Ведающему достаточно
рейтинг: +11+x

Месяц червень, четвёртое число. 7523 год от сотворения мира.

Неоязычник Олег Ратников спешит на встречу. Облик его соответствует родноверию: кеды, джинсы, китайская футболка облагорожена коловратом, налобная лента удерживает длинные русые волосы, на груди болтается кулон в виде триквестра, ну, чтоб уж никто не усомнился. На плечах, не по погоде, жилетка из волчьей шкуры. В кармане лежит айфон, всего-то четвёртый, ибо на большие понты червонцев не хватает. Если на него ещё и чехол с волхвом нацепить, то уже не такой гаджет и супостатский.

Олег зашёл в блинную, где его ждали. Блинная – пригодное место для родновера, блинцов откушать требно. Неспешно уплетая блинчики, Олега буравят взглядом девицы.

Одна из них – Алёна, блондинка лет двадцати. Низкорослая и худая, с тощими ногами. На ней всё те же джинсы, широкая белая рубаха с вышивкой и куча бусиков. На голове повязан платок аки бандана, который сигнализирует ведающим, что девушка замужняя. На самом деле Алёна не замужем, просто не рубит фишку.

Вторая девица краше. Дарья солнцем обожжена на зависть: локоны горят рыжим пламенем, а щёки усыпаны конопушками. Волосы собраны в длинную косу, блузка в хохлому да джинсы светлые. Ну, вы поняли: джинсы пуще всякого пригодны родноверам.

- Здравы будьте, - приветствовал девушек Олег.

- Ага, Слава Роду, все дела, - фыркнула Алёна. – Чё так долго, Ратник? Мы задолбались блины жрать! Теперь в спортзал придётся идти.

- Зачем? – Олег сел за стол. – Чё ты там сгонять будешь, кости?

- Это вам плевать, а я каждый свой килограмм вижу.

- Хорошо, что мне париться с калориями не надо, – надменно произнесла Дарья.

- Это почему? – спросил Олег.

- Я говорила уже, что я – потомок гиперборейцев. А гиперборейцы не толстеют.

- Глисты у тебя, дура, – выпалила Алёна.

- Сама дура! А я тест на IQ проходила – у меня 247 баллов! Выше 220 могут набрать только потомки гиперборейцев. Тем более, я левша. За левую руку отвечает правое полушарие – полушарие гиперборейцев. Я даже родилась под Новгородом.

- Это здесь при чём?

Дарья цокнула языком, типа её собеседники лютые дауны. В самом деле, как они не догадались, что:

- Плиний Старший писал, что гиперборейцы живут за Рифейскими горами. А переводится Гиперборея как «крайний север». А крайним севером тогда считали южное побережье Балтики. Новгород совсем близко.

Но Олег возразил:

- Рифейские горы – это ж Урал.

- Тогда не знали об Урале. Рифейскими горами считали Карпаты. Олег, ты тугой, я просто слов не нахожу.

Тут подошёл официант и спросил:

- Что-нибудь желаете?

- Молодой чело… Игорь, – прочитал Олег имя на бейджике, - ты не видишь, что мы разговариваем? Тебя не учили, что встревать, как минимум, неприлично.

- Чё, понты решил кинуть? – не растерялся официант. – Большая шишка к нам в блинную нагрянула, сейчас официантов тут всех припустит. Они ж лохи, горбатятся тут за копейку, то ли дело я, на мамкиной шее вон какой крутой получился. Держи меню, извиняй, что Хенесси не подаём.

Официант удалился, а Алёна зашлась ехидным смехом.

- Уделал он тебя.

- Ага, как же. Пробубнил себе под нос… и свалил, как ссыкло. Время на таких ещё тратить.

- Ну-ну.

- Вообще не суть, – отмахнулся Олег. – Я недавно раздобыл текст радения Чернобогу. Мне его достал друг во время поездки в Аркону.

- Это город на Рюгене? – спросила Алёна.

- Да, священный город руян. Когда-нибудь и я там побываю. Короче, в тексте описывается ритуал призвания базовой проекции Чернобога со вселением сущности в призывающего.

