Воин и ... паяц?
рейