SCP-9005-2
рейтинг: +14+x

Доктор Эвелин Уэстон подхватила летний грипп, что витал повсюду. Ничего особенного, просто рассеянность, тошнота и урчащий живот, из-за чего ей почти каждый час приходилось бегать в туалет, чтобы опорожнить мочевой пузырь. Конечно, это наверняка происходило из-за огромного количества выпитого ею кофе; она знала, что обычно перебарщивает с кофеином, когда её назначают на только что поступивший SCP объект.

Подхваченная простуда занимала все её мысли, однако, войдя в камеру содержания, она принахмурилась. Две девочки, согласно медицинским записям, в возрасте четырёх и пяти лет, сидели на полу и рисовали предоставленными им карандашами на голой белой плитке. Это была бы одна из тех очаровательных сцен, если бы не тот факт, что всё, кроме потолка и стен выше, чем они могли дотянуться, было покрыто толстым слоем воска и красок, а также то, что занятые рисованием, они не моргали и даже не останавливались, чтобы полюбоваться своей работой, не прекращая при этом оживлённо гудеть.

Доктор Гирс, держа наготове блокнот и ручку, молча и бесстрастно встал рядом с ней, наблюдая за происходящим.

- Сообщите, когда будете готовы начать, д-р Уэстон.

- Да, сэр, - ответила она слегка дрожащим голосом. Докладывать об исследовании SCP старшему персоналу всегда было весьма страшновато. – Обозначение SCP-9005. SCP-9005 можно разделить на две части. Песня и те, на кого она воздействует, SCP-9005-1 и SCP-9005-2 соответственно.

Она попыталась сохранить свой тон беспристрастным и объективным, хотя всё ещё говорила с большим интересом.

В конце концов, она была назначена на этот объект, а ты не можешь потратить месяц, наблюдая за чем-либо, не вложив в это частицу себя.

- SCP-9005-1, песня, записанная на стандартную аудиокассету США, без опознавательных знаков, неизвестного происхождения. Сама песня представляет собой инструментальное исполнение оптимистичной музыки, объект был найден, – она сверилась с записями, хотя сердцем знала все факты наизусть, – в детском саду. Хотя SCP-9005-1, похоже, не влияет на людей, достигших полового созревания, и на взрослых, повторяющееся воздействие SCP-9005-1 оказывает меметическое влияние на детей, в настоящее время называемых SCP-9005-2.

Она замолчала, взглянув на девочек в комнате. Они почти закончили свою работу, осталось только несколько квадратных метров некрашеного пола, который, впрочем, быстро исчезал.

- SCP-9005-2, похоже, не изменяются физически и остаются, в данном случае, здоровыми и нормальными детьми, хотя потребуются расширенные тесты, чтобы убедиться, сохраняются ли, или исчезают эффекты с возрастом. Тем не менее, существует очень сильный психологический эффект; как вы можете видеть, SCP-9005-2, кажется…пытаются создать новую среду, используя всё, что им доступно. Они будут переставлять растения и мебель для декорирования, или использовать художественные принадлежности, чтобы…хм…изобразить свою собственную среду.
Цель SCP-9005-1 неизвестна, но, судя по результатам, можно предположить, что это, видимо, меметически закодированные сообщения. Все субъекты SCP-9005-2, похоже, пытаются передать их той же среде любыми средствами, которые им доступны. Это не означает, что они не могут перестать работать. SCP-9005-2 до сих пор регулярно останавливаются, чтобы поесть или сходить в туалет… и есть регулярные циклы, в которых эффекты SCP-9005, кажется, исчезают, например, когда нет необходимых инструментов или ими нельзя безопасно воспользоваться.
Означенные субъекты…субъекты Восемь и Двенадцать, представленные здесь, сестры, забранные из детского сада. Для работы им было предоставлено несколько коробок цветных карандашей. И как вы можете видеть, несмотря на возраст и уровень опыта…они смогли создать почти фотореалистичный 360-градусный образ окружающей среды. – Она посмотрела в комнату. Одна из девочек закончила рисунок и тихо сидела, напевая себе под нос нежную, повторяющуюся мелодию, в то время как вторая дорисовывала последние несколько деталей остатком своего карандаша.

- SCP-9005-1 обладает подобным эффектом только в оригинальной записи? – спросил Гирс. Она кивнула.

- Мы проводили дополнительные испытания с записью оригинала, а также вокальные и синтезированные версии при полном отсутствии эффекта. Аналогично выяснилось, что дети, не затронутые первоначальным эффектом в детском саду, имели дефекты слуха. У одного из тех, на кого не действовал эффект, был кохлеарный имплантат, но, тем не менее, это не имело значения.

