Кровавая Осень
рейтинг: +5+x

Агента Мэтьюза разбудила оружейная пальба. Затем раздался смех. Холодный, нечеловеческий смех, заполнивший воздух.

Мэтьюз уснул прямо на посту, в радиовышке в нескольких ярдах от основного строения. Вспомогательная Зона 097, размещённая возле Зоны 66. Научный персонал и сотрудники охраны, обслуживающие Зону, называли её «тыквенная грядка». Младший агент Мэтьюз проработал на ней уже почти целый год и самым волнующим, что ему довелось увидеть, было вишнёвое дерево, решившее заплодоносить человеческими глазными яблоками в прошлом месяце.

Он стал судорожно тереть глаза. Внутри него нарастали недоумение и паника. Проморгавшись, он наткнулся на взгляд существа, стоявшего перед ним. Ребёнок с бледной кожей, чёрными маслинами глаз и окровавленными зубами.

Оно закричало.


Неделей ранее в ста пятидесяти милях отсюда в тёмном подвале ожил телевизор.

«Так не пойдёт». Силуэт, зловещий и красочный, появился на экране и скрестил руки на груди. Он смотрел вглубь комнаты с выражением разочарования на лице. Создание, дремавшее перед телевизором, встрепенулось. Высокое, широкоплечее, сделанное из дерева и проволоки, цепей и лохмотьев, щетины и терновника. Пугало, которому подарила жизнь шальная молния годы тому назад. Незаконнорожденное дитя природы, ни живое, ни мёртвое.

— Я предполагал, что для такого существа, как ты, в мире найдутся вещи поинтереснее, чем прожигание жизни перед телевизором, - вздохнул Помпон, - Право слово, что за грустная картина.

— …Я тебя знаю? - невнятно проскрипело создание. - Такое чувство, будто я должен тебя знать…


Мэтьюз в ужасе завопил. Он вывалился из кресла, путаясь в собственных ногах, и бросился прочь из комнаты, затем через холл… В здании было темно. Тихий смех преследовал его, неизбежно нагоняя.

Выскочив наружу через аварийный выход, Мэтьюз запнулся и упал, совершив неуклюжую попытку удержаться на ногах. Он поднялся. Была ночь и шёл дождь. Дул прохладный ветерок, который мог бы быть приятно-освежающим при любых других обстоятельствах. Прожекторы главного комплекса хаотически гасли и вновь включались вслед за скачками напряжения. Пустырь вокруг комплекса, тем не менее, всё равно оставался погружённым во мрак. Мэтьюз мог слышать выстрелы и знакомые голоса, слишком близко, чтобы даже помышлять о спасении. Из громкоговорителей завыла тревожная сирена, звук которой тут же прервался на полувскрике.

Весь свет исчез мгновенно, и вокруг упала кромешная тьма. По прошествии некоторого времени, которое показалось вечностью, вокруг Мэтьюза вспыхнули бледно-жёлтые огни. Высоко над его головой прямо в воздухе затейливо танцевали бестелесные сполохи. Тротуар превратился в ковёр сочной травы, покрытой тыквами до самого горизонта. Множество горящих глаз смотрели на него, и хор глумливого хихикания поднялся вокруг.

Он сорвался с места и побежал.


— То есть, ты, типа, хочешь сказать… - Пугало опустился на колени, чтобы оказаться вровень с Помпоном, - Ты этот… Всадник-Война.

— И ты знаешь это. Ты понимаешь это. Ты видишь, кто я такой, не так ли, Пугало?

Пугало издал звук, напоминающий дверной скрип. Возможно, это была усмешка.

— И это… Чем я могу тебе служить?

— За неимением лучшей формулировки, я хочу, чтобы ты расцвёл, - оскалился Помпон, - Видеть тебя в таком виде… Ох, это разбивает мне сердце. У тебя был такой потенциал. Ты был такой… многообещающий. Что с тобой стряслось?

— Грёбаные учёные и аномальщики. Они преследуют меня. В последний раз чуть не поймали. После этого мне надо было, типа, залечь на дно, где-нить отсидеться. Найти новое пристанище.

— Мм. То есть, ты прячешься в какой-то лачуге в лесу, воруешь электричество и прожигаешь жизнь. - Помпон поцокал языком.

— Отъебись, клоун.

— Что, если, - предложил Помпон, игнорируя ругательство, - Что, если я скажу тебе, что могу подарить тебе возможность одержать над ними победу. Стать чем-то бóльшим… Бóльшим, чем просто городская легенда?

— …Я слушаю. - заинтересованно проскрипел Пугало.

— Мой друг – мой очень хороший друг - он тебе понравится, одолжил вещицу, которая может показаться тебе интересной, у наших врагов.


В мгновение ока звучный хор хохота поднялся над пустырём вокруг Зоны 097. В панике Мэтьюз бросился к мигающим прожекторам, совершенно неспособный мыслить от парализующего страха. В ужасе он миновал окровавленные, растерзанные, выпотрошенные тела бывших коллег. Он мог слышать, как за его спиной по кровавым лужам шлёпают маленькие ножки существа, преследующего его в темноте.