- Твою мать, Ратник, - устало бросила Дарья, – говори яснее.

- Что, IQ 240 не хватает? Мне на пальцах объяснить?

Дарья ответила известным жестом и добавила:

- У меня 247!

- Слышь, Ратник, - включилась бледная Алёна, - я правильно поняла, что ты хочешь призвать Чернобога и дать ему вселиться в тебя?

- Ой, Даш, Алёна-то въехала. Странно, да? В целом, есть опустить теософическую нагрузку, то всё верно. Радение позволит истовым единством с высшим приобщиться к сверхмирской мудрости.

Надеюсь, вы убедились, что Олег крут настолько, что сам смутно понимает, что несёт.

- А почему Чернобог? – спросила Алёна. - Ты ведь проповедуешь культ Сварога.

- СвАрога! СвАрога! Только быдло путает ударение! Не опускайся до уровня быдла, это огорчает меня.

- А быдло разве не меняет кумиров с каждым найденным текстом? Ратник – ты глор.

- Ты так говоришь, потому что слабо подкована в славянской веданте. Сварог создал из камня Алатыря землю, а затем стал бить по камню молотом – полетели искры и стали богами и людьми. И рёк отец-Сварог: дозволяю почитать иных богов и брать из их учения требное. Так что я могу почитать хоть Чернобога, хоть Молоха, хоть Ктулху.

Дарья прыснула:

- Ещё в 1975 году семитолог Эйсфельд выяснил, что молох - никакое не божество, а название ритуала жертвоприношения. Отсюда сходство со словом «молитва». Ни черта не знаешь, только и можешь заученными фразами кидаться.

Само собой, рыжеволосая Дарья до подобного не опустится.

- Дашь текст заценить? – подалась вперёд Алёна.

- За этим и пришёл.

Олег порылся в заднем кармане и представил на суд родноверок священный текст заклинания, способного проломить ткань сотни мирозданий и явить Чернобога в мир недостойных смердов, дабы возродить из небытия… впрочем, возможно, сразу сотня мирозданий ему не по зубам, но вот штук четырнадцать… ладно, ни вам ни нам – одиннадцать. Чёткий, выведенный твёрдой рукой текст радения лёг на пышущие древностью страницы блокнота в клеточку, так что придётся перелистывать, чтобы дочитать до конца.

Девушки настроились скептически.

- Как, говоришь, зовут твоего друга? – спросила Дарья.

- Ярослав. Волхв из высшего круга. Он наткнулся на текст в немецкой библиотеке, когда приобретал книги по алхимии. Алхимик он сильный, один из ведущих в России. Знает наизусть «Герметический корпус» Трисмегиста.

- Как-то это всё…

- Он убедился в достоверности текста. Побывал у купели Чернобога в Германии, под Дрезденом, близ Куневальде. Встретил там практикующих танатологов, они сказали, цитирую: «Текст писан дланью Чернобога. Ведающему достаточно».

Уточним, что Олег, упоминая танатологию, имел в виду не раздел медицины, у истоков которого стоял Мечников, а клятую некромантию.

- И кому мы верим? Кто эти знатоки немецкие?

- Даже не беря в расчёт чьё-то мнение, – сказал Олег, – можно тупо взглянуть на текст и увидеть, что он написан с использованием букв «и десятеричное», «ять» и «ер». Это говорит о древности текста.

С Олегом трудно поспорить, ведь эти буквы были исключены реформой русской орфографии 1918 года. Древнее только Большой взрыв.

- Пока у вас, барышни, не возникли сомнения, перейду к сути. Радение не представляет большой сложности, все атрибуты легко достать. Но есть жёсткое требование по числу участников: мужчина и две девушки. За этим вы мне и нужны.

- Почему две? – Алёна пододвинула блокнот к себе и принялась читать.

- Мужчина символизирует Чернобога, а девушки – его спутниц, святых Рожаниц.

- Нам какая выгода?

По-видимому, призвание языческих богов, прославление которых ставишь целью своей жизни, уже выгодой не считается. О, нравы.

