Запас прочности
рейтинг: +17+x

Планшет настойчиво вибрировал. Означать это могло только одно - срочное сообщение от начальства.

- Мы ещё даже осмотр не начали, а тов…

Котов - старший инженер группы "Райдо-1" - замолчал на полуслове. На экране отображались спецсимволы событий класса ZK и TCF, в строке состояния шла загрузка инструкций.

- Лёша, бегом на выход, - крикнул Котов шагающему в паре десятков метров впереди стажеру и включил гарнитуру. - Товарищи, текущее задание снимается, всех жду на выходе из Сектора через десять минут.


- Что… то… срочное… - запыхавшийся инженер Сухов, плотный и крепкий, больше похожий на дворфа, нежели на человека, только что выбежал из центрального входа в Сектор 161. Небольшой рост и целый рюкзак тяжелого оборудования не мешали ему обогнать трёх сослуживцев, членов мобильной инженерной группы "Райдо-1", которые через несколько секунд также оказались рядом с Котовым. Теперь на выходе с КПП-№1 у небольшого фургончика-газели стояло восемь человек. Наконец, когда все были в сборе, Котов произнёс:

- Товарищи, Седьмая трещит по швам, причина - массовое НУС, остальное нам знать не положено. Наша задача - запуск резервных генераторов в экстремальных условиях. Обстановка не радует: ЛЭПы от станции серьёзно повреждены, автоматика на резерве не сработала, Зона обесточена, плюс не забываем про объекты. Упаковываемся следующим образом: электронка - Зиновьеву, гидравлика - Сухову, сварку беру, проводку и компоненты Лёше, остальным экипироваться на общую че-эс. Машину оставляем тут, вертушка из шестьдесят второго будет через пять минут. Пока что это все инструкции. Приступаем.

Про ZK Котов тактично умолчал, как и про причину, по которой столь тривиальную задачу поставили мобильной инженерной группе. Внезапное пополнение из двух новичков-стажёров не располагало на откровения, к тому же молодые ребята и так уже заметно нервничали. Закрепляя на тактическом рюкзаке небольшой ацетиленовый баллон, Котов внимательно следил за молодыми. Алексей, маленький - даже ниже Сухова - худощавый паренек, которого он сегодня утром взял в пару на осмотр Сектора, аккуратно сматывал различного вида кабели и провода, однако руки его заметно тряслись. Артём - второй стажер, отличавшийся от Алексея лишь ростом - старался выглядеть спокойнее и, что-то напевая себе под нос, пытался засунуть ремкомплект в практически полный рюкзак. "Вот и будет боевое крещение у ребят в первый же день службы".

Ровно через пять минут в небе показался белый МИ-26 без опознавательных знаков.


- Здаров, Фехи, - приветствие Зиновьева, вечного позитива группы "Райдо-1", утонуло в нарастающем гуле двигателей вертолёта.

Котов махнул рукой старшему инженеру группы "Феху-1", показал на гарнитуру и сделал едва заметный жест рукой, означающий переход на отдельную частоту.

- Добро, товарисч, - раздалось в динамике намеренно искаженное любимое слово Котова.

- И тебе не хворать, - Котов тоже поприветствовал товарища. - Мы на генераторы, у вас что? - командирам мобильных инженерных групп не возбранялось делиться инструкциями, а в таких ситуациях, как сейчас, это даже поощрялось, так как можно было грамотнее распоряжаться ресурсами и координировать действия между группами.

- Ничего серьёзного, Евклидов обезопашивать и сохранять, ты же вводную читал, знаешь всё, - голос старшего группы "Феху-1" был невероятно спокоен, однако и стаж работы на Фонд у него был гораздо больше, чем у Котова. - Нам две МОГи выделили, ещё две на месте ожидают.

Вертолёт действительно был полон бойцов МОГ, которых, видимо, везли из Сектора 62.

- Ты знаешь, что конкретно там происходит?

- Не боле, чем ты. Нулевой Кетер и массовые НУСы. Половину наших подтягивают, некоторых специальных МОГов с объектов поснимали. Чувствую, жарко будет.

