Старый пес и новые трюки
рейтинг: +6+x

Две недели назад…

В безымянном гараже, в учреждении, которого не существует, пёс пытался починить гидравлический серводвигатель.

Подняв лапу, он печатал на специально сконструированной клавиатуре, которую он собрал для себя, ещё когда его лаборатория была куда больше и лучше оснащена. Механические руки пересобрали детали в двигателе и подключили его к насосу.

Процесс двигался медленно. Ужасно медленно. Пёс помнил время - меньше десяти лет назад - когда он возглавлял крупную внутреннюю службу Фонда. Тогда отдел исследований и разработок был самым невероятным местом, в которое только можно было попасть в Фонде. Вихрь открытий - и он находился в глазу бури, одна из ярчайших звезд Фонда, учёный, наполненный такой бурлящей энергией, что даже невольное превращение в собаку не смогло его сломить.

Всего девять лет назад каждый в Организации знал его кодовое имя: "Кейн Пейтос Кроу".

Девять лет назад…

Он вытянул лапы, скуля от боли в бёдрах. "Артрит, - сказал ему ветеринар. - Попробуем глюкозамин, а если станет совсем плохо, то и обезболивающие, но у вашей породы это вполне распространённая проблема". Он нажал на клавишу. Игла измерительного устройства поднялась и застыла рядом с линией, которая, как он знал, была красной.

Внезапно раздался треск, загудела охранная сирена. Из стыка в серводвигателе брызнула струйка гидравлической жидкости и оросила противоположную стену гаража.

Пёс сердито зарычал на клавиатуру и шлёпнул лапой по жёлтой кнопке. Давление пошло на убыль, и фонтан гидравлической жидкости начал исчезать.

- Всё ещё пытаешься починить этого динозавра? - спросил кто-то елейным голосом.

Человек, вошедший в комнату, нёс арбуз в маленькой авоське, сплетённой из нейлоновых нитей. Для пса это было полной неожиданностью. К нему нечасто захаживали без предупреждения. Может, снова д-р Манн и агент Ламент с предложением стаскаться на очередное плохо продуманное задание… нет. Он пах не так, как те двое.

Затем пес разглядел, что посетитель был обладателем огромной ухмылки чеширского кота, носа, слишком крупного для его уродливого лица, а на глаза и вовсе было больно смотреть.

- Клеф, - констатировал профессор Кейн Пейтос Кроу.

- Кроу, - Клеф водрузил арбуз на ближайший стол, широким движением руки безжалостно сметая с него бардак из проводов и транзисторов. - У тебя ещё остался тот крутой лазерный резак? - спросил он. - Будет легче разрезать им, чем ножом.

- Положи на рабочий стол вон туда, - сказал профессор Кроу. - Я отрегулирую резчик.

Клеф последовал совету. Кейн рылся в большой куче разнообразных устройств, пока наконец не выудил то, что искал: большую серую коробку с наклейкой "ОПАСНО: ЛАЗЕР", небрежно прилепленной к боку.

- Ты не мог бы прикрепить его к манипулятору? - попросил Кейн. - Я бы сам это сделал, но сам знаешь. Никак без больших пальцев.

- Не вопрос, - отозвался Клеф. - Питание втыкать сюда?

- Мда, - сказал Кейн. - Тебе придется раздобыть скотч, чтобы примотать его покрепче. Штыковая оправа недавно сломалась, у меня не было времени её починить.

- Не было времени или не было желания? - переспросил Клеф. Он слегка поковырял кончик клейкой ленты, пока не смог его подцепить, после чего начал плотно наматывать скотч вокруг места, где лазерный резчик соединялся с манипулятором. - Вроде бы, в прошлом тебе такая штука не стала бы помехой.

- В прошлом у меня был целый отдел. Сейчас мне приходится делать всё самому, - ответил Кейн. Ему также было разрешено пользоваться помощью нескольких роботизированных устройств, за что он был благодарен - иметь дело с теми живыми ассистентами, которых ему иногда назначали, становилось всё более неловко, особенно когда те, кто смог привыкнуть к его необычному внешнему виду, подвергались ротации.