- Я попаду в высший круг, а вас точно не забуду. Смекаете?

- Что думаешь, Даш?

Рыжеволосая гиперборейка пожала плечами.

- Можно попробовать.

- Вы выбрали? – внезапно объявился официант Игорь.

Олег судорожно схватил меню.

- Да, я буду… блины.


Прошло несколько дней на подготовку и репетицию, и вот уже на дворе восьмое червеня.

Отроки, вооружившись глиняными кувшинами с грязью, золой и водой, отправляются на место проведения ритуала. Самый разгар дня не смущает ведающих неоязычников – радения под покровом ночи слишком пафосные, а пафос – инструмент бездарностей.

Впереди показался парень с гитарой за спиной. Олег на сие сказал следующее:

- Здесь, наверное, музыкальная школа. Постоянно гитаристов замечаю.

А когда троица поравнялась с музыкантом, до него докопалась болтливая Алёна:

- Ты испанец что ли? – с вызовом бросила она.

- Чего?

- Ты испанец, спрашиваю? Нет? Чё тогда гитару таскаешь? Разбей её себе об голову и беги гусли осваивать! Не позорь предков.

- Я умею на гуслях играть, дура. На них октавы гораздо выше, музыка совсем другая играется, и репертуар у них скуднее.

- Лучше со мной не спорь – ты мне не ровня. Ты живёшь по потребностям, а я вижу суть вещей.

И Алёна удалилась от быдла-гитариста, разбитого в пух и прах.

Спустя энное время троица прибыла на территорию заброшенного завода, куда при свете дня не сунется ни одна живая душа. По углам разбросаны бутылки да шприцы, на стенах намалёвано слово ███, местами с наглядными иллюстрациями.

Олег огляделся – посторонних не видно. Радение будет доступно только ведающим.

- Приступим, – тяжело выдохнул неоязычник.

- Среда, день Велеса, – сказала Алёна, – отдадим молитву.

Девушки спросили благословения у скотьего бога, Олег же воздержался. Это не осталось незамеченным со стороны Дарьи:

- Не обратишься за напутствием к Велесу?

- Я не кладу требы Велесу. Его учение коварно и требует ясного мышления. За малейшие ошибки Велес наказывает. Мой друг Богомил немного оступился в радении, и кумир направил его по Шуйному Пути в объятия Великой Нави. Богомил познал тёмный лик Велеса… с тех пор он обрился наголо.

Правда лишь на смене причёски знакомство со злым Велесом и закончилось. Но не будем о великом преображении Богомила. Нам больше интересны действа неоязычников, которые обильно обмазали лица грязью, зола больше подошла для начертания треугольника на асфальте. Участники радения заняли места на углах, Олег взял в руки кувшин с водой. Настало время декламировать уберзаклинание:

Тьмяне Владыче, свету белого Рассоздателю!
Труды наши из Пекла видя, Мощи Своей нам даруй,
Ослабу оков мира Явленного душам нашим подаждь,
Чёрным Огнем Нетварным в Сердцах наших пребуди!

Отче! Тя словом и делом величим днесь и ночесь,
Яко Духа Очес Отверзатель еси, — Прозренье даруй
Иновой Сути Твоей; Нави Великой Врата отверзни,
Чёрным Пламенем Растворения нас настави, —
Да будет всехвалимо Твоё крепкое заступление! Вий!

Девушки вторили гудящему гласу волхва. Тот затрясся в экстазе, чувствуя объятия Великой Нави. Он поднял кувшин над головой и вылил холодную воду себе на макушку. Пустой кувшин разбился вдребезги, выроненный волхвом. Воздев руки к небу, он продолжил:

Отец Тьмяный! Чёрный Бог!
Владыка Покоя и Хлада.
Хранитель Тайн и Страж Таинств на Тёмной Стезе!
К Тебе взываю, о Ходящий во Тьме!

Чёрные враны вещуют Твоё приближенье.
Чёрные хорты сторожат Твои тропы в ночи.
Чёрные молнии Твоего Гнева плавят Алатырную твердь!
О, Тьмяный Владыка! Великий Чернобог!