- Да вот не надо бы жарко. У меня сегодня два стажёра, первое задание с осмотром. Было.

- Не волнуйся, товарисч, это ж какой опыт ребята получат. Ладно, у меня инструкции созрели, частоту запомни, в Зоне на связи будем, ежели что. Отбой.


С воздуха Седьмая была похожа на заброшенный постапокалиптический академгородок. Многоэтажные постройки центральной части сложились, как карточные домики, радиовышки погнулись и нависали над строениями, готовые рухнуть в любую секунду, а на месте каркасных складов и крытых парковок южного направления остались лежать лишь крыши. Однако основная часть Зоны была спрятана под землей, а значит столь масштабные разрушения произошли только наверху. Небольшие группы оставшихся в Зоне отрядов уже работали на некоторых особо крупных завалах. У северных ворот, ведущих к основным шлюзам минус Седьмой, выстроилась маленькая армия с тяжёлой техникой, однако заметной паники не наблюдалось, отряды просто ждали, вероятно, с Кетерами всё было более-менее в порядке; а вот обстановка на восточном направлении выглядела куда активней. Там, помимо множества промышленных сооружений и спецскладов, среди которых отыскалось всего полдюжины разрушенных, находились шлюзы сектора содержания Евклидов. Судя по количеству персонала с контейнерами, направляющегося к вертолётным площадкам чуть поодаль, недавно началась эвакуация объектов и оборудования. На одной уже стоял грузовой вертолёт, небольшая группа людей в форме пыталась сгружать какое-то тяжёлое оборудование, со второй площадки взлетал патрульный, освобождая место для вновь прибывших групп МОГ и МИГ.

Котов переключился на частоту своей рабочей группы:

- Товарищи, проверка связи, - последовала короткая перекличка. - Разнарядка: я, Сух, Зип и Лёша вместе с Феху-один и оперативниками уходим в тоннель Сектора Евклидов, он более-менее уцелел. В главный тоннель комплекса нас не пустят, там, видимо, что-то серьёзное. Далее нас сопровождают до техшахты на минус первый, затем мы самостоятельно добираемся до аварийки. Остальные, через десять минут вам должны подвезти дизели, задача - организовать нам мини-электростанцию у двенадцатого техтоннеля. Вопросы? Отлично, а сейчас я скажу неприятную вещь - второй миссии Фонда больше не существует. Забудьте, что это такое. После моих слов сделать это трудно, так что прибавьте громкость и прослушайте мемагент.

Котов заметил, как Зип, он же Зиновьев, он же лучший компьютерщик группы, скорчил гримасу отвращения. Ранее Зип занимался разработкой мемагентов и, наверняка, знал, что это на самом деле такое и какие последствия оно принесёт.


Вертолёт буквально рухнул на взлётную площадку. Пока открывался задний люк, оперативники шустро выгружались из боковой двери. С улицы, сквозь рёв моторов и не останавливающегося винта, доносились едва различимые отзвуки команд, криков и сигналов тревоги. Наконец люк был опущен и обе группы инженеров смогли покинуть вертолёт, к которому уже несли контейнеры с маркировкой "Безопасный" на борту.

Четверо из группы "Райдо-1" устремились подготавливать место под генераторы, к ним примкнул отряд основных инженерно-технических служб. Оперативники уже вытягивались в шеренгу у входа в Сектор, где был организован импровизированный штаб, "Феху-1" в полном составе и часть отряда Котова остановились за их спинами.

- Частота пятьсот двенадцать и семь! - проорал стоящий перед отрядами кряжистый оперативник, все стали настраивать гарнитуры. Наконец, когда с этим было покончено, в динамике раздался спокойный хорошо поставленный голос. - Основные инструкции вы уже получили. Мемагенты нанесены на внутренние ворота шлюза, не забываем взглянуть, это касается всех. Защитит вас, но не оборудование, будьте внимательны. С вами идут две инженерные группы и двое учёных, обеспечение их безопасности - основная задача. Безопасность и сохранение объектов Организации - задача номер два. Одна из инженерных групп при содействии обеспечивает помощь, вторая отделяется при достижении точки два, учёные помогают с информацией, уровни допуска временно повышены до третьего специального. В тоннелях и помещениях всё ещё находится несколько отрядов, при необходимости - оказать содействие. Командирам перейти на шаг выше, остальные частоты по усмотрению. Выполняем.

