Разные истории

Попутчики

Существуют истории о странных попутчиках – иногда они появляются, исключительно ночью, на тихих дорогах, едва заметно мелькают в свете фар, никогда не подают знак. Их лица всегда хранят выражение глубокого отчаяния, они закутаны в тяжелое пальто и длинные брюки, обычно в перчатках. Если ты остановишься, они покажутся тебе достаточно любезными, вежливыми, но едва ли разговорчивыми. Они заверят тебя, что в следующем городе или городишке на твоём пути будет отличное место, чтобы высадить их. Вполне нормально. Пока ты не попытаешься их убить.

Они довольно легко умирают. Но загляни под их одежду, и ты увидишь кожу, изуродованную полосками шрамов, создающих повторяющийся, жутковатый узор, и даже сама структура их кожи вселяет тревогу. У них нет ни бумажников, ни удостоверений. Хотя, если ты разрежешь им живот, увидишь, что внутри они отличаются от людей. Нет ни крови, ни мышц, только ввалившаяся полость с одним-единственным предметом. Предмет может быть разным. Среди примеров – одна тяжёлая золотая монета с вырезанными на ней рунами, которые никто никогда не расшифрует. Драгоценный бриллиант с фрактальными краями, разрезающий голую плоть на полосы. Небольшая ваза, совершено небьющаяся, источающая аромат океана и всегда влажная…

Единожды забрав себе предмет попутчика, ты обнаружишь себя вечно колесящим по тихим ночным дорогам. Ты никогда не задумаешься об этом, просто будешь ездить. Искушение заполучить ещё один предмет будет тихо жужжать в твоей голове. Ты будешь стремиться заметить фигуру в свете фар; постарайся удержаться от порыва остановить машину, и, возможно, у тебя получится. А может и нет. Ты попытаешься заверить себя, что это обычный человек, у которого закончился бензин. Рациональная часть твоего мозга будет кричать в ответ на то, что ты делаешь. Ты улыбнёшься и кивнёшь, они сядут в машину, а ты медленно, как бы невзначай потянешься под сиденье или вперед к бардачку.


Запретная сделка

В промышленном районе Бирмингема, Великобритания, можно найти маленькое незаметное здание под названием «Padraic Willoughsby and Co.». Почти всё время его двери заперты, а окна занавешены. Однако 29го февраля каждого високосного года перед парадным входом появляется маленький пластиковый контейнер с визитками. На передней стороне визитки огромные заглавные буквы гласят: «АНГЛИЙСКИЕ ВОЛШЕБНИКИ-СПЕЦИАЛИСТЫ ИЗ PADRAIC WILLOUGHSBY AND CO.». на обратной стороне мелким, почти нечитаемым шрифтом напечатано: «Кровь невинных».

В любую ночь после полуночи ты можешь прийти к Paidraic Willoughsby and Co., провести этой визиткой по дверной щели, и дверь тотчас отопрётся. Внутри пустая комната с белыми стенами. В комнате нет света, за исключением тонкой полоски в конце другой комнаты. Войдя в эту комнату, ты поймешь, что на самом деле это еще одна дверь. Если ты постучишь в неё, голос спросит: «Что облагораживает человека?», и ты должен ответить фразой с обратной стороны визитки: «Кровь невинных». Дверь откроется, и ты войдёшь в другую комнату, гостиную. Там увидишь, в зависимости от ночи, 5-10 человек, одетых в костюмы поздней эпохи Эдуардов, которые сидят, курят и пьют бренди. В комнате не слышно никаких переговоров, тишину нарушает только фонограф, играющий одну и ту же запись снова и снова, до бесконечности. Любую твою попытку заговорить с кем-то из покровителей они просто проигнорируют и притворятся, будто тебя здесь нет.

По направлению к южному крылу комнаты ты найдешь большой круглый стол, немого отличающийся от других. На нём будут лежать писчее перо и документ. Документ содержит всю информацию о тебе: дату рождения, место жительства, судимости, самые большие страхи и т.д. Внизу документа – длинная линия, просящая твоей подписи. Никто не знает, что случится, если ты её поставишь.


Маяк

В Средиземном Море есть маленький остров, не отмеченный ни на одной из карт. Его нельзя увидеть с другого острова, да и с него самого не видна никакая земля. На этом острове стоит маяк, разъеденный возрастом и морской водой, в котором никогда не загорается свет. Внутри нет ничего, разве что спиральная лестница наверх и древний, покрытый пылью книжный шкаф.