- Возрастные рамки SCP-9005-2?

- Границы возрастов субъектов в настоящее время лежат в пределах от трёх до десяти лет. После полового созревания они приобретают иммунитет, также ни один ребёнок до трёх лет не был уязвим для воздействия.

Доктор Гирс молчал, и Эвелин затаила дыхание. Наконец, он заговорил вновь.

- Эффекты не исчезают с удалением от SCP-9005-1?

- Нет, сэр, возникнув однажды, они, кажется, постоянны. – Он кивнул, замерев на несколько мгновений, написал короткую записку…а затем не говоря ни слова, вышел. Эвелин вздохнула с облегчением. Отсутствие ответа есть хороший ответ, когда речь шла о докторе Гирсе. Обратившись к наблюдательному окну, она смотрела на девочек.

Они стояли, с тоской глядя на потолок и стены, до которых не могли дотянуться, пели несколько минут, прежде чем замолчать и сесть с вялым и уставшим видом.

Живот Эвелин забулькал, и с тихими проклятьями она направилась в дамскую комнату. Больше никакого кофе, поклялась она.

Позже на этой неделе она обнаружила, что беременна, и Эвелин решила, что ждать больше нельзя, ушла в декретный отпуск и каждую ночь пела своему маленькому розовому комочку колик. В своей бессоннице она никогда не задумывалась о той мелодии, мягкой светлой мелодии, что напевала своей дочери, чтобы успокоить её.

В конце концов, это была просто песня, застрявшая у неё в голове.

И она успокаивала маленькую Эмили Уэстон.

Три года спустя

Эвелин потеряла свою семью, но старалась не думать об этом слишком много. Она всё ещё встречалась со своей дочерью каждые вторые выходные, и ей казалось несправедливым то, что суд решал, что ей позволено иметь, но она использовала все возможности. Кроме того, её бывший муж был добрым человеком и отличным отцом, и его жена была внимательной, замечательной матерью. Во всяком случае, она имела больше прав так называться, чем Эвелин, одержимая работой, на которую она тратила всё своё время.

Тем не менее, она потеряла свою маленькую девочку, свою милую крошку Эмили, особенно сейчас, пропустив последний месяц посещений из-за работы. По выходным она жила только Эмили, ведь если девочка страдает от ночных кошмаров и требует, иногда громко, чтобы ей спели на ночь, мать обязана это делать.

Но теперь…теперь она застряла на работе, как в капкане. Эвелин глубоко вздохнула, закончив писать страницы отчётов о новом SCP, обозначенном 8776. Она была готова поклясться, что никогда не поймёт, как работала эта проклятая система нумерации.

Взглянув на часы с надеждой, что скоро можно уходить, она не смогла подавить в себе вскрик, когда увидела в своём офисе д-ра Гирса, стоявшего молча и неподвижно, как привидение. Она не слышала, как он вошёл.

- …Доктор Уэстон.

-…Здравствуйте, доктор Гирс. – сказала она, вытерев лицо. Как неловко. – Чем я могу помочь, сэр?

Он сел и протянул ей папку, маркированную жирным трафаретным номером 9005. Она осторожно взяла папку, задумавшись на секунду, не сделала ли несколько лет назад какую-нибудь ошибку, пока работала в составе группы 9005.

- Что это?

- Мы официально списываем SCP-9005-1, и предположили, что вы, как ведущий исследователь, предпочли бы просмотреть все данные, чтобы самостоятельно убедиться, что мы ничего не упустили.

Она кивнула. Всего лишь формальность, она открыла папку и начала пробегать глазами по документам. Как оказалось, эффекты у детей так и не исчезли, и она нахмурилась. Хотя эти дети были просто субъектами, захваченными не подконтрольной им силой, она все ёще неловко чувствовала себя перед ними; она заскользила взглядом дальше, уже не читая, а просто думая о детях и Эмили. Она сейчас примерно в том же возрасте…

Затем она остановилась и впилась глазами в текст.

Доктор Гирс, как всегда нечеловечески проницательный, встал.

- Доктор Уэстон, что-то не так?

Она не ответила, вместо этого выронив папку, позволив бумагам разлететься по полу, и решительно вышла из кабинета, доставая мобильный телефон. Доктору Гирсу потребуется время, чтобы тщательно собрать все бумаги и положить их обратно в папку. По крайней мере, он за ней не погнался.

- Здравствуйте, Боб Уэстон слушает.

- Бобби!