Котов просто отключил гарнитуру, сейчас она была ни к чему. Первые три отряда легкой трусцой направились к шлюзу. За ним последовали учёные и инженеры, замыкала колонну еще одна МОГ.


- Кот, что за дела… запорный на шлюзе… как будто корова языком слизала… - Сухов заметно запыхался, тяжёлое гидравлическое оборудование всё-таки давало о себе знать. Котов тоже обратил внимание на практически полное отсутствие каких-либо запирающих механизмов на дверях и шлюзах.

- И разрушения там наверху, как при землетрясении. Утром уезжали, всё нормально было. Но ведь в Седьмой нету ничего подобного. А тут, - Зиновьев посветил фонариком на стену. - Смотри, Сух, трещины вертикальные, как будто фундамент просел.

- Мы имеем дело с очень неприятной вещью, - старший группы посветил на прогнувшуюся балку под потолком. - Пару лет назад в срочном порядке отстраивали специальный Сектор, в котором был заточён объект со схожими эффектами. Надеюсь, что это не он…

Отряд продвигался вглубь Сектора содержания объектов класса Евклид. Тоннель был уже основательно расчищен от завалов, на стенах иногда попадались метки об отсутствующей опасности и направления маршрутов опергрупп. Однако чем дальше продвигалась группа, тем больше нетронутых повреждений и разрушений встречалось на пути. Один из командиров МОГ сообщил, что тут были сохранены для нужд Фонда несколько опасных Евклидов, в основном объектов Мясного Цирка. Еще один оперативник не забыл упомянуть также, что много потенциально опасных объектов всё ещё находится на свободе, и настойчиво попросил соблюдать бдительность. И не зря.

Через пару сотен метров у очередного перекрёстка на стене флуоресцентной краской, помимо простенького мемагента, было нанесено два новых знака: палочка с кружком штрихами и стрелка с кружком сплошными, что означало - пропал член отряда, продвигаться с осторожностью. Перекрёсток являлся той самой "точкой два", далее инженеры группы "Райдо-1" должны были действовать самостоятельно. Один отряд оперативников остался на перекрёстке, три другие с группой "Феху-1" направились в левый коридор. Котов повёл своих сослуживцев дальше по основному тоннелю сектора содержания Евклидов. Через сто метров в небольшом отвороте за дверью с аккуратной дырой на месте замка обнаружился спуск в технические шахты.

Пока отряд готовился к спуску, оперативники на перекрёстке заметно ожили, последовали резкие команды, часть отряда, видимо, отступила в левый коридор, часть рассредоточилась по укрытиям. Внезапно застрекотали ПП, тоннель наполнился шумом и короткими выкриками.

- Юркий, с-сука!

- Своих зацепишь!

- Вот он, на Сане, лови!

- А-а-а-а, блять! - видимо, это орал Саня. - Держ…

- Где Саня?

- Перезаряжаю!

- А-а-а, сука!

- Зажми на шее, кровища хлещет!

- Пугай его, гони в подсобку!

- Обезопасили…

Шум утих так же резко, как и начался. Хлопнула дверь, послышался скрежет чего-то массивного о бетонный пол. Всё это время инженеры стояли неподвижно и всматривались в сторону схватки. Котов включил гарнитуру.

-…ороковой сохранён, двое раненых, один тяжёлый, один пропал без вести. С точки снимаемся. Отбой.

В тоннеле раздался удаляющийся стук кованых военных берц.

- Похоже, дальше мы без прикрытия. Готовы к спуску?


В техническом тоннеле было заметно холоднее, чем в основном, однако движения воздуха совсем не ощущалось, что было вполне логично: электричество отсутствовало, вентиляция не работала, но вот откуда такой холод взялся, пока было не ясно. Звуки снаружи и из основного тоннеля тут были практически не слышны, тишину нарушало лишь сопение Сухова, вновь накидывающего на плечи тяжёлый рюкзак.