Предкам нашим Ты даровал Тёмную Веду.
И нас, детей Твоих, не оставь попечением Своим днесе и впредь!
Учи нас, как Предков наших учил.
Веди нас, как Предков наших водил.
Владычествующий в Смерти, славься вовеки! Вий!

Владычествующий взгляд тяжело ударил по девушкам-рожаницам, выкрикивающим «Вий». Гоголь? Не важно. Олег посмотрел на Алёну и протянул в её сторону длань. Девушка не могла противиться воле аватара Чернобога и двинулась в его сторону, сверкая глазами с обожанием.

- У меня мало сил, – громыхнул голос Олега. Он взял девушку за затылок и приблизил к себе.

- Я отдам тебе свою жизнь.

- Да, отдашь.

Олег собрал руки ковшом. Алёна склонилась и изо рта у неё начала вытекать жизнь. Эфирная жидкость скопилась в ладонях, радуя глаз охочего до неё Чернобога. Великое языческое божество ликовало своему приходу в царство Яви. А вот когда Дарья ударила Олега рукояткой пистолета, что тот расплескал… ммм, давайте продолжим звать это жидкой жизнью, поскольку с её потерей Алёне плохеет, но вытекла из неё точно не кровь.

Волхв ошалел от произошедшего, и, пока не успел сообразить, откуда Дарья достала ствол, та вырубила парня вторым ударом.


Дарья дожидалась Романа Аркадьевича в его кабинете. Начальник принялся, было, костерить юного агента, но отлучился по делам. Отложенные на пару минут наказания – самые худшие.

Но вот этот холерик с бычьей шеей вернулся и грохнулся в кресло. А взгляд-то недовольный, ух какой недовольный, что линзы в очках должны расплавиться. Роман Аркадьевич положил ладони на стол и приступил к вербальной расправе:

- Поставленный на содержание субъект классифицирован как Евклид. Человек погиб, потому что мой агент пустил ритуал на самотёк. Без моего согласия, без приказа… ты даже не доложила мне, Сафонова! Твоя ментальная защита могла и не сработать, ну так представь себе последствия.

- Роман Аркадьевич, я уже говорила, что не приняла мер, потому что уже сталкивалась с подобным ритуалом. Полтора года назад я отправляла тот же самый текст экспертам – они подтвердили моё предположение о том, что ритуал – фальсификация.

Суровый начальник попытался прервать Дарью, но девушка лишь громче затараторила:

- Ритуал был проведён, но не дал результатов, как и все попытки воспроизвести его силами Фонда. Откуда мне было знать, что в этот раз получится?

- Но ты всё равно обязана была доложить.

- Хорошо, теперь буду докладывать обо всех ритуалах этих имбецилов. О том, как они хотят потушить чучело на Масленицу и породить вечную зиму. О том, какое радение планируют волхвы из высшего круга на даче, сколько с ними будет баб и какие презервативы…

- Ну-ка, хватит!

Роман зычно рявкнул, главное, что эффективно. Осадив подчинённую, он успокоился. Сняв очки, крепкий мужчина потёр глаза.

- Ладно, ситуация была неоднозначная… не предугадаешь. Просто столько возни с этой девчонкой. Ты же знала, что она вела блог?

- Почитала пару постов. Такой бред.

- Полмиллиона подписчиков.

Дарья осознала, насколько резонансной будет эта смерть.

- Твою мать, – выпалила девушка шёпотом.

- Три появления на федеральном канале, опубликованная книга…

- Вы шутите? Эта дура была такой раскрученной?

- А ты не знала?

- Я радовалась, что бедняжка хотя бы читать умеет, – Дарья захлопала глазами. - Чёрт. Как у неё получилось?

- Подозреваю, что богатые родители подсобили. Даш, о-о-о-о-очень богатые родители.

Дарья старалась изо всех сил, но убить себя фейспалмом не вышло.

- Понятно, почему Вы злитесь. Господи, вот это косяк.

- Вот теперь мы друг друга поняли. Впрочем, пусть ребята из ОВС займутся делом. В конце концов, это ещё не самое страшное.