Мэтьюз вывалился через двери в центральный участок содержания, споткнулся о корень и грохнулся прямо лицом в тыкву. Та разлетелась на куски, обдав Мэтьюза фонтаном горячей крови.
Пока он возился, пытаясь подняться, что-то схватило его за ворот. Маленькая, костлявая ручонка, вынырнувшая из остатков тыквы.


— У таких типов как ты всегда что-то припрятано в рукаве.

— О… Ну, не знаю. Я Война, прежде всего, и ТО, что грядёт – это осень мира. Время сбора великого урожая и всякое такое, - Помпон поправил перчатки и гордо ухмыльнулся, - Это всё очень значимо. И в этом деле мы с тобой заодно.

Пугало покосился на клоуна, поёрзав на своём месте.

— Это правда?

— О да. Ты обрёл жизнь, когда какие-то мерзкие человеческие детишки попытались вызвать демона, не так ли? – в выражении лица Помпона произошла тонкая перемена, - У меня нюх на детей. Я веду шоу только для них. Я учу их всему самому замечательному. Убийства, поджоги, пытки, другие забавные вещи… Интересно, чему я учил тех мерзких детишек, которые поспособствовали твоему появлению?

Пугало прищурился.

— Ты, типа, хочешь сказать…

— Да. Да. Ты начинаешь понимать.


В пылу борьбы Мэтьюзу удалось отбросить окровавленный скелет так, что он разбился о дерево. Он утёр кровь, застилавшую глаза. Медленно до него дошло, что всё прекратилось. Ветер, дождь, смех, крики: всё было совершенно тихо.

Он, дрожа, медленно обернулся. Множество фигур молча наблюдали за ним. Они окружали его большим кольцом, отрезав всякие пути к отступлению. Некоторые сидели на ограждении, другие выглядывали из-за деревьев или тыкв.

Одни выглядели как бесплотные серые и чёрные тени. Другие были точь-в-точь как люди, за исключением жёлтой восковой кожи. Третьи были просто-напросто скелетами, и многие из них сжимали в руках одеяла или чучела животных, словно это была жуткая и жестокая пародия на детей.

Шелест листьев за спиной заставил его подскочить.


— Конец мира грядёт, Пугало. И я Война, - Помпон развёл вытянутыми руками, - Это Великая Осень и время для кровавого урожая пришло. Плоды человечества уже спелы и готовы для жатвы.

В дверь постучали. Пугало замер, сощурившись.

— Доставка на дом! О да… Давай, открой дверь.


Мэтьюз, парализованный страхом, медленно повернул голову. Фигура – пугало – поднялась позади него, и глаза его полыхали как угли. Оно засмеялось. Ужасный звук: так булькает тонущая кошка, уходя на дно.


— Твоя армия. Любезно предоставленная самим Страхом.

— Все они?

— Да, до тех пор, пока ты сможешь удержать в руках эту флейту.

— Да?

— Скажи мне… Слова «тыквенная грядка» тебе о чём-нибудь говорят?


Пугало нанёс рубящий удар по горлу Агента Мэтьюза, расхохотался и откинул его в сторону. Все детки вокруг него – привидения и призраки, нежить и неживое – взвыли в едином восторженном дьявольском хоре.

Барабанный бой и звуки труб зазвучали отовсюду, и небо расколол громовой раскат. Пугало вышел в центр поля, его глаза горели, словно угли, и небо разрывали всполохи молний.

Все SCP-097 – разрушенный ярмарочный комплекс, деревья, спутанные лозы винограда, сотни тыкв - внезапно стали выбираться из земли и перебираться к одному краю площадки. Выглядело это так, будто вся местность пробудилась ото сна и теперь хотела вытянуться по стойке смирно.


— Слыш, клоун. Скажи-ка мне вот что…

— Гм? Всё, что пожелаешь, друг мой.

— На кой чёрт тебе всё это?

— Ох, глупый, глупый Пугало. У тебя совсем нет мозгов, не так ли? Я Война. А война вряд ли выйдет на славу без генерала, правда? - Помпон хитро улыбнулся, - И какой генерал для Осени Человечества может подойти лучше, чем сам символ урожая? Живое пугало, ведущее за собой армию мёртвых детей вперёд к кровавой жатве. Это очень метафорично. Тебе не по душе такой образ?

Пугало помедлил секунду, обдумывая сказанное. Затем он издал какой-то скрип, нечто среднее между утвердительным ворчанием и вздохом удовлетворения.

— Мне он очень по душе.


SCP-097-1, исполинская тыква в центре столпотворения, начала пульсировать, подобно сердцу. Сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее. Барабаны и трубы звучали в такт пульсу. Пугало приблизился, держа пёструю флейту у своих тонких деревянных губ.

Новая песнь зазвучала.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License