Внезапно со спины у Котова сорвался сварочный баллон, затем с практически одевшего рюкзак Сухова грохнулось гидравлическое оборудование, а у Зиновьева отвалились набедренные подсумки. Все замерли, насторожившись.

- Это что за покемон? - неисправимый шутник Зиновьев первым вышел из оцепенения.

На пол упали закрепленные на поясе Алексея инструменты.

- Это то, с чем у нас основные проблемы. И оно, похоже, осознало некоторые элементы систем крепления, - старший инженер быстро снял рюкзак и положил его на землю. - Давайте-ка дальше волоком.

Сухов тихонько выругался и стал аккуратно собирать валявшееся на полу оборудование, Зиновьев тоже засуетился со своей поклажей, один лишь Алексей стоял неподвижно.

- Товарищ Котов, - его голос дрожал. - Я… Я дыхание за спиной чувствую. Как будто кто-то запыхался.

Два луча фонарей синхронно осветили область позади Алексея, но никого, кроме сплошной стены различной проводки, там не обнаружили. Зато сам стажёр бледнел на глазах.

- Беспокойник, - резюмировал Зиновьев. - Отлично, сами одного нашли! Не переживай, Лёха, он безопасный. Главное теперь парами держаться и в поле зрения друг друга. Увидишь скелетика, стой и смотри на него, он добрый, он тебя не тронет.

- База, Райдо-один, у нас одиннадцать шесят восьмой, - Котов уже рапортовал на основную частоту. - Требуется помощь. Техтоннель тридцать четыре, третий километр, выход в основной тоннель Сектора содержания Евклидов.

- Райдо-один, принято, высылаем ближайшую МОГ для сохранения, ориентировочное время прибытия - пятнадцать минут, ожидайте.

"Нет у нас пятнадцати минут" - подумал Котов. Надо было двигаться дальше. Никто, кроме вечно оптимистичного Зиновьева, радости обнаружения объекта не разделял. Пусть инженер и обозначил новичку этот Евклид "безопасным", несколько случаев смерти от него зарегистрировано всё же было. Котов произвёл необходимые перестановки в отряде и отдал распоряжение продвигаться до генераторной.


Чем дальше продвигалась группа, тем холоднее становился воздух. Стены покрылись инеем, при дыхании изо рта вылетал клубочек пара, от периодических потряхиваний с потолка сыпался не то лёгкий снежок, не то побелка. Наконец инженеры упёрлись в замёрзший люк без запорного механизма, который, согласно схеме, должен был вести как раз в помещение с резервными генераторами. Пока Сухов устанавливал гидравлический подъёмник, Котову удалось выяснить причину столь низкой температуры - это был один из Кетеров на нижних уровнях. Угрозу оперативно ликвидировали, однако последствия остались. Наконец люк был побеждён, в тоннель ворвался морозный воздух.

- Да тут всё замёрзло, - Сухов, несмотря на кажущуюся неуклюжесть, быстро поднялся по небольшой лестнице в генераторную. - Ну и холод. Нечего тут ловить, не запустим, надо возвращаться. Лезу обратно.

- Задача поставлена, инженер Сухов, извольте выполнять, - отозвался со дна люка Зиновьев, мастерски пародируя командирский тон.

- Кот, что скажешь? - плотно сбитый инженер уже спрыгнул с последней ступеньки на пол шахты.

- Задача поставлена, инженер Сухов, извольте выполнять, - пытаясь пошутить, повторил командир отряда. - Вас, товарищ Зип, это тоже касается. Надо это всё немного согреть и надеяться, что наши экономные таки залили зимний дизель, плюс надо отогреть и запитать автоматику и запустить основной резерв. Думаем.

С этими словами было положено начало быстротечному мозговому штурму.

- Костры?

- Долго.

- Вытяжки закрыты наглухо.

- Значит без вентиляции. Баллоном?

- Мало. Не хватит.

- Хотя бы один.

