Семя идеи
рейтинг: +9+x

Маленький зал для совещаний рассчитан от силы на двадцать человек. Теперь же он вмещает около шестидесяти.

Все без исключения люди, битком набитые в комнату, принадлежат к высшим эшелонам Фонда. Как минимум один из них - из Совета О5, но лишь один знает, кто именно. Они просматривают записи и анализ недавно произошедшего в Зоне 17 нарушения режима безопасности. Расшифровки. Аналитику.

По большей части смотрят запись с SCP-105.

Прямо за дверью стоит небольшая группа из пяти человек, наблюдающая за происходящим в зале. Первая личность одета в обувь на каблуках, а ее внимание, кажется, целиком отдано презентации. Другого можно отличить по шляпе на голове и мрачному выражению лица. Третьего - по темному костюму и серьезному виду, в котором читается что-то смутно военное. Четвертый носит очки. У пятого пара превосходных перчаток: кордовская кожа.

Эти пятеро не являются членами команды О5. Если выражаться неромантическим языком, эти пятеро принадлежат к секретариату О5. Все, связанное с ними, абсолютно секретно: их биографии, должности, роли, имена, даже их половая принадлежность. Они достаточно близки к верхушке, чтобы обладать властью, и в то же время еще достаточно заменимы, чтобы приносить пользу.

- Видите их? - говорит Каблуки. - Они думают о том же.

- Поверить не могу, что мы всерьез это обсуждаем, - отзывается Шляпа.

- У нее не было возможности использовать свои способности в течение десяти лет, - замечает Костюм. – Со времен Омеги-7.

- Девять лет, - поправляет Каблуки, глядя на запись, отображаемую проектором в зале.

- И все же, - говорит Костюм.

- Это не аномальные способности, - замечает Очки. – Просто ее боевая подготовка.

- И все же, - повторяет Костюм. – Как она справляется с заклинившим пистолетом, - Костюм в восхищении качает головой. – Ударяет, передергивает, стреляет – без всяких колебаний. Поразительная сохранность навыков.

- Почему все в эту мысль так вцепились? – спрашивает Шляпа. - Это было обычное нарушение условий содержания. Почему все так носятся с этим конкретным SCP?

- Вы знаете, почему, - говорит Каблуки. – Потому что она представляет Омегу-7 не меньше, чем Авель. Мы вычеркнули Авеля. Мы вычеркнули Айрис. Может, нам не стоило вычеркивать их обоих.

- Этого мало для объяснения, - замечает Шляпа.

Перчатки улыбается.

- Потому что некоторые люди в Фонде никогда не прекращали верить в супергероев и до сих пор с ними не наигрались.

- Дело не только в этом, - говорит Каблуки. – Мы все знаем, что для Совета дальнейшее использование аномальных ресурсов - это что-то само собой разумеющееся. Взять те же амнезиаки, которые в последние годы применяются все чаще. А без якорей реальности Скрэнтона нас бы вообще уже не существовало.

- Эти аномальны в основном по техническим причинам, - возражает Шляпа. – 105 и объектов вроде нее вообще не должно было существовать. Даже если забыть про это. Использование разумных аномалий в качестве оружия – всегда плохая идея.

- Возможно, - говорит Каблуки. – Но просто посмотрите на нее. Она уложила пятеро противников и помогла остановить вторжение. Вы видели ее психологический профиль: она абсолютно лояльна. А с ее способностями – если бы мы позволили ей снова их развивать – ее потенциал был бы…

- Потенциал? – переспрашивает Шляпа. – То, что вы предлагаете – это взять SCP – одного из самых безопасных наших гуманоидов, между прочим, - и сделать его в разы опасней. И это только для начала. Каких других SCP мы включим в этот проект? Может, сразу перейдем к восстановлению 076 в его должности? Как думаете, сколько Зон мы потеряем на этот раз?

- Вы же знаете, что такой глупости мы теперь не допустим, - отвечает Каблуки.

- Вы уверены? Почему это вообще необходимо?

- Вы видели те же архивы, что и я, - говорит Каблуки. – Сколько SCP-объектов Фонд занес в базу во времена существования Омеги-7? А сколько мы занесли с тех пор? Сколько мы занесли только за один последний год?

Все они знают ответ.

- Это не значит, что так реагировать – правильно, - возражает Шляпа. – Я говорю про то, что мы здесь обсуждаем. Про аномальную оперативную группу.

- Мы сейчас на пределе. Мы больше не можем заниматься пассивным сдерживанием. Вы видели те же отчеты, что и я. Все эти новые Таумиэли, которые нам пришлось создать. Мы должны идти дальше. Мы должны извлекать пользу из всех наших ресурсов. Мы должны действовать немедленно, иначе мы можем не пережить еще девять лет. Вся Земля может не пережить.

- Оперативная группа не решит эту проблему.

- Может, и нет. Может, это сработает не сразу. Но это начало. Так мы запустим посыл. Откроем двери для чего-то нового.