Он скользнул лапой по преувеличенно большому тачпаду, наводя прицел на изображение арбуза, после чего начал задавать программу для движения механических рук.

- Могло быть и хуже, - признался он. - Я мог оказаться в собачьей конуре. Или в приюте, в ожидании, когда меня усыпят.

- Они бы никогда этого не сделали. Не с одним из героев Фонда.

- Ха, героев, - горько произнес Кейн, - их немного сейчас в Организации осталось.

- Как и психопатов, - заметил Клеф. - Теперь мы можем читать отчёты о содержании, не продираясь через страницы ненужных комментариев от всех, кто сидит на галерке и думает, что ему есть, что сказать. - Он отступил от стола и надел пару затемнённых защитных очков. Одна из линз оказалась слегка надтреснута.

- Ну, уже что-то, - согласился Кейн. - Протяни мне тот капюшон.

Клеф взял капюшон и накрыл им голову Кейна, осторожно надвигая затемнённые линзы на глаза пса. Профессор ткнул в пару клавиш на лазере, просматривая предварительную симуляцию, затем ударил по большой красной кнопке.

Раздалось жужжание, в воздухе распространился запах озона, и рабочий стол осветила яркая голубая вспышка. Когда у них прояснилось в глазах, они увидели, что арбуз разрезан на шесть равных кусков.

- Хех, похоже, работает всё так же отлично, - заметил Клеф.

- Надеюсь, это была метафора? - спросил Кейн.

- Если тебе так больше нравится, то да. - Клеф взял один из ломтей арбуза, а другой положил на треснувшее керамическое блюдо, стоящее у подушки, служившей Кейну кроватью. Золотистый ретривер с пробивающейся на морде седой шерстью улёгся на подушку и вгрызся в сладкий, сочный алый арбуз. Оба друга некоторое время ели молча, наслаждаясь своей закуской в солидарной тишине.

- Всё ещё стараешься заставить старушку работать? - Клеф кивнул на массивную громадину, лежавшую в разобранном виде по всему гаражу.

- Основной двигатель в правом бедре всё ещё выходит из строя под давлением, - сказал Кейн. - Если бы у меня был бюджет, я бы выточил весь движок с нуля. А будь разрешение, я бы воссоздал оригинальный рецепт с помощью 914. А в нынешних условиях я просто пробую разные швы и заплаты. Ни один из них, похоже, не держит. - Он откусил большой кусок арбуза, звучно пережевывая хрустящий алый плод.

- Ты бы поусерднее этим занялся, - сказал Клеф. - Какие-нибудь большие могущественные люди вполне могут придти и попросить тебя привести его в рабочее состояние.

Кейн перестал жевать. Он внимательно уставился на Клефа, плевавшегося арбузными семечками в ржавую банку из-под кофе.

- Ладно, коварный ты старый хрен, - прорычал пес. - Что ты такого знаешь, что мне не говоришь?

Клеф бросил арбузную кожуру обратно на рабочий стол и взял два новых ломтя для себя и профессора.

- Вчера был инцидент, - сказал он. - Код "Штормовые сумерки" в Зоне 17. Комплекс атаковала неопознанная враждебная группировка. В итоге - потери в штате и несколько нарушений условий содержания объектов. Одним из них была SCP-105.

- Хех, Айрис? Мечта Дантенсена наконец-то исполнилась, да будет земля ему пухом, - печально произнес Кроу. - Не думаю, что её кто-то будет разыскивать, учитывая, что её камера заперта в хранилище.

- 105 не сбежала, - сказал Клеф. - Она забрала пистолет с трупа мёртвого агента и помогла службе безопасности отбиться от нападавших.

- Айрис? Подняла пистолет и дала отпор? Эта застенчивая маленькая девочка?