Шкаф полон непомеченных книг; в нём всё перетянуто старой кожей, за исключением одного пустого места. Взятая с полки книга бросится открытой тебе в руки, и начертанные в ней слова начнут выкрикиваться в воздух. Ты должен силой закрыть книгу и затолкнуть её обратно на полку, иначе извечное зло, которое вмещают эти страницы, вырвется на свободу, и тебе придётся занять его место чернилами и кожаными лентами, изготовленными из твоих собственных плоти и крови.
Однако если ты принесёшь на остров нужную книгу и заполнишь ею пустое место, маяк зажжёт свет. Пока он будет светить, мир будет наслаждаться бесконечным раем, всё зло мира будет заточено внутри маяка. Пока оно будет там, никто не сможет попасть внутрь или выйти наружу.

Единственная сложность: ты будешь заперт навечно вместе со всем злом, когда-либо известным или задуманным человеком или богом. Единственный способ спастись – потушить маяк.


Письма

Все выходные тебя не было в городе. Вернувшись домой, ты замечаешь, что почтовый ящик доверху набит письмами. Их там штук тридцать. Письма без обратного адреса, некоторые из них тяжелые и сырые на ощупь, словно побывавшие в воде или, скорее всего, наполненные жидкостью изнутри. На всех конвертах стоят твое имя и адрес, причем на большинстве они почему-то криво нацарапаны поперек конверта красными чернилами. От писем отвратительно пахнет разлагающимся мясом и гниющим мусором. Тебе не слишком хочется нести их домой, но любопытство оказывается сильнее отвращения. Ты кое-как ухитряешься отнести письма в дом и выгружаешь их в раковину на кухне, чтобы этой мерзостью не пропахла вся квартира.

Ты вытаскиваешь из этой кучи наименее сырое и более-менее аккуратно оформленное письмо и открываешь его. Внутри оказываются фотографии. Снимки совершенно незнакомых тебе людей с выколотыми глазами, выбитыми зубами, в сумасшедшей улыбке растянутым ртом, вспоротым горлом. От увиденного тебе становится не по себе, и ты со страхом думаешь о том, что же в остальных конвертах. Ты лихорадочно вскрываешь письмо за письмом, и постепенно в твоих руках собирается огромная куча фотографий зверски убитых людей. Тела с отрубленными конечностями, лежащие на операционных столах вскрытые трупы с вырезанными органами, повешенные люди с выпотрошенными внутренностями, истекающие кровью. На некоторых сырых письмах ты замечаешь следы крови и грязи.

Чем больше писем ты открываешь, тем чаще на снимках тебе попадаются знакомые лица. Некоторых ты видел на работе, с некоторыми вместе учился в школе. В последних конвертах ты находишь фотографии с изуродованными телами твоих близких друзей и родных.

И вот ты держишь в руках последнее письмо. Ты теряешься в догадках относительно его содержимого, но выбора у тебя уже нет. Ты открываешь конверт и узнаешь на выпавшей оттуда фотографии… себя. Ты жив, твои глаза нетронуты, руки-ноги тоже на месте. Снимок был сделан на входе в твой дом, как раз перед тем, как ты забрал свою отвратительную почту.
И когда ты слышишь, как открывается дверь в комнату, ты теряешь сознание.


Записная книжка

Где-то на земле есть одна весьма занятная коллекция книг. Может быть, она находится на пыльной неокрашенной полке в темном углу на чьем-то чердаке; а может она, упакованная в заплесневелые коробки, пылится где-то в подвале маленькой, неизвестной библиотеки. Все книги в этой коллекции написаны от руки, несколько сотен томов: от обтянутых кожей двухсотлетних рукописей с пожелтевшими от времени страницами до вполне современных блокнотов на «пружинке».

Все это – дневники, написанные людьми знаменитыми и не очень, но, несомненно, самыми жуткими сумасшедшими и убийцами, каких только знал мир. Коллекция пополняется и по сей день. И, как только ты найдешь ее, тут же услышишь едва различимый, удивительно похожий на скрип пера звук. Это значит, что библиотека стала больше на один экземпляр. Совершенно новый блокнот с совершенно чистыми, кроме, пожалуй, первой, страницами. На первой странице ты найдешь начало своего собственного дневника, написанное твоей собственной рукой.


Фруктовый сад (предположительный автор: Joreal Conners)

Ты в странной комнате. Ты не помнишь, как попал сюда, но ты точно знаешь, что нет особой нужды оставаться здесь. И потому ты решаешь, что лучше уйти. Ты выходишь и оказываешься в огороженном саду, прямо в начале аллеи с апельсиновыми деревьями слева и яблонями справа. За твоей спиной остается дверь, сверху донизу покрытая замками. Ключей у тебя, конечно же, нет, и потому тебе ничего не остается, как пойти вперед.

