Брат мой, обезьяна
рейтинг: +3+x

Обстановка: заваленный барахлом кабинет, обитель одного из самых умных и опытных сотрудников Фонда. Не слишком большой или навороченный, скорее, просто рабочее место. Мы не будем упоминать имя хозяина кабинета. Историю об этом парне мы расскажем как-нибудь в другой раз. А сегодня мы немного пообезьянничаем.

Статуэтка обезьяны окинула взглядом обстановку. Порядок, который она недавно навела, был разрушен безжалостной энтропией этого мира. Напевая, она начала собирать валявшиеся повсюду бумаги и складывать их в стопку. Она откорректировала правописание и удалила все ссылки, которые не относились к Альто Клефу. Те из них, что имели отношение к агенту Укулеле, так же известному как Адам бен Яхве, Люцифер, Первый из Падших и Этот Ублюдок, были выброшены в помойное ведро.

Она мечтала снова попасть в руки кому-нибудь из старых властителей вселенной. Они, по крайней мере, не занимались подобной ерундой. Брайт был скорее другом, хотя у нее и было тайное подозрение, что он ненавидел ее. Кондраки был взбалмошным и нелепым и обычно занимался безумными выходками вместо положенной работы.

Из всех них лучше всего было работать на доктора Гирса. Ког был свидетелем сдвига реальности во всей его красе, и это так травмировало его психику, что он предпочитал не принимать участие в дурацких выходках нового мира. Обычно он сидел в своем пустом кабинете, уставившись в стену, и только когда кто-нибудь заходил, он натягивал на себя маску бесстрастности и выслушивал то, что ему говорили, притворяясь, что ему есть до этого дело.

050 вздохнула и снова принялась за вещи своего хозяина.

Тут в дверь кабинета постучали. Это было странно. Обычно люди не решались даже проходить мимо нее, из страха, что вооруженный дробовиком демон выскочит из кабинета и подведет итог их жалкому существованию. Возможно, кто-то постучался по ошибке, к примеру, молодой исследователь, который еще не успел во всем разобраться. Обычно было достаточно одного такого раза, чтобы новичок сообразил, что за ужасы творятся вокруг.

Наступила пауза, и затем дверь медленно открылась. Половицы скрипнули под шагами человека, который приближался все ближе к занервничавшей статуе. Остановившись перед ней, он, казалось, собрал на себя весь свет, что был в комнате, представляясь в сознании 050 какой-то грандиозной фигурой. Губы человека задвигались, и он заговорил.

- Я здесь, чтобы поговорить с тобой о банановом бизнесе.

***

Покачиваясь на лианах в своем вольере, SCP-397 в очередной раз подумала о том, насколько скучна ее жизнь здесь. Она помнила наизусть каждый сантиметр своей камеры содержания и могла бы скакать с лианы на лиану даже с закрытыми глазами. Большую часть времени никто к ней не заходил, так что это занятие было единственной возможностью внести хоть какое-то разнообразие в ее дни.

И все же, были еще кое-какие дела помимо сидения в клетке и ожидания смерти.

Фыркнув, она соскользнула по лиане на пол вольера и стала в тысячный раз искать хоть какой-нибудь изъян, который мог бы помочь ей сбежать из этого места. Попыталась вырвать заклепки, опробовала на прочность покрытие пола, но результат был таким же, как обычно. Гладкие и без единой трещинки.

- Привет, 397.

Шерсть у нее на спине зашевелилась, и она застыла, скованная обезьяньим страхом. Кто-то был в ее вольере, кто-то с ней говорил. Враг или друг? Бороться или бежать?

Прежде чем она успела сделать какие-либо умозаключения по столь внезапно возникшим вопросам, голос зазвучал снова, на этот раз в повелительном тоне:

- Я думаю, у меня есть кое-что, что тебя заинтересует.

***

Вечеринка в кафетерии Зоны 19 проходила с размахом. Под потолком висели транспаранты со всеми поздравлениями, какие только можно вообразить. Столы были уставлены конфетами и тортами, сияющими в лучах флуоресцентных ламп и призывающими к незамедлительному поглощению. На головах у всех посетителей были праздничные колпаки, в руках – прочие предметы, созданные для увеселения.