- Эвелин? Эй, я только что собирался тебе позвонить. Я знаю, последнее время ты была занята, но…Я хотел бы, чтобы ты навестила Эмили на этой неделе, а не на следующей, если возможно. Нам надо поговорить о…кое о чём важном.

Лицо Эвелин побледнело, она быстро шла к гаражу, сверкнула пропуском в сторону охранника и побежала к машине.

- Что? Что случилось? Что-то не так с Эмили?

- Наверное, об этом лучше поговорить лицом к лицу. Это началось совсем недавно, психолог сказал, пока слишком рано говорить, что есть какие-то проблемы в разви—

- Я буду через час.

- Эвелин, что слу—?

Она отключилась, завела машину и выехала, благодаря Бога, что жила недалеко, и что шоссе между базой и городом не имело знаков и редко патрулировалось.

Доктор Гирс, убедившись, что с бумагами вновь всё в порядке, быстро пролистнул папку, найдя страницу и пункт, на котором она остановилась. Если приглядеться, то можно было почти поклясться, что он нахмурился. Почти. Но не совсем.

Может, это были слабые миоклонические подёргивания, или, что более вероятно, просто игра света.

Хотя первоначальные тесты с использованием мелодии SCP-9005-1 не дали никаких эффектов, последующие испытания показали, что многократное воздействие мелодии SCP-9005-1, воспроизведённой иными способами (вокальным, инструментальным и другими), может привести к развитию SCP-9005-2, хотя и намного в меньшей степени. Сниженные эффекты возникают в течение одного-двух лет после воздействия и не развиваются, пока субъект не достигнет надлежащей физической формы, чтобы быть способным манипулировать со средой—

Он закрыл папку и достал телефон.

- Оперативные группы безопасности. Мне потребуется небольшая команда для посещения дома доктора Уэстон и дома её бывшего мужа. Да, адрес должен быть записан в её личном деле.

Эвелин отчаянно молилась, поднимаясь к двери дома её бывшего мужа, и постоянно оглядывалась. Боб моргнул и вздрогнул, прежде чем приподнять бровь.

- Эви, ты в порядке? Ты выглядишь, словно увидела приви—

- Скажи мне, что случилось с Эмили! – рявкнула она, встав вплотную к его лицу.

- Эй…Успокойся. Она просто…странновато себя ведёт, вот и всё. В последнее время она мало разговаривает и начала рисовать на стенах. Врач говорит, что это, наверное, просто детские штучки, но он хотел бы посмотреть на неё через несколько месяцев, чтобы убедиться, что у неё нет аутизма или—

Эвелин не стала дожидаться ответа и побежала вверх по лестнице к комнате Эмили.

- Эмили! – вскрикнула она, толкнув дверь и…замерла. Как оказалось, Эмили хорошо потрудилась. Девочке даже удалось добраться до потолка с помощью сваленных в кучу коробок, игрушек и ящиков. Рисунок, охватывавший каждый сантиметр пространства комнаты, был создан с помощью различных материалов. Она заметила мелки, краски, ручки, карандаши и в некоторых местах даже макияж; всё было прописано чрезвычайно подробно.

Но Эмили не было.

Она осторожно вошла в комнату, встала в центр и осмотрелась вокруг, преодолевая дикое чувство дежа вю. Она уже знала эту сцену, и при взгляде из центра полностью окрашенной комнаты создавалась идеальная иллюзия, что ты находишься в центре пространства. Если бы не открытая дверь, она никогда бы не подумала, что это детская комната.

Это было прекрасно, в этом нет сомнений. С одной стороны лес фиолетовых деревьев с яркими синими листьями, немного в отдалении, но не слишком далеко, каждый отдельный участок был прописан совершенно ясно. Серо-фиолетовые травы и красные цветы были нарисованы и выцарапаны на полу и стенах, широкое поле перемежалось малиновыми кустами, зелёные плоды свисали с темно-синего дерева, которое простиралось вверх на потолок, обрамляя ветвями светильник, который девочка раскрасила в красно-оранжевое солнце. И небо, о небо! Три луны, всевозможных оттенков, в каждой стороне, само небо сверкающих розовых и жёлтых оттенков заката, с белыми облаками и чёрными грозовыми тучами, нависшими над заснеженными горами вдали.

- Эмили! – вскрикнула она. Она никогда не видела рисунка таких размеров. Ей послышался слабый шорох и хихиканье маленькой девочки, не раздумывая, она потянулась к двери и закрыла её, надеясь найти за ней спрятавшуюся девочку.

Но за дверью никого не было.

И Эвелин захлестнуло странное чувство, что она только что сделала что-то ужасное.