- Она уже давно не застенчивая маленькая девочка, Кроу, - сказал Клеф. - Девять лет способны изменить человека. А девять лет сидения взаперти в клетке - тем более. Но важно то, что даже без своего фотоаппарата 105 оказалась полезным и толковым ресурсом. Она осталась преданна своим тюремщикам, даже когда у неё появились все шансы дать деру. Так что теперь у шишек наверху стали появляться идеи. И некоторые из них обратили внимание на то, что мы сильно сдали обороты в последнее время, и что у нас тут под носом сидит целая куча ресурсов, которые мы не используем. А затем в конечном счёте один из них вспомнит о маленьком эксперименте под началом генерала Боу, который мы хранили в дальнем ящике все девять лет как худшую идею, которая когда-либо рождалась в Фонде…

- "Шкатулка Пандоры", - произнес Кейн.

- Бинго, - откликнулся Клеф. - И они собираются заявиться к выжившим старым пердунам, которые участвовали в этом в тот раз, и попросить поучаствовать ещё раз. Вопрос теперь стоит следующим образом: что мы им ответим?

- Навалить им в ботинки, думаю, будет адекватным ответом, - заметил Кейн. - Они же нас просто выставили за дверь.

- Думаешь? - спросил Клеф. - Если бы они хотели выставить нас за дверь, они бы поступили с нами, как с Кондраки и Дантенсеном. - Он жёстко ухмыльнулся. - Нас законсервировали, Кроу. Как старые боевые корабли. Превратили в музейные экспонаты, но сохранили в исправном состоянии на случай, если им снова понадобится послать нас на войну. Но, в отличие от старых кораблей, мы можем выбирать, хотим мы быть снова призваны или нет.

Старые друзья продолжали жевать свой арбуз в задумчивой тишине.

- …Да имел я их, - наконец высказался Кейн.

- Да, имели мы их прямо в задницу, - согласился Клеф.

- Однажды мы уже сделали, как они хотели. Исполняли приказы, как хорошие солдаты. Что это нам дало?

- Вообще ничего, - согласился Клеф. - Они нас использовали, как носовые платки, а потом выбросили в помойку.

- Чтоб я сдох, если буду снова участвовать в их политических играх и схемах, - сказал Кейн.

- С меня хватит убийств, - холодно заявил Клеф. - И так уже слишком много крови на моих руках, не надо добавлять.

- Так что мы ответим "нет", - сказал Кейн.

- Мы ответим "нет", - согласился Клеф.

Он повертел в руках наполовину съеденный кусок арбуза. Профессор Кейн внимательно вглядывался в жёлто-зелёные узоры на его кожуре.

- …Они будут использовать её против тебя, - наконец проговорил он.

- А тебе они предложат то, от чего ты не сможешь отказаться, - заметил Клеф.

- В конце концов, совершенно не важно, что мы хотим, - сказал Кейн. - Эти кукловоды держат нас на ниточках, и мы будем делать то, что они пожелают. - Он оттолкнул от себя объеденную кожуру седеющим носом.

Клеф вгрызся в свой арбуз. Его ухмылка превратилась в оскал акулы.

- Тогда в процессе мы выдоим из них всё, что только сможем, - сказал он, разбрызгивая сок и кусочки арбуза из полунабитого рта.


Когда несколько дней спустя к нему для осмотра зашёл его ветеринар, пёс устанавливал гидравлический двигатель на прежнее место в гигантском яйцевидном роботе.

- Здравствуйте, профессор, - сказал человек. Это был лысеющий белый мужчина пятидесяти-шестидесяти лет, в лабораторном халате и с медицинской сумкой в руке.

- Привет, Ког, - сказал Кейн.

- Как вы себя чувствуете сегодня? - спросил Гирс. Он открыл сумку и начал выкладывать свои инструменты и материалы на стол. Его голос был блеклым и безэмоциональным. Любой другой счёл бы его манеры холодными.