- Цена будет слишком высока. Вам ли это не знать?

- У меня тоже есть некоторые опасения, - говорит Костюм. – Проект "Воскресение" будет так или иначе страдать от сравнений с Инцидентом Зеро и погромом Кондраки. Омега-7 – один из тех немногих проектов, о котором у людей остались даже худшие вспоминания, чем о разрушении Зоны 19.

- Я понимаю, - отвечает Каблуки. – Но… просто взгляните.

Каблуки кивает на группу, стоящую в зале для совещаний. Они в очередной раз смотрят, как 105 выводит из строя захватчиков. Аналитик объясняет, почему команда "Айрис" была распущена. Она говорит, что готова ответить на вопросы. Ей задают вопросы. Очередь к микрофону протягивается через весь зал, выходя в коридор.

- Если мы этого не сделаем, - говорит Каблуки, - то сделает кто-то другой, в самые ближайшие годы. И они сделают это неправильно.

- Не могу не признать, что реакция меня удивляет, – говорит Костюм. – Мне казалось, что после всех этих лет многие должны считать 105 неактуальной. Тем более, без ее фотоаппарата в руках - почти что нейтрализованной.

- Кто-то считает, - отвечает Каблуки. – Но многие - нет.

- Позволите? – Перчатки во второй раз подает голос. – Айрис Томпсон – вторая по важности фигура в Омеге-7, важнее был только Авель. Хорошо это или плохо, все помнят Омегу-7. Она оставила в нашей организации след, с которым вряд ли что-то может сравниться со времени Повстанцев. Нельзя лезть в эту затею необдуманно.

- Даже если я с этим соглашусь, - говорит Шляпа, - это никогда не будет одобрено. Множество людей отреагируют на это… не самым лучшим образом.

- Любая перестановка приоритетов вызывает у людей раздражение, – замечает Каблуки.

- Разница в том, что на этот раз у них будут все основания для претензий, - откликается Шляпа. – И даже если… Даже если нас действительно одобрят… она не согласится.

- 105? – спрашивает Каблуки. – Она согласится.

- Авель вырезал всю Омегу-7, кроме нее, помните? Она лишилась родителей, лишилась своей прошлой жизни. Бойцы Омеги-7 были единственными людьми, которые имели для нее значение. И все они умерли у нее на глазах, - Шляпа делает паузу. – Ей было пятнадцать. Пятнадцать. Она никогда не простит нас за это и она никогда на это не согласится.

- Согласится, - говорит Каблуки.

- Я в этом не участвую, - отзывается Шляпа. Если вы хотите это сделать, вы знаете, как. Если вам нужен будет совет, вы знаете, где меня найти. Но я не могу подписаться под тем, что вы тут предлагаете. Простите.

Шляпа прикасается пальцами к одноименному предмету гардероба и уходит. Остальные стоят в молчании, продолжая наблюдать за происходящим в зале.

- Как вы собираетесь ее называть? – спрашивает Костюм у Каблуков. – Мобильную оперативную группу. Как раньше, Омега-7?

- Только не Омега-7, - отвечает Каблуки. – Слишком много дурного наследия. Понятно, что нужно сделать все по-другому. Ничего не мешает начать с имени.

- Нужна нумерологическая значимость, - говорит Перчатки. – Это важно для проекта такого рода. Как насчет Альфа-9?

- Значит, вы в деле?

- Черта с два. Это чудовищная идея. Пожалуй, самая худшая идея, которую мне доводилось слышать от умных в остальных отношениях людей, - Перчатки улыбается. – Но это будет чертовски развлекательно. Я желаю вам удачи.

Остатки группы смотрят, как Перчатки исчезает, удаляясь по коридору.

- Как насчет вас двоих? – обращается Каблуки к Костюму и Очкам.

Костюм кивает.

- Вы меня убедили.

- Я в деле – отвечает Очки. – Если забыть про мои оговорки, я не могу отрицать, что это подходящая почва для проекта "Возрождение". Я знаю пару потенциальных союзников в высокопоставленных кругах, которые… ухватятся… за такую перспективу. На этот раз у нас есть возможность сделать все правильно. Мы ничего не достигнем, если не попытаемся. На этот раз мы сможем обеспечить достаточную степень контроля, чтобы избежать ненужных жертв и ущерба Фонду. Если все плохо обернется для нас, значит, так тому и быть. По крайней мере, мы будем знать.

- Значит, "Шкатулка Пандоры" снова открывается, - говорит Каблуки. – Хотя, помнится, в том мифе, когда шкатулка открывалась, ее уже никогда нельзя было закрыть.

- "Шкатулка Пандоры" не пойдет, - возражает Костюм. – Давайте назовем ее тем, чем она на самом деле является.

- И что же это?

- То, что осталось после того, как Шкатулка была открыта, - говорит Костюм. – "Последняя надежда".

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License