Ты идешь по узкой земляной тропинке и каждой клеткой своего тела ощущаешь пустоту, что ждет тебя в конце пути. С каждым твоим шагом фрукты становятся все более притягательными. Ты с наслаждением вдыхаешь воздух, наполненный невероятно сладкими ароматами. Все это великолепие так и манит подойти и попробовать, но ты уверен, что с деревьев лучше ничего не срывать, и не поддаешься этому наваждению.

Ты идешь дальше по этому прекрасному фруктовому саду и размышляешь, не повернуть ли назад. Кажется, прошло не так уж много времени, но ты уже очень далеко от двери с замками, и это тебя почему-то озадачивает. Ты продолжаешь идти и вдруг с удивлением замечаешь, что твои руки постепенно покрываются морщинистой коркой и становится трудно дышать. Ты решаешь вернуться в начало тропы, и твои руки возвращаются в нормальное состояние.

Ты поворачиваешь назад, а деревья, оставшиеся за твоей спиной, начинают умирать. Сочные ароматные ярко-красные яблоки сереют и засыхают. Из апельсинов вытекает сок, и на ветках остается только сморщенная загнивающая кожура.

Вдруг яблоки резко начинают осыпаться, с глухим стуком ударяясь о землю и растворяясь в ней, не оставляя ни ямок, ни каких-либо других отметин в местах соприкосновения с почвой. Апельсины лопаются, и из них течет густая слизь, источающая ужасное зловоние. Сад постепенно окрашивается в черно-фиолетовые тона, превращаясь в зловещую тень былого великолепия.

Охваченный ужасом, ты ускоряешь шаг и идешь, не оглядываясь на деревья. Да тебе и не нужно оглядываться. Ты слышишь, как жизнь покидает их, как они с грохотом падают на землю и исчезают в ней. Ты чувствуешь, как твое тело начинает меняться: исчезает лишний вес, кожа начинает отпадать, словно отсекаемый неизвестным скульптором мрамор, ты начинаешь дышать глубже и все равно не можешь надышаться. Едва завидев дверь, ты срываешься на бег.

Ты замечаешь, что яблонь уже почти не осталось, и, как только исчезла последняя, под землю начали уходить апельсиновые деревья. Завороженный этим зрелищем, ты остановился и услышал, как деревья прошептали твое имя. Их истошные крики о помощи эхом отозвались в твоей голове. Ты снова побежал, вздрагивая от каждого звука. Голоса исчезали вместе с деревьями, но одновременно с этим с каждой секундой их становилось все больше и больше.

Наконец ты достиг двери. С помощью новоприобретенной нечеловеческой силы ты выламываешь замок, оборачиваешься и видишь огромное насквозь прогнившее бревно, стремительными прыжками приближающееся к тебе. В панике ты пытаешься вскрыть еще один замок, кое-как справившись с более мелкими. Ты слышишь скрип бревна и то, как оно тяжело стучит по земле при каждом приземлении Последний замок поддается как раз в тот момент, когда бревно нависает над тобой громадной тенью и уже вот-вот готово раздавить тебя.

Ты вышел из сада, и в то же самое время бревно рухнуло на землю и рассыпалось в щепки, преграждая тем самым выход или вход в этот истощенный сад смерти. Вдруг ты видишь яркий свет, бежишь туда и … падаешь в огонь, прямо на вилы, поднятые и готовые препроводить тебя в твое последнее вечное пристанище. Маленькие омерзительные существа начинают рвать твое тело на части, пока оно не становится похожим на обтесанное полено.

Затем черти испражняются на твой обуглившийся труп, делая это с какой-то особой ненавистью и нестерпимой жаждой мести. После всего этого они выносят все, что осталось от твоего тела, обратно в сад и закапывают. И как только последняя горсть земли завершает твой могильный холм, демоны поджигают землю дьявольскими огнями. В это же самое мгновение твое тело начинает превращаться в жуткое на вид дерево, точно такое же, как те деревья, которые ты уничтожил в попытке выбраться из этой дьявольской тюрьмы. Рядом с тобой из-под земли выросли остальные деревья, а на твоих многочисленных руках-ветках появились сочные ароматные яблоки.

Демоны ушли, закрыв за собой дверь, и вот ты видишь, как следующая жертва падает с горящего неба в прекрасный фруктовый сад…


Пять подношений

В воющий храм света чёрной луны
Пришли пять глупцов из ночной глубины.

Первый дал плоть,
Дал камень второй,
Третий - шаги, чтоб нарушить покой.
Четвёртый дал жизнь и мысли вдохнул,
Но пятый - промедлил
И пятый - моргнул.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License