Но Кейн всё же знал его лучше. Гирс не был ветеринаром по профессии. Но после того, как Кейна засадили в это помещение, Гирс в один из дней объявил, что он изучал ветеринарную медицину и достиг успехов в этой области, и попросил, чтобы его назначили личным терапевтом Кейна. Администрация дала положительный ответ.

Нечасто такой человек, как Гирс, совершал что-нибудь трогательное.

Золотистый ретривер осторожно вскарабкался на низенький стол. Гирс начал осмотр: вес, анатомические параметры, прослушивание стетоскопом сердца и легких. Измерение пульса. Проверка на опухание лимфоузлов. Пальпация брюшной полости на предмет опухолей или нарушений. Зубы и когти. Лапы и конечности.

- Небольшое ухудшение в бедренных суставах, - пробормотал Гирс. - Похоже, глюкозамин возымел эффект. Попробуем увеличить дозировку.

Он осмотрел морду Кейна вблизи.

- Стало больше седой шерсти вокруг носа.

- Иными словами, не так плохо для пятнадцатилетнего пса, но довольно дерьмово для тридцатипятилетнего мужика, - подытожил Кейн.

- Действительно, - холодно произнес Гирс. Он опустил свой стетоскоп и взял зонд для удаления камней. - Есть небольшое развитие зубных камней вокруг дёсен, - сказал он. - Неожиданно.

- Мой робот для чистки зубов сломался. Я пользовался жевательными палочками, - объяснил Кейн.

- Я бы посоветовал его починить, - сказал Гирс. - А пока что я проведу очистку зубов.

Это оказалось долгим и скучным процессом: Гирс соскабливал налёт с зубов Кейна со всей тщательностью. Он только что закончил с коренными зубами, когда в помещении появилась ещё одна фигура. Для Кейна это не было сюрпризом. Он уже давно ждал гостей.

Незваный гость оказался чернокожей женщиной среднего роста в костюме в тонкую полоску. Вьющиеся волосы обрамляли улыбающееся лицо.

- Профессор Кроу, не так ли? - сказала она. - Доктор Гирс. Я O5-10.

- Нихего кадодного, - попытался ответить Кейн, но его слова запутались вокруг стоматологического инструмента Гирса.

Женщина одарила его любопытным взглядом.

- Ихвинике. - Он дождался, когда Гирс уберёт свой чистящий зонд из его пасти. - Но нет. Вы не пахнете как О5. У них у всех… ладно. Вы пахнете, не как они.

- Приятно слышать, - сказала женщина. - Вы, конечно, правы. По факту, я не O5-10. Я, если быть совсем честным, её подставное лицо. Меня называют "Соль". Это, конечно, засекречено на высочайшем уровне. Мне не надо вам рассказывать, какие могут быть последствия, если вы кому-нибудь скажете хоть слово об этом, верно?

- Подтверждаю.

- Да, конечно, - ответил Кейн.

- Отлично, - произнесла Соль. - В таком случае, я хотела бы, чтобы вы начали исследование на тему аномальных ароматов, окружающих членов Совета О5. Естественно, предполагается, что вы сможете заниматься этим в промежутках между другими проектами. - Она протянула золотистому ретриверу толстую стопку документов.

- Ког? - попросил Кейн.

- Конечно. - Д-р Гирс взял стопку бумаг и помог Кейну загрузить их в машину, напоминавшую смесь пюпитра и прибор для чтения микрофильмов. Он загудела, захрустела, зажужжала, а затем начала проецировать изображения страниц на экран, достаточно большой, чтобы усталые глаза старого пса могли чётко их видеть.

Здесь было всё. Скороход. Экзоскелет. Звуковая импульсная пушка. Самонаводящийся по тепловому излучению атомный дезинтегратор. Жезл гармонического рассеяния.

И ещё кое-что.

Проект "Олимпия". Его закрытие в своё время было самым страшным ударом из всех.

"Ни хрена себе! - подумал Кейн, и его хвост непроизвольно задёргался. - Мы снова в деле".

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License