- Дизель. Взлетим.

- Дизель же!

- Не сольём.

- И температура.

- Да тут только выдуть.

- Значит вентиляцию пускать.

Внезапно голос подал молчавший до этого Алексей.

- А если попробовать собрать большой воздухонагреватель?

Все трое замолчали.

- Ну… В шахте есть пара линий из нихрома и у меня моток в запасе. Оголим, развесим аккуратно, соберём на коленке минимально необходимое, крепления, изоляцию там на подвес или ещё что, и подаём ток…

- Эх, Лёха, - Зиновьев улыбался. - Твоими бы устами, да мёд пить. Грелку мы соберём, а что толку от неё без вытяжки, прогорит всё.

- К тому же нашим только на одну шахту вентиляции едва хватит, так ведь ещё нам надо, - Сухов тоже был настроен скептически.

- Секунду, - Котов оживился. - Годно, Лёша. Не зря тебя взяли.

Зиновьев и Сухов смотрели на них с непониманием.

- Есть у нас тут один объект. Сейчас покажу. - Котов достал планшет и… замер. Экран отсутствовал.

Зиновьев быстро нашарил в лежавшем на полу рюкзаке свой ноутбук, открыл. Экрана не было и на нём. Остатки проводов, подкладка, несколько микросхем и крышка. Аналогичная участь постигла мобильные телефоны.

- У нас очень мало времени, - теперь Котов заметно нервничал. - Зип, бери Лёшу и мой рюкзак, вернитесь на триста метров назад, ваяйте простейшие грелки, чтобы хотя бы десять минут прожили. Найди линию КБ-12, на ней наши висят, подключай к нему систему, как будет готова. Связь по гарнитуре. Вперёд! Сух, бегом вскрывай тридцать седьмой, он в противоположном углу комнаты. С меня энергия на вентиляцию, но надо кое с кем связаться.

Сухов принялся сворачивать установку, затем, несмотря на её тяжесть, проворно забрался по лестнице и исчез в помещении, видимо, адреналин подскочил не только у старшего группы. Котов быстро сменил частоту на ранее записанную устройством.

- Приём!

- Кот? Вы где? У нас красный уровень! Нулевой съел мониторы! Эвакуа…

- Послушай! Мы не можем уйти! - инженер перебил товарища. - Срочно! Десять шесят пятого сохранили?

- Да, на транквилизаторах.

- Откачивайте его быстро! Да, я в курсе, что он долго не продержится после такого. Так, слушай, вези его к трансформаторной на вход от ГЭС и подключай! Считай, что это прямое распоряжение Семиструева. Будут вопросы - код "Пихта-Амин-Три". Отбой! - частота вновь поменялась. - Райдо-один, приём. Станция готова? Запускайте всё, что есть, все мощности на нашу линию по команде Зипа! Отбой! - снова смена. - Штаб, приём. Котов на связи. Код "Пихта-Амин-Три", повторяю, код "Пихта-Амин-Три". Всем, кто остался в восточном крыле, необходимо перекрыть максимально возможное число вентиляционных шлюзов, кроме отточного через шестой в тридцать седьмой технический. Также оставить свободный доступ к тридцать четвертому техническому. Отбой.

Завершив передачу данных, от которых теперь зависела реализация задуманного плана, Котов полез в генераторный зал. Забравшись наверх, он окрикнул Сухова, однако ответа не последовало. Приготовившись к худшему, Котов осторожно направил фонарь в сторону одного из путей к люку в тридцать седьмой тоннель. На полу, примерно в восьми метрах от люка из тридцать четвертого тоннеля, с закрытыми глазами и разбитым фонарём лежало грузное тело Сухова. Грудь его то поднималась, то опускалась, Котов вздохнул с облегчением. Прошло примерно пол минуты, однако никакой явной опасности в зоне видимости не проявилось. Конечно, Котов помнил и про неявные, но в данный момент от него требовалось любой ценой открыть тридцать седьмой. Старший инженер осторожно двинулся в сторону Сухова. Он был почти рядом, когда за первой линией генераторов раздался глухой звук падения. Котов замер. Минуло ещё примерно двадцать секунд томительного ожидания, но других звуков не последовало. Аккуратно обойдя ряд с противоположной стороны, Котов обнаружил на полу тело с карнавальной маской на голове. "Евклид… Десять метров… Хитроумные ловушки…" - информация моментально всплыла из архивов сознания.

