Гибель Богов
рейтинг: +13+x

Человек огляделся по сторонам, держа ружьё наизготовку.

В ночном лесу царила тишина. Ну, относительная, конечно. Не обошлось без лёгкого шелеста листвы и стрекотания ночных насекомых. Иногда в отдалении хрустели сухие ветки, и это настораживало. В таком месте хрустеть ветками могла любая дрянь. Возможно, даже похуже той, что он сейчас выслеживал… Здесь даже растения и то ненормальные. Он своими глазами видел ветвистый гриб размером с небольшую ёлочку и лозу с цветами, сильно смахивающими на глаза. Правда, плотоядных травок тут пока не нашли…

Словно отвечая мыслям, что-то скрипуче и пронзительно завопило. На фоне луны пронёсся птичий силуэт – с четырьмя крыльями. Их что, не всех перебили?! Вот ведь блин, начальство наверняка нагоняй устроит… Секретность, туда её в качель, превыше всего – а какая тут, к чёрту, секретность, когда многокрылые вороны летают?!

Стоп. Не отвлекаться. Не на прогулке, в конце концов…

Человек подобрался. Он уже несколько раз ловил на себе чей-то внимательный взгляд, но засечь наблюдателя никак не удавалось. Может, это и паранойя, но где-то среди этих кущей явно кто-то скрывается…

Чувство опасности набатом ударило в уши. «Сзади!» – сообразил охотник, оборачиваясь… но было уже поздно. Последнее, что человек увидел в жизни – два пылающих жёлтых глаза, несущихся навстречу. А затем ружьё в руках перестало существовать, и могучие когти вспороли грудную клетку.


Зверь пировал. Отрывал зубами куски мяса и вдумчиво пережёвывал. В последнее время редкая двуногая добыча стала осторожной. Она приходила со странным оружием, была готова ко взгляду. И даже смогла убить кое-кого из сородичей. Настали скверные времена. Добыча перестала быть добычей…

Мысли зверя были несколько проще, да и сейчас они не занимали и половины черепной коробки. Сейчас хищник насыщался редким лакомством. Опасным и оттого ещё более интересным. К тому же – сытным.

Можно сказать, зверь был счастлив.

Умер он тоже счастливым – когда разрывная пуля вошла в затылок, он даже не успел ничего сообразить.


– Вот это зверюга, а? – поинтересовался Третий, прислонив ружьё к древесному стволу и вытерев пот со лба. – Четвёртого завалила, сволочь.

– Ага, – лаконично согласился Пятый, разглядывая дохлое чудовище.

Труп отдалённо напоминал легендарного Жеводанского зверя. Лобастая голова с мощными вытянутыми челюстями, острые уши, крупное тулово – тварь была размером с молодого бычка, – лапы с внушающими уважение когтями, длинный хвост… Сходство с волками почти не прослеживалось, хотя они были ближайшей роднёй.

МОГ Омега-1 «Санитары леса» уже третьи сутки болталась на Уральских горах, в окрестностях одной из принадлежащих Фонду Зон. Зачищала самых необычных или опасных из уродцев, которых наплодил SCP-1112. «Ворон» и «пауков» перебили вроде бы всех… или почти всех. А вот «волки»…

С «волками» была проблема.

– Я, конечно, всё понимаю… – протянул Пятый, стараясь не глядеть на останки товарища. Наполовину сожранный окровавленный фарш выглядел жутко и тошнотворно. – Цыпы и всё такое… Но, блин, что нужно сделать, чтоб обычных грёбаных волков превратить в ИЗМЕНЯЮЩИХ РЕАЛЬНОСТЬ?! Пусть даже только в пределах видимости?!

– Оставь это яйцеголовым, – отмахнулся напарник. – Пусть они в Зоне 7 мозги морщат, извилины для того и нужны. А нам главное – этих поганых уродов расстреливать.

– Угу, – саркастически фыркнул Пятый, свирепо почесав трёхдневную щетину на подбородке. – С учётом того, что любая эта поганая псина может превратить нас в «Педигри» одним взглядом.

– Не паникуй, они не знают, что это такое, – хмыкнул Третий. – И вообще, главное, подобраться незамеченным – и дело сделано.

– Легко сказать.

– Забей. Аналитики говорят, что это, скорее всего, был последний. Или, в худшем случае, тут где-то ещё один болтается. Так что скоро закончим. И вообще, на сегодня мы норму выполнили. Можем возвращаться в Зону.

И два оперативника, взяв ружья наизготовку – возможности неожиданной встречи с какой-нибудь другой приятной зверушкой никто не отменял – двинулись обратно.

Им в спину внимательно глядели два полуприкрытых жёлтых глаза.


Хищник, глядевший вслед удаляющимся двуногим, был, можно сказать, патриархом. Матёрый волчище, вожак стаи, лежал в тени деревьев. Место было подобрано удачно – ни со спины, ни с боков зверя было не заметить. А любого, кто мог заметить спереди, сбивал взгляд. Сейчас вожак был сыт, ему не была нужна добыча, и потому взгляд только не давал его увидеть. Хотя мог превратить во что угодно.

Но ни к чему дразнить опасную добычу. Последний из сородичей убит этой странной блестящей палкой, которые носят двуногие. Пища, да, но слишком опасная. От этой пищи надо держаться подальше. Держаться скрытно.

Существо, которое уже с натяжкой можно было назвать волком, смежило веки. Опасные чужаки ушли. Он сыт. Рядом незримо ощущается разум Хозяина. Того, который подарил взгляд. Сделал сильными.

Можно заснуть.


Тот, кого называли Изменяющим, усмехнулся, покидая мозг своего преданного пса. Человеки, смертные человеки, глупые и ничего не понимающие… Он умел подобрать ключик к любому из них, рассказать полусказку-полуправду, больше всего соответствующую его убогим представлениям о мире.

Два юных бунтаря с уголовными наклонностями, простых и приземлённых, повёдшихся на историю о наказании свыше.

Учёный, которому достаточно было выдать пару заковыристых и смелых научных теорий, приправив долей мистики и неотвратимости судьбы.

Убийца с задатками мессии, романтик, грезящий о великих битвах – история войны богов прекрасно вписалась в его воззрения.

Изменяющий от души расхохотался. К счастью или к сожалению, здесь некому было слышать телепатический смех. Смертные, смертные, такие наивные… Где им понять всю глубину противостояний Богов?! Там, где все смыслы теряются среди титанических надсмыслов и таят в глубине своей микросмыслы, где каждое деяние есть лишь часть одного из неохватных Замыслов, где победа перетекает в поражение и поражение в победу?!

Тогда, эоны назад, он проиграл – и вместе с тем победил.

Изменяющий знал, что рано или поздно этот час наступит. Все они придут к нему – и Ай Нэил, и Разбитый, и даже Вышний, которому в те времена достался самый сладкий кусок. Они не смогут не прийти, подчиняясь неписанным законам, и к тому времени он уже будет готов освободиться.

«А знали ли вы тогда, ничтожества, – мысленно обратился к другим богам распятый, – что из четырёх гвоздей Звёздного Металла выйдут неплохие зубки для моей собачки?!»

Да. Металл, разящий бессмертных, вольётся в клыки бывшего волка, и враг вострепещет. Ибо пёс с малой толикой чудотворной силы и смертоносным укусом не будет знать жалости.

«Я назову тебя Гибелью Богов… – подумал Изменяющий, когда его разум вернулся в тело. – Или лучше попросту Фенриром?»

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License