Цена знаний
рейтинг: +10+x

Кровь издавна считалась важной частью наших ритуалов. Многие известные жрецы посвящали время изучению её сил и свойств. Среди первых был Святой Отец Дихарду Гимайский, начавший свои изыскания на Первом Кругу Оятля.

Работать преподавателем истории Вильяму не нравилось. Сказать по правде, он терпеть не мог эту работу. Однообразие убивало - одни и те же лекции снова и снова, сотни одинаковых сонных и скучающих студентов каждый день. Не было и надежды на новизну, на открытия. Ему хотелось смены ритма, чего-то, что не касалось бы пушного промысла в Северной Америке или Опиумных Войн или промышленной революции. Должно же быть что-то неоткрытое, что-то, что ему ещё не попадалось.

Таким вот образом Вильям и оказался в библиотеке своего университета, возле горы книжек по истории, в поисках нового, неизученного материала. Но здесь перспективы практически не было. Целый ворох страниц с бесполезной, нудной информацией о бесполезных и нудных событиях лежал перед ним, словно гора опавших осенних листьев.

Он знал, что его страсть к знаниям граничила с фанатизмом. Он не мог ничего с этим поделать, это было в его натуре. Добывать знания - в этом было больше азарта и удовольствия, чем во всём, то было ещё на свете. Лучше любого секса, лучше деликатесов, музыки и искусства вместе взятых.

Ради знаний Вильям был готов отдать что угодно.


В своих поисках он постепенно растерял всю целеустремлённость и отошёл от сухих книг по истории. Бродя между полками, он наслаждался расслабляющим уютом библиотеки. Спокойная, приятная атмосфера расслабила его ум и позволила забыть о неурядицах.

Где-то на забытом краю полки он нашёл неприметную чёрную книгу, она стояла между запылённым томом "50 оттенков серого" и тронутыми плесенью "Сумерками".

Вильям не удержал стона. Если книгу бросили здесь и забыли, она, наверное, хуже своих соседей. Тем не менее, он достал книгу с полки. Кто знает? Может быть, удастся тупо поржать над содержанием.

Зажав книгу под мышкой, он принялся дальше рассматривать полки.


И так на Сороковую Стойку Великой Осады Алкри скрытно провёл восемь десятков своих лучших воинов по тайному ходу, прорытому под городскими стенами, и перебил дремлющую стражу. Алкри отворил врата Джулабина и впустил в город Чёрную Орду. Три Перегона и три Стойки Алкри со своим войском грабил, насиловал и жёг, покуда не пал великий город Джулабин. Так закончилась Великая Осада, и Алкри вновь повёл наш народ к славе.

Трясущимися руками Вильям опустил книгу на стол. Лицо его побледнело от недосыпа и недоедания, но усталые глаза с некоторым усилием удалось закрыть. Хотя под закрытыми веками не было ничего, кроме темноты, разум его по-прежнему видел слова.

Со стоном поднявшись из кресла, Вильям посмотрел на электронные часы. 06:30, 21 сентября. Он читал, не переставая, вот уже 60 часов. Нужно было что-нибудь выпить. Что-нибудь крепкое. Вильям отправился на поиски водки.


- Да, сэр, её состояние стабильно… нет, сегодня вечером улетаю в Лондон… да, конечно… спасибо, до свидания.

Он повесил трубку. Тяжело вздохнув, Вильям под скрип суставов опустился обратно в кресло. Врать он не любил, но на работу уйти было невозможно. Книга была ещё не дочитана. Кому нужна история Англии, Франции или Германии, когда оставалось ещё столько неузнанного про Дэвитов? Он прочитал уже сотни, а то и тысячи страниц, но казалось, он коснулся только малой части. Многое ещё предстояло узнать, многое открыть.