- Не дальше десяти метров… - Котов потянулся было к гарнитуре для смены частоты, но не обнаружил её на привычном месте. На пол она упасть не могла. Значит нулевой всё ещё терроризировал реальность.

Решив не тревожить лишний раз куклу, но и не покидать радиуса бездействия, Котов вернулся к товарищу. Привести его в чувство не удалось, на виске обнаружилась гематома, однако дыхание и пульс Сухова были в норме. Ловушка одиннадцать ноль девятого сработала на отлично. Котов какое-то время провозился с извлечением оборудования из-под тяжелого Сухова, затем, как смог, утеплил и закутал товарища, приложил к ушибу какую-то железку, поискал в небольших подсумках запасной комплект перчаток и чай. С первыми повезло, со вторым не очень, видимо, тяжеловес отряда оставил свой нелегкий термос в рюкзаке.

- Зип! Лёша! - Котов попытался докричаться до инженеров, работающих в техтоннеле. Ответа не последовало.

Отходить далеко от Арлекина не очень хотелось, Котов уже основательно промёрз и собирался разводить небольшой костерок, когда из тоннеля послышались отдалённые шаги, затем звуки подъёма по лестнице. Из люка высунулась патлатая и бородатая голова Зиновьева.

- Кот, мы готовы… Что, чёрт возьми, тут у вас стряслось? - вечно оптимистичное лицо Зиновьева теперь выражало испуг.

- Од-д-диннадцать ноль девятый. Сух-х-хов напоролся на его ловушку. Ж-живой, не волнуйся. У вас точ-чно всё готово?

- Почти готово, однако есть проблема, - компьютерщик показал на пустое ухо. - Но Лёха что-то смастерил.

- З-зови его сюда, объекту нуж-жен кто-то бодрствующий в десяти метрах. И, д-да, у меня там чай был…

- Держи мой, - Зиновьев достал из-за пазухи уже бывший набедренный подсумок и кинул товарищу. - Я за Лёхой.

Крепкий горячий чай придал новых сил, Котов постепенно согревался, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге. "Сам виноват, не хотел, чтобы жарко было" - совершенно ненужные мысли проносились в голове.

- Х-х-холодно, - снизу внезапно застонало тело, Котов отскочил от товарища, расплёскивая чай.

- Уф. Сух, как ты?

- Х-холодно…

- Держись, сейчас Зип с Лёшей вернутся, не отключайся, - используя шанс отойти за пределы десятиметровой зоны, инженер схватил гидравлическое оборудование. - Я побежал к тридцать седьмому…

Внезапно погас наплечный фонарь. Точнее, не погас, его просто не стало. Котов нащупал лишь ремни и пластиковый фиксатор, угроза от нулевого, терзавшего тушку Седьмой, всё ещё не была ликвидирована. Из тоннеля послышалась отборная нецензурная брань, затем появилось слабое зеленоватое свечение и, наконец, около люка упал ХИС. Котов достал такой же из бокового кармана и переломил пополам, света химический источник давал мало, однако этого было достаточно, чтобы найти путь к покрытому инеем люку. Внезапно со всех сторон раздался низкий гул, где-то под потолком заискрила проводка, и, судя по слегка нарастающему давлению и едва ощутимому движению воздуха, заработала вентиляция. В Седьмую пустили энергию, однако Котов был уверен, что после транквилизаторов Батарейки едва хватит на задуманное.

- Кот, мы около Суха, - из другого конца генераторного зала отрапортовал Зиновьев. - Грелки готовы, включат с минуты на минуту.

- Тащи его сюда, а то замёрзнет. Лёша его не вытянет, так что пусть останется там и осмотрит ближайшие генераторы, к тому же за первой линией объект, - Котов уже приоткрывал люк тоннеля, воздух из генераторной со свистом устремился в щель. - Через семьсот метров справа шлюз на склад, оттуда наружу, вытащишь?