- То есть?

- Я про Ярослава, который и раздобыл эту молитву. Успел пообщаться с экспертами – мы пришли к выводу, что причина успешного ритуала в нём. По меньшей мере, он может вывести на того, кто наделил текст силой. Я изучил твой отчёт, так понимаю, речь о Ярославе Демьянском из высшего круга.

- Думаю да, но не лучше ли допросить Олега?

- Представь себе, этот придурок не знает фамилии Ярослава. Зовёт его Ярославом-Чёрным-Алхимиком. Короче, объединяетесь с агентом Каменевым, ищете этого Фламеля недоделанного и вытряхиваете из него всё про этот ритуал. Время позднее – приступаете завтра.

Дарья покинула кабинет, бубня под нос:

- Слава Роду.


Александр Каменев тусуется в компании неоязычников около полугода. В отличие от Дарьи, сей агент не обременён дипломами по истории и теологии, что позволяет ему безболезненно слушать ахинею про то, что славяне прилетели на звездолётах из гибнущей Атлантиды. Зато он проницателен, умеет втираться в доверие и обладает талантом погружаться на такое дно, где он если объекты и не находит, то помогает полиции с раскрываемостью. Короче, напарник спорный во всех отношениях.

Днём они с Дарьей успели пообщаться и сошлись на плане отыскать Ярослава на сходке в ночном клубе, где будет весь цвет родноверия. Даша подъехала к условленному месту на «Ниве» и подобрала коллегу. Машина покатилась по ночному городу.

Александр решил разбавить молчание:

- Сегодня будут славить тёмную ипостась Велеса – мирового змея.

- Прямо Уроборос, – проворчала Дарья.

- Ты чего такая недовольная?

- Саш, – выдохнув, начала Дарья, – вот сколько ты знаешь греческих богов?

- Ну, Зевс, Посейдон, Арес, Аполлон, Артемида, Гера, Аид…

- А Скандинавских?

- Этих-то, ну, Тор, Один, Локи, Фрейя.

- А Славянских?

- Ну, Перун, Велес. Так, кто ещё? Купала.

- Это праздник на летнее солнцестояние. Его так только при христианстве стали называть.

- Даш, я с этим язычниками якшаюсь, но всё мимо ушей. Не запоминаю ничего.

- Вот. А меня это бесит! Мы своей историей вообще не интересуемся. И ладно бы просто не интересовались, а эти особи что творят? Смешали Ла-Вея с Кроули, изнасиловали их сатанизмом Велесову книгу и считают за историю.

- Обидно за Велесу книгу.

Дарья замычала от раздирающей её боли. Саша потупился.

- Велесова книга – это подделка, породившая всяких задорных и прозорливых фоменков. Мне обидно, что у нас так к истории относятся, обидно и стыдно.

Напарник не ответил, не способный разделить досаду Дарьи. Что толку помнить богов тысячелетней давности? Да и, вроде как, православная церковь называет язычество бесовщиной. Христианство - более зрелая религия, она ну никак не может ошибаться в этом вопросе. Зачем ей отнимать власть у волхвов и направлять подношения в свои храмы? Всё же, Владимир Красно Солнышко молодец: крестил Русь, убил своих братьев, был многожёнцем, ради одной из жён, кстати, и убил брата Ярополка вместе с родителями несчастной. Те перед смертью успели налюбоваться, как Володька насилует их дочь. Да и был креститель Руси, как нынче модно выражаться, бастардом. Естественно, всего этого Александр не знал.

- Мне тошно от этих радеющих извращенцев, – пожаловалась Дарья. - Оперативная работа, чтоб её. Скорее бы дорасти до кабинетного специалиста, буду наукой заниматься. А как тут поднимешься, когда у тебя сплошные выговоры?

- Приехали.

«Нива» остановилась на парковке, где скопилось множество автомобилей родноверов. Сложно сказать, объясняется ли обилие «Жигулей» патриотизмом или беднотой неоязычников.

- Все в сборе, – сказал Александр по пути ко входу.

- Вот и славно.

- А ты встречалась с этим Ярославом лично?