Эффекты SCP-9005-1, похоже, заключаются в использовании SCP-9005-2 для создания совершенного вида, который лучше всего можно охарактеризовать как «потусторонний пейзаж». Как только иллюзия завершится, то если смотреть из центра пространства, с которым взаимодействовали SCP-9005-2, она проявится в каждом направлении идеальным изображением пейзажа, как если то было частью собственно рисунка. Опасность эффекта не изучена полностью, но когда иллюзия совершенна, люди, наблюдающие её полностью без каких-либо разрывов в обстановке, необъяснимо прекращают своё существование.
Радиосвязь с исчезнувшим человеком способна продолжаться не более тридцати секунд, в течение которых носители передатчиков описывали их местонахождение как красивый иной мир, а не просто рисунок.
Можно с уверенностью считать, что действие полного распространения SCP-9005-1 заключается по сути в перемещении людей в определённое место. Испытаний, которые могли бы выявить случайно ли это место, или же это место происхождения объекта, не проводилось.

Она отступила, и дверь исчезла из поля зрения, скрывшись в идеальной окрашенной стене. Эвелин затаила дыхание, задумавшись на секунду, что ей, в общем-то, следовало не пробегать глазами, а прочесть доклад целиком. Затем она услышала что-то и повернулась на каблуках. Где-то вдалеке раздавались мягкие, певучие голоса и пронзительные звуки инструментов. Это была музыка, и она хорошо знала её. Это была SCP-9005-1, и она впервые слышала её так ясно, хотя на этот раз она перемежалась голосами детей и другими звуками.

Она осторожно шагнула вперёд, пытаясь нащупать стену, но рванула назад, обнаружив, что её там не было, лишь сероватые травы хрустнули под её туфлями. Земля, красноватая и глинистая, осыпалась под её шагами, и когда она наклонилась, чтобы поднять сверкающий алый цветок, то обнаружила, что он так же реален, как была реальна дверь минуту назад.

- Мама! – Эвелин рванула вперёд и обнаружила улыбающееся личико Эмили, выглядывающее из травы.

- Детка! – крикнула она, шагнув вперёд, чтобы подхватить малышку на руки, прежде чем какое-то размытие, что двигалось слишком быстро для того, чтобы что-то рассмотреть, отбросило её назад. Она плыла по воздуху какой-то метр, но ей казалось, что она вечность падала на землю, у неё перехватило дыхание. Вздрогнув, она открыла глаза, увидела голые ноги, медленно и с трудом села и взглянула на атаковавшего.

Юная девочка не старше девяти-десяти лет, но очень высокая. Высокая, худая, на вид почти бесплотная, словно кто-то её вытянул в длину. Она смотрела на Эвелин холодными бледными глазами, и Эвелин ахнула.

- Субъект Двенадцать, – выдохнула она со свистом. Тощая обнаженная девочка бесстрастно уставилась на Эвелин. Узнаваемое лицо, в конце концов, она провела много часов за изучением личных дел детей, всматриваясь в их лица. Но девочка была бледная, такая бледная, что она могла разглядеть вены под её кожей, и такая высокая и худая, что ей потребовалась секунда, чтобы осознать, что та ещё не была подростком.

- Мама! – ахнула ошеломлённая Эмили и уставилась на мать, чья одежда и руки были перепачканы краской.

- Д-детка! – задыхаясь, попыталась крикнуть Эвелин, но странно-вытянутая нога Субъекта Двенадцать обрушилась на неё, закрыв ей обзор. Раздался жуткий хруст, и в её голове мелькнула мысль, что этот высокий худой ребёнок…Не мог столько весить, или быть достаточно силён, чтобы причинить ей подобную боль.

Затем мысль её оборвалась. Навсегда.

Тем временем, Эмили заплакала, глядя, как красная глинистая почва жадно впитывает тёмную кровь её матери, прежде чем другая девочка-эльфийка, что постарше, нежно взяла её на руки и стала успокаивать, напев несколько тактов песни, что смыла всю боль из мыслей малышки.

- Тсс…не волнуйся.

- Моя мамочка?

- Нет, нет…Это не твоя мама. Это просто монстр, который выглядел как она. Понимаешь? – Эмили взглянула на старшую девочку и, хныкнув, кивнула. - …Вернёмся петь к остальным?

- А-ага.

Примечание 877-5
Место жительства доктора Уэстон и дом её семьи, а также все видео и голосовые записи всех членов семьи д-ра Уэстон, содержащие SCP-9005-1, были уничтожены.
Статус доктора Уэстон: Отсутствует. Считается погибшей.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License