Знамя Юнока расписывал сам Хрусга Гиненский. На знамени изображены три Ирунских льва, стоящих на страже Копья Уина на фоне цвета индиго и киновари. Львы олицетворяют силу, храбрость и морально-волевые качества, коих у Дома Юнока в избытке. Копьё Уина олицетворяет Гинен, влиятельный и могучий город, в который уходит своими корнями Юнок. Наконец, индиго и киноварь олицетворяют почётное ремесло Юнока - ремесло воина-песнопевца.

Шурх. 1877 страница. Он продолжил чтение.


Он сильно осунулся. Слишком сильно, хотя его никогда нельзя было назвать тощим. Сейчас в нём едва набралось бы сорок пять килограмм. Но это его не волновало. Дэвиты ждали.

И тогда Божественный Отец благословил всех, преклонивших колено перед ним, и возгласил: "Верные сыны Илокима, вы - Избранные. Вы - Благословенные. Мы одолеем неверующих и вернём наш Священный Город!" Так на Третий Круг Килуйи тридцать тысяч героев Амбуила пошли войной на неверующих Орпиджи, чтобы вернуть себе Город Червей.

Шурх. 3630 страница. Он продолжил чтение.


Вильям терпеть не мог выходить из кабинета. Это значило отойти от книги, а самая мысль об этом казалась ему отвратительной. Но не есть было нельзя. Скрепя сердце, он метнулся на кухню. Со всей возможной поспешностью он прикончил наскоро слепленный бутерброд и метнулся обратно к книге. Не утерев крошек из уголков рта, он с энтузиазмом взялся за книгу.

Ритуал Уримбья - традиция огромной важности, дошедшая до нас из времён Господа Окалитского. Уримбья начинается в тот момент, когда Солнце поднимается над горизонтом на Шестой Перегон Ятцела, когда деревни ещё дремлют, а города видят сны. Тогда мальчикам настаёт время становиться мужчинами. Те, кому исполнилось 12 Кругов, обязаны подняться с восходом Солнца и пешком отправиться к великому Нумбикскому морю. Там им следует пребывать в морской воде, совершая омовение, до тех пор, покуда Солнце не коснётся великих Вершин Ину.

Шурх. 5936 страница. Он продолжил чтение.


Вильям уже не знал, ночь на дворе или день, июнь или август. Какая разница? В кабинете стоял запах объедков и грязной посуды, но Вильям этого не замечал. Воду он пил чисто механически - поднять бутылку, наклонить, проглотить, поставить. Глаза его при этом ни на миг не отрывались от страниц.

Женщины просыпаются раньше мужчин и собирают зерно в корзины, прежде чем отправиться в хлев. Они поят и задают корму скотине, птице и свиньям, а потом идут работать в поле. Через один Оборот после того, как взойдёт Солнце, все мужчины селения пробуждаются ото сна и разговляются во главе стола, за которым также сидят старцы, жёны, дочери и сыновья их селения. Затем мужчины, взяв топоры, отправляются в лес, рубить сосны на дрова и вязы на древесину.

Шурх. 7851 страница. Он продолжил чтение.


Вильям перелистнул очередную страницу, и над его головой раздался скрежет. Едва он успел задрать голову, как водопроводная труба прорвалась и в кабинет хлынул поток воды.

- Нет, нет, нет, НЕТ, НЕТ! ТВОЮ МАТЬ!

Вильям отчаянно заслонил книгу своим телом и метнулся прочь из дома. Куда податься? В библиотеку? Его оттуда вышибут, как только увидят. Вот оно! Университетский кабинет! Вильям бежал, костлявые ноги гнулись и подкашивались.


Он запер дверь и устроился в неуютном кресле. Однако сейчас он ничего не ощущал. Проверив, не пострадала ли книга, он продолжил чтение.

Скелиноф с рождения был одарённым. Свою первую мелодию он сочинил в 3 Круга, а первое песнопение - в 5 Кругов. Отец не успевал рубить Скелинофу деревья на таблички, и поэтому он оставлял знаки везде, где только мог. Не избежали этой участи и врата поселения, и камни в саду, и внутренние стены.