- Всего один раз. Два месяца назад. Тогда я даже не знала, кто он такой.

Атмосфера фриковатой мерзости клубилась ещё на пороге, но внутри здания она окатила агентов, словно помои из ведра. Ночной клуб сверкает и ревёт как филиал Великой Нави с Хард-рок-Кощеем во главе. Половина гостей в кожанках, половина в косоворотках, будто рокеры взяли родноверов в плен (или наоборот). На сцене вопит длинноволосый толстяк, укутавшийся в шкуру медведя из батиной гостиной. Его группа лабает бессвязный рок, делая его языческим при помощи одежд и поддатого волынщика. Певец искренне верит, что голосит на старославянском.

Нашлись те, кто узнал в Дарье и Саше товарищей. Пришлось здороваться и отнекиваться от разговоров, но были и плюсы:

- Мне подсказали, – перекричал напарник музыку, - где найти высший круг. Туда.

Непросто было протиснуться сквозь танцующе-пьюще-закидывающихся староверов, но Александру удалось протаранить Дарье тропинку к бару, где собралась четвёрка овеянных вечной славой истовой мудрости. Высший круг.

Волхв Солнцеслав, кладущий требы тёмной Морене, что подтверждает бутафорский череп в руках. Рядом волхв Дий, отрёкшийся от алчности, безверия, авторитетов и бритвы. Косматое нечто поправило налобную ленту, усеянную свастиками. Ему что-то говорит мертвенно-бледная Рулава, одержимая духом энтропии и практикующая очищающие самосожжения. На фоне этого зоопарка лысый Ярослав в чёрной безрукавке кажется вполне вменяемым. Его обнажённые руки покрыты татуировками витязей, кельтских узоров и новородников.

- Вон тот, лысый, – направила коллегу Дарья.

- Знаю, читал его досье.

Агенты стали неспешно приближаться к цели под истеричное «Якоже акручи блажити гобину!» со сцены. Дарья сосредоточилась на хмуром Ярославе, кажется, не слушающим товарищей по высшему кругу. Он изредка оглядывает зал с отчаянием и безнадёгой. Внезапно он встретился взглядом с Дарьей. Ему хватило пары секунд визуального контакта, после чего волхв обречённо вздохнул. Дарья словно под гипноз попала, не сразу услышала выкрик Александра:

- Сволочь, к чёрному ходу втопил!

Ярослав быстрым шагом добрался до тёмного закутка и покинул клуб через запасной выход. Грубо расталкивая неоязычников, Александр попытался настичь беглеца. Дарья сильно отстала, но, выскочив на улицу, наткнулась на замешкавшегося напарника. Агенты оказались на замкнутом дворе с двумя арочными проходами. Не зная, в какой кинуться, Александр топчется на месте.

- Он уже исчез? – спросила Дарья растеряно.

- Быстрый гад. Ты туда, а я в другую сторону.

Дарья послушно кинулась в черноту арки, вспоминая, успел ли реактивный Ярослав хотя бы куртку накинуть. Девушка пронеслась мимо целующихся неоязычников, разродившихся матершиной от неожиданности. Выскочив на ярко освещённую улицу, Дарья огляделась, она изучила взглядом всех пятерых прохожих, закутки между магазинами и салоны автомобилей. Ярослава нигде нет.

Дарья кинулась к любовничкам:

- Здесь только что проходил кто-нибудь? – спросила она.

- Ненормальная какая-то пробегала, – отозвалась бабёнка в сарафане. – Меньше минуты назад. Да не было тут никого, кто сюда сунется?

Рыжеволосая агент тотчас побежала на подмогу коллеге, но натолкнулась на него буквально через десять секунд. Взмыленный Саша забормотал, не давая себе отдышаться:

- Никого. Не мог он так быстро… не покидал клуб.

- Что?

- Я говорю, что Ярослав нас провёл: он всё ещё в клубе.

- Либо уже вышел через парадный.

В голове Дарьи заметались идеи, вскоре она приняла решение:

- Саш, ты вернись и посмотри в клубе, а я добегу до машины и поезжу по кварталам вокруг.