В центре зала расположился целый маленький цирк, со слонами, львами и другими дрессированными животными. Тут были и пушки, и трапеции, и, похоже, даже несколько фокусников. Над всем этим царил огромный баннер, сотканный из бархата и дружелюбия. Он гласил: «С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ДОКТОР РАЙТС!»

В разгаре всего этого на пороге кафетерия появился человек.

Мужчина улыбнулся, когда толпа расступилась перед ним. Хотя вечеринка была хорошим поводом отвлечься от тяжелой, монотонной работы, здесь его интересовала одна единственная вещь. На центральном столе, окруженная конфетами и аплодисментами исследователей, стояла маленькая игрушечная обезьяна, дарившая праздничное настроение всем, кто в нем нуждался.

- Именинная обезьянка. Сколько лет, сколько зим.

Обезьянка ударила палочкой о колокольчик, перекувырнулась и продолжила петь свои куплеты.

- Много воды утекло… но сейчас мы нуждаемся в твоих лидерских навыках. Не так уж много обезьян способны объединить людей на подобной вечеринке.

Последний раз ударив в свой колокольчик, именинная обезьянка подняла взгляд на мужчину. Она стукнула в колокольчик дважды.

- Нет… это не связано с Манхеттеном. У нас для тебя есть новая работа.

- Уук?

- Да, уук.

***

Любой, кто приближался к Участку, где содержались носатые инженеры, слышал их присутствие раньше, чем успевал увидеть. Вскоре после этого ему в нос ударял запах раскаленного металла, паленого обезьяньего меха и окалины. После того, как все прочие органы чувств были повергнуты в сенсорный шок, взору охваченного трепетом посетителя открывался заводской отсек, наполненный машинами и магией.

Череда безликих обезьян слаженно работала за конвейерной лентой. Ремень конвейера крутился - будь он настоящим ремнём, потребовались бы брюки самого большого размера. Каждый из работников знал свою работу и делал ее с удовольствием. На конце ленты семь обезьян в очках, надетых поверх отсутствующих глаз, были заняты сборкой деталей в то, что должно было стать новым хитроумным устройством.

Производство не замедлилось ни на секунду, когда несколько людей вошли в область содержания. Один из них окинул взглядом удивительные устройства, расположившиеся в помещении, и ухмыльнулся. Он попал в нужное место.

- Спросите их, заинтересованы ли они в деловом предложении.

Стоявший слева от него молодой парень с покрытым угревой сыпью лицом кивнул и заговорил с обезьянами на жестовом языке глухо-немых.

- Ну? Что они говорят?

Прыщавый парень обернулся к своему спутнику.

– Они согласны работать, если это будет что-то, что их развлечет.

- Скажи им, - мужчина развернулся и направился к выходу, - что именно это они и получат.

***

Доктор Джек Брайт внимательно изучал лицо своего нового посетителя.

- Я правда, правда не хочу этого делать.

Мужчина в кресле наклонился вперед, лениво покручивая в руке безделушку со стола Брайта.

- Ты задолжал мне, Брайт. Мы оба это знаем.

Брайт состроил худшую гримасу, на которую было способно его обезьянье лицо.

- А ты своего не упустишь, да?

- Ни за что. Так что, по рукам?

- …По рукам.

***

Двумя днями позднее пять обезьян сидели вместе на огромном пустом подиуме. Две статуэтки, один носатый инженер, одна возмущенная шимпанзе и начинающий скучать и раздражаться орангутанг. Мужчина, который созвал их вместе, бодро взошёл на подиум и вытащил из кармана несколько потрепанных записок-шпаргалок.

- Господа обезьяны. Меня зовут доктор Бласт, и я здесь, чтобы рассказать вам о величайшем проекте Фонда SCP, связанном с обезьянами.

Он сделал драматическую паузу. Никто этого не оценил.

- Позвольте вам представить… МОГ Омега-7-младшая «Обезьянничающие».

Брайт с размаху дал себе ладонью по лицу.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License