Шурх. 11214 страница. Он продолжил чтение.


Юик - небольшое село, стоящее на устье реки Джефгимы. Оно было основано Линджем Алкринским на Восемнадцатом Кругу Никлецта. Ближайший к нему город - Проктиту, что даёт Юику право на вырубку леса, возделывание земли и рыбную ловлю в водах Джефгимы. Взамен каждые шестьдесят Перегонов Юик обязан платить подати в виде пятидесяти маркеков зерна и двадцати маркеков трески и форели.

Шурх. И тут страницы кончились. Но так нельзя. Книга же не закончена, ещё много осталось узнать! Вильям принялся с остервенением листать книгу, пытаясь найти ускользнувшие от его внимания отрывки. Таких не нашлось. На глаза его навернулись слёзы. Не может так быть! Должно быть ещё. Не может не быть. Ещё! Ещё! Ещё!

Палец Вильяма зацепился за краешек страницы, и бумага обагрилась каплей крови. Вильям выронил том, в ужасе от того, какой вред он мог причинить драгоценной книге. Поспешно подняв её с пола, он попытался найти испачканную кровью страницу. На удивление, вместо крови он обнаружил то, чего ещё не читал.

Вильям был в восторге. Однако, не успел он усесться в кресло, как в замутнённом сознании возникла мысль. Кровь. Он пролил кровь, и книга дала ему новые открытия. Так хорошо, что даже не верится. Неужели крови достаточно, чтобы открыть секреты этой хроники? Надо узнать, так ли это.


Гнихалу Киртунскому молва приписывает изобретение Увеличителя, который в наше время часто встречается в городах. Увеличитель - длинная полая каменная трубка, в которую вставлены диски из Эйлунского льда. Трубка увеличивает любой предмет, на который посмотрит тот, кто её держит. Тем не менее, некоторые утверждают, что Увеличитель изобрёл за двести Кругов до Гнихала некий жрец из Лупаниона по имени Зикаил.

Шурх. 24760 страница. Всё, конец. Перед глазами Вильяма, как заклятый враг, предстала задняя сторонка обложки. Нетвёрдой рукой отыскав на столе нож, Вильям разбередил ранку на пальце, выдавив немного крови на страницы. А затем он продолжил чтение.


Вильям решил отказаться в дальнейшем от собственной крови. Он чувствовал, что с каждым разом становится всё слабее. А умирать не хотелось. Если он умрёт, то не будет больше возможности, не представится шанс раздобыть новые знания. Но кровь для книги надо было где-то брать. Где взять крови? В мясной лавке? Потом Вильям вспомнил. У декана есть собака, как же её звали-то? Алто, точно. Дурная псинка. Никто её не хватится.

Сунув нож в карман пиджака, Вильям вышел из кабинета в пустующий коридор.


Вильям был донельзя счастлив. Университет оказался золотым дном - вокруг были просто бесконечные запасы крови. Не придётся больше прекращать чтение!

И так возгласил Бьюква: "Не одолеть меня никакому воину, не сломить мой дух никакому песнопевцу, не соблазнить меня никакой деве! Меня благословил сам Туликн, и крепок я духом и телом!" Сказав это, Бьюква бросил вызов всем, кто стоял рядом. Килар обнажил клинок и назвал Бьюкву лжецом. Затем Килар обезглавил его одним взмахом и выбросил голову Бьюквы в болото.

Шурх. Он дочитал до конца. Выругавшись, он с презрением взглянул на сосуд, лежавший на боку в углу помещения. Крови в нём оказалось немного, хотя для своего возраста сосуд был довольно рослым. Опять придётся идти за добычей.

Вильям сунул нож в карман пиджака и вышел из спальни. Чем крупнее будет сосуд, тем лучше.

Мы, Дэвиты, суть высшая раса. Никому не превзойти нашу славу. Свою культуру несём мы на острие копья, меча и в звуках священных песнопений. Мы - Дэвиты. Мы - абсолют.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License