- Дотяну как-нибудь, - голос вечного оптимиста звучал где-то рядом.

Потянуло палёной проводкой, комната постепенно заполнялась тёплым воздухом, холодный же стремительно уходил в открытый люк тридцать седьмого. Кряхтящий Зиновьев подтащил Сухова к люку, вместе с командиром они кое-как спустили товарища на дно тоннеля.

- Давай, Зип, удачи, - Котов смотрел сверху, как в свете ХИСа Зиновьев подпихивает под промерзшего коллегу тонкое, но прочное спасательное одеяло из номекса.

- Теперь Сух будет проставляться, - Зиновьев, наконец, справился с задачей, кинул на грудь товарища практически погасшую палочку. - Удачи, Кот. Поехали! - и потащил тяжелую ношу по тоннелю.

Котов чувствовал, как нарастает температура в помещении, запах паленых проводов был практически невыносимым, глаза щипало от едкого дыма. Он уже успел вернуться к Алексею и теперь они вместе аккуратно прогревали ближайший генератор теплом от работающего ацетиленового баллона. Автоматическая система запуска и электростартеры всё ещё не срабатывали, однако по мере прогрева комнаты шансы увеличивались.

- Баллон сейчас сдохнет, запускай вручную, сколько сможешь, дальше будем надеяться на автоматику, я с того конца начну, - Котов пополз в дальний конец первого ряда, практически вслепую нащупал ручку стартёра, немного приподнялся, дернул и…


- Гхм… Седьмая вышла на связь. Похоже, что действие аномалии у них прекратилось.

- Это может быть результатом отвлекающего манёвра.

- Не думаю. Им удалось запустить аварийные генераторы и восстановить энергоснабжение. Высылать туда резервные группы?

- Высылайте. Фуф. Это начинало действительно пугать.


В нос ударил резкий запах нашатыря. Голова раскалывалась от шума, во рту пересохло, всё тело болело. Котов с трудом открыл глаза.

- Жив. Цел. Кот. - прямо над ним зависло лицо в медицинской маске с капельками крови.

- Ви? Водички бы… - прохрипел Котов.

Вокруг суетились люди в белых халатах. На койках, на полу и у стен лежали, сидели, стояли опёршись сотрудники Фонда различных отделов, в основном люди в камуфляже. Кто-то кричал, кто-то молча держал окровавленный бинт у головы, кого-то перевязывали.

- Держи, - доктор поднес ко рту товарища пластиковый стаканчик, Котов осилил пару глотков, никогда ещё обычная вода не была такой желанной и вкусной.

- Ви, с Седьмой всё в порядке? Угрозу ликвидировали? Давно я тут?

- Начну с конца. Ты тут уже часа четыре, получил по затылку чем-то тяжёлым, потом надышался угарным газом. Тебя вытащили оперативники практически сразу после пуска резервов. Разрушения в Седьмой остановлены, электроснабжение восстановлено, угроза ликвидирована.

- Со мной был напарник.

- Да, ему повезло меньше, поймал стальной штырь в колено. Мне его не дали, увезли в Третью.

- А…

- Сухов с сотрясением и лёгким обморожением. Зиновьев в норме, ушёл с отрядом на восстановительные.

- Где…

- Стоп, стоп. У меня тут как бы работа, сейчас тяжёлого резать и шить. Смотри, вот эти синие пьёшь сразу, белую через три часа. Тут твой термос. А это, - доктор заговорщицки подмигнул и протянул Котову небольшую фляжку. - Сам знаешь. Всё, отдыхай. Тебе предстоит много работы.

С этими словами доктор Ви покинул товарища, растворившись в толпе снующих туда-сюда белых халатов. Котов нащупал термос, слегка приподнялся на локте, налил немного ароматного, всё еще горячего чая, добавил чуть-чуть из фляжки…

"Что ж, старушка Седьмая, ты пережила очередное начало конца света. Твоё здоровье…"

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License