- Идёт. Давай быстрее.

Со всех ног к «Ниве», огибая клятый клубешник. Дарья прыгает за руль и начинает прочёсывать округу. Куда пошёл бы Ярослав? Домой? А вдруг у него была машина? Уже укатил на другой конец города?

Не прошло и минуты, как Дарья стала больше думать о завтрашнем нагоняе, чем о поисках волхва. Как же неприятно тот на неё посмотрел.

А вон плетётся подозрительный парень. Дарья сбавила скорость и щёлкнула дальним светом – не он. Так, без паники, беглецы не ныкаются по подворотням, они пытаются уйти по улицам… что там рекомендуется? Ага, стоит попробовать автобусные остановки.

- Мне нужно поговорить.

От неожиданности Дарья ударила по тормозам. Паника-паникой, но рефлексы позволили моментально выхватить пистолет и направить на урода, очутившегося на заднем сиденье. Нагло скрестив руки на груди, в автомобиле притаился, разумеется, Ярослав. Засранец и не рыпнулся, познакомившись с дулом пистолета.

- Что за херня такая? – выкрикнула Дарья. – Ты как сюда залез?

- Что с Олегом?

- Тебе-то что?

- Он не пришёл в клуб, на звонки не отвечает. Что с ним случилось? Он цел?

- Он в больнице, – соврала Дарья.

Ярослав поморщился. Его охватила нервная дрожь и нетерпение.

- Алёна тоже пропала. Значит, ритуал удался. Вот только ты жива… Скажи, Олег поглотил жизнь Алёны?

- Не сумел, - решила сознаться Дарья. Кривить душой не получится, потому как Ярослав явно слишком много знает.

Лысый волхв задумчиво пожевал губы.

- Он убил Алёну, – продолжила Дарья, - но её жизнь не поглотил.

- Получается… Погоди, а хоть чью-нибудь жизнь?

- Нет.

- Вот ведь. Ты понимаешь, что это значит? Даша, ты понимаешь, что это значит? Приговор Чернобогу.

- Так это настоящий текст призыва?

- Настоящий.

- Я уже видела такой – он не работал. Так почему…

- Я объясню тебе. Призыв древних богов – дело особое. Чтобы призвать бога, требуется особая форма обращения, чтобы бог услышал призыв, и произвольный текст, важен лишь общий смысл. Ключевая же составляющая – человек, истово жаждущий, живущий идеей узреть лик божий. Ты даже не представляешь, как мало таких людей, готовых отдать свою жизнь и жизни своих родных ради бога.

Дарью поразили сомнения.

- Ты это об Олеге?

- Я о тебе.

- Не я осуществляла призыв.

- Это неважно. Истовость любого участника ритуала притягивает бога. У древних богов, знаешь ли, туго со зрением – они не различают, кто в ритуале взывает к ним своей искренностью. Но тянутся к тому, кто громче декламирует. Тянутся они из Небытия, надеясь попасть в наш яркий и живой мир.

Ярослав почесал висок.

- Вот только в нашем мире боги уязвимы. Только явившись, они слабы, как младенцы. Поэтому-то в ритуале участвуют трое: двое спутников играют роль пуповины, – волхв сурово взглянул на Дарью. – Теперь ты понимаешь, что Чернобог обречён?

- Ещё не понятно, кто вселился в Олега.

- О нет, Даша, это Чернобог. Ты, именно ты призвала его, но тут же лишила его шанса. Или кто-то, а, может, что-то тебе помешало. Теперь я понимаю, где Олег.

- Да что ты понимаешь?

- Всё понимаю. Понимаю, что те, на кого ты работаешь, плюют на великое и убивают его. Поздравь себя, ты обрекла бога.

Дарья поняла, что больше не может это терпеть.

- Ну-ка закрой пасть! – выкрикнула она. – Не смей на меня это вешать! Ты всё затеял, вот с себя и спрашивай. И чего сам Чернобога не призвал, раз так радеешь?

- Призывают богов люди.

- А ты тогда кто?

- Я ведающий.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License