез с этикой… по крайней мере, с общепринятой, - ответил он, мрачно улыбнувшись. - Видите ли, большинство людей не осознают тот факт, что SCP-231 - не одна беременная женщина. То, что широкие массы знают о SCP-231, по сути, не соответствует истине. Широкие массы, и, если говорить честно, просвещённые круги, а в том числе и вы, не знают, что SCP-231 на самом деле проходит под номером SCP-231-7. Она - седьмая и последняя из женщин, стоявших у нас на содержании под номером SCP-231-X. Остальных нет в живых. Смерть их наступила либо ввиду сбоя в разработанных нами процедурах содержания, либо в результате суицида, либо из-за предпринятых нами попыток извлечь… плод. В одном случае SCP-231-1 родила. Последовавший за этим инцидент унёс жизни сотен людей. Было ли это вам известно, сэр?

Собрание молчало, переваривая информацию.

- И было ли вам известно, что потенциальная, равно как и действительная, способность каждого следующего плода к разрушению превышала таковую у предыдущего?

Собрание нервно заёрзало, но молчало. Теперь перевес был за лысым доктором.

- Когда получите допуск, можете проверить правдивость моих слов, как бы банально это ни звучало.

Пару секунд собравшиеся выглядели нервозно, затем опять заговорил мужчина, сидевший в центре.

- Доктор, это решение собрание примет самостоятельно. Даже с учётом того, что сейчас нам известно о так называемых "скульпторах реальности", если следовать терминологии вашей организации, мы не можем принять на веру, что ребёнок, которому нет и десяти, может, по словам кое-кого из ваших коллег, "испарить мне голову", несмотря на предоставленную вами информацию. Дополню также, что все те непотребства, которые вы творите с женщиной, которую считали объектом номер 231, прекратятся сразу же, когда собранию будут предоставлены соответствующие полномочия.

Но уверенность их поколебалась, равно как и самоуверенность. Фелдон это замечал. Баланс сил в помещении сместился. Теперь звездой этого выступления был он.

- Хорошо… думаю, иногда нельзя поверить, пока не увидишь. Но если вы обнаружите, что неправы, что собираетесь делать? - заносчиво спросил он.

- Доктор Фелдон, на этом заседании не стоит вопрос о намерениях собрания. Сейчас на повестке дня - вы, ваши коллеги и ваше вопиюще неэтичное обращение с людьми различных национальностей. Обсуждаемый сейчас вопрос объявляю закрытым. Это понятно?

- Безусловно. Ещё вопросы будут?

- Есть ли у вас на содержании что-либо, что не уничтожает мир?

- Ну, у нас есть двухместный костюм ламы. В галошах. До того, как мы убрали его под замок, его психодиссоциативные свойства применяли в рекреационных целях, но носители костюма получали запредельную дозу и погибали.

- …чего?

- Не стоит внимания. Что-нибудь ещё?

- Да. Насколько вам известно, занимались ли вы разработкой или пересмотром таких условий содержания, частью которых являлось намеренное причинение вреда людям?

- …да.

Все члены собрания нахмурились.

- Имеются ли такие условия содержания за вашим авторством, или пересмотренные вами, в которых другие люди подвергались опасности?

- Да. Но мы…

- И имеются ли условия содержания за вашим авторством, или пересмотренные вами, частью которых является необычное или жестокое обращение с людьми?

- …дайте определение "необычности и жестокости".

- Доктор, уже эта фраза говорит собранию, что ваши моральные суждения сомнительны. По вашему же собственному признанию вы действовали неэтично.

- Учитывая всё это, учитывая возможность гибели сотен, тысяч и даже большего числа людей от действий даже одного объекта на нашем содержании, что является этичным? Что верно, что неверно? Что необычно, что жестоко? Готовы ли вы отвечать на этот вопрос весь остаток своей жизни?

Собрание замолкло. Тянулись мгновения.

- Разве вам, Комитету по Этике не было доверено удерживать Фонд в рамках этики? Эту задачу вы не выполнили.

- Думаете, я не справился с задачей? Сначала узнайте, потом говорите. Вы меня ещё назад попросите, чтобы я этим делом занялся вместо вас.

- От имени собрания заявляю, что на основании ваших заявлений, доктор, собрание рекомендует пожизненно отстранить вас от любой работы в Организации в нынешнем её виде. Также мы порекомендуем всестороннюю психологическую проверку в институте, который будет подобран нами же. Если будут продиагностированы какие-либо проблемы, лечение является обязательным, вне зависимости от сроков. Увести его.

Двое здоровяков, те самые, которые привели Фелдона в помещение, сопроводили руководителя Комитета по Этике за дверь и посадили в автомобиль, который отвезёт его в психиатрическую лечебницу. Таких было несколько, в них регулярно свозили бывших сотрудников Фонда, потому что международные законы теперь было нужно соблюдать.

Председатель собрания оглядел всех, кто собрался с ним за одним столом.

- Давайте следующего.

Две недели спустя

ЗАГОЛОВОК: БЫВШИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ

КОМИТЕТА ПО "ЭТИКЕ"

ОСВОБОЖДЁН И ВОССТАНОВЛЕН

В ДОЛЖНОСТИ

10 мая 2014

Сегодня доктор Роберт Фелдон, бывший руководитель комитета по "Этике" Организации был освобождён из психиатрической лечебницы, куда был направлен по результатам слушания Комитета ООН две недели назад, с полным восстановлением в должности. Большинство участников собрания отказались комментировать аннулирование своего решение и восстановление д-ра Фелдона в должности. Доктор Фелдон займёт место Грегори Рексина, председателя собрания и Комитета ООН по Этичному Содержанию Аномальных Объектов, Явлений и Существ.

Единственным комментарием Рексина было "В этом мире, где всё, что мы знали, перевёрнуто с ног на голову, что есть этика? Что верно, что неверно, и как дать определение словам "жестокий" и "необычный"?"

От дальнейших комментариев Рексин отказался. Продолжение см. стр. 2A ЭТИКА.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License