Переведённые фрагменты Книги Жизни

Данный документ представляет собой частичный перевод глиняных табличек, найденных в 1938 г. вместе с SCP-041-ES. Текст на табличках написан с помощью иероглифического, иератического и древнегреческого письма. Размер табличек варьирует от 22 до 54 см. Из 31 таблички 15 находятся в неудовлетворительном состоянии, 10 – полностью разрушены. Наиболее ранние датируются как минимум X в. до н.э., наиболее поздние, написанные на греческом, III в. н.э.

Изучение табличек показало, что они являются частью намного большего документа – священного текста культа Великого Зелёного Бога под названием Книга Жизни. По-видимому, полных копий данной книги не сохранилось.

После инцидента SA-L65235 все таблички были украдены Обществом Антарес, однако остались их фотографии, что позволило продолжить перевод.

I

Не верь тому, кто обожествляет рыбу: рыба – это просто еда, движения хвоста и серебряная рябь по реке. Это не бог.

Не верь тому, кто обожествляет крокодила: крокодил – это просто зубы и страх. Мы для него еда, и не нужны животному те драгоценности, которые ему приносят.

Не верь тому, кто обожествляет шакала: шакал – это просто голод и сопящая морда, что роется среди могил. Он вовсе не страж Дуата, земли мёртвых, и не встречает он покойных (фрагмент отсутствует).

Не верь тому, кто обожествляет кошку: нет в ней ни тайны, ни грации. За её закрытыми глазами лишь сонливость – и никаких секретов.

Не верь тому, кто обожествляет скарабея: это лишь сборщик навоза; солнце встаёт на горизонте и движется по небу вовсе не из-за того, что скарабей таскает с собой гниющий шар нечистот.

Не верь тому, кто обожествляет фараона: это всего лишь человек, наделённый властью, но властью не абсолютной. Он ест, пьёт, дышит, и он смертен, как и все мы (фрагмент отсутствует).

II

Жрица Аменардис плакала и умоляла, но слёзы не растрогали людей с факелами, и тогда она предложила себя вместо священных деревьев. Но мужчин с топорами не интересовало её юное тело. И срубили они божественные растения, и бросили их в огонь, где те рыдали и корчились в агонии. Тогда Аменардис захотела присоединиться к ним в этом пламени, но люди с огненными глазами и руками-топорами заставили её смотреть на костёр.

IV

Нет суда в загробном мире, нет пера Истины, и никто не взвешивает твоё сердце, чтобы сравнить его с тяжестью грехов. И нет никакой пожирающей трупы богини, которую нужно бояться.

Надо бояться того, что после смерти твоё семя упадёт на плохую землю, горькую и сухую, где даже скорпионы дохнут и где твои корни не прорастут. Или того, что птицы склюют твоё семя, или что задушат росток сорняки.

V

И сбросил он человеческую кожу, обнажив плоть и кровь: и была его плоть зелёной, а кровь – белой, словно смола, и росли оттуда листья и стебель, а затем и пурпурные цветы.

VII

И потом пришёл другой бог, на этот раз с запада. Это был бог без лица, без имени и тела, и его последователи не просто возвысили его над остальными богами, но утверждали, что он был единственный и отреклись от остальных. Они говорили, что боги – это просто бездушные статуи, однако сами поклонялись идолу, в котором ничего не было, кроме крови и страданий, кроме прибитых к кресту рук и следов ударов кнутом. Для его служителей самым главным была боль и расплата за грехи, и не было никакой радости в их вере (фрагмент отсутствует).

И плодились они, словно сорная трава, а семя веры в истинного бога всё реже и реже прорастало в сердцах людей. И стали они надменными и злыми, и в древнем городе имени Александра сошлись в бою древние лже-боги и новый лже-бог без лица и имени, человек окровавленный и со следами от ударов хлыста. И упали их статуи, сломанные. И храм мёртвого Аписа1 сожгли и сравняли с землёй.

IX

Тогда Ювелот сбросил свои сандалии и одежду, и покрыли его пылью и чёрным илом из реки, и дали ему два дорожных сосуда с водой из священного пруда, ни капли которой нельзя было проливать. И провёл он так два дня на коленях, в молитвенной позе, без пищи и воды.

Ил высох и превратился в глину. Но на третий день его омыли водой из священного пруда, и отпала глина, а вместе с ней – и его человеческая кожа, унося с собой все грехи, особенно те, что были совершены против деревьев, трав и любого другого существа с листьями и цветами.

И стала его кожа тёмной, а плоть зелёной.

X

И носил он одежду и сандалии из кожи животных, но его искупление всё ещё не было заверщено. Ведь был он раньше невежественным писцом, и множество растений папируса было принесено в жертву ради того, чтобы он мог писать на их останках никому не нужные вещи: сколько голов скота имеется в хозяйстве или о бессмыссленных военных победах фараона.

Поэтому дали ему задание, и дали ему бронзовый топор, которым раньше рубили деревья, и потому он тоже должен был быть очишен от скверны. И на рассвете четвёртого дня Ювелот спрятался на берегу Нила среди высоких трав. И увидел он людей, рубивших папирус, чтобы потом на его листьях писали слуги фараона. Он знал их – даже вспомнил имена двоих. Но ничего из этого уже не было важным, и в тот день Ювелот, как и его топор, который раньше рубил деревья, были очищены кровью тех, кто причиняет вред живым существам.

XV

И не было сердцу Амеса никого ближе, чем Рахотеп, и в долгие часы обучения искусству письма на папирусе и дереве их дружба становилась только прочнее, словно розовый гранит.

Их дружба началась в том возрасте, когда детей, скучающих по былым играм и забавам, уже начинают готовить к взрослой жизни: учителя рассказывали им о различных занятиях, преувеличивая их трудности и риски, чтобы разжечь в молодых серцах интерес к безопасной и престижной профессии писца. И дружба их длилась до зрелого возраста, но начал меняться Рахотеп, и иногда видел Амес незнакомца в том, кто ранее был его сердцу ближе всего.

Рахотеп начал терять веру и всё чаще сомневался в богах. И ядовитые слова сходили с его уст: будто бы боги – это всего лишь пустые каменные статуи, а жрецы – клещи на теле общества, питающиеся верой и храмовой данью.

Это шёпотом передавалось только Амесу и никому больше, но тот всё равно боялся за судьбу своего друга, почти брата. И советовал ему быть осторожнее, не поворачиваться спиной к древним богам, которые всегда защищали Египет. Но все увещевания были напрасны: Рахотеп совершил ошибку, великий грех, и его судьбою, которую тот выбрал сам, а не боги, было убить священного быка Аписа. А потом он сварил и съел его плоть, чтобы ещё более усугубить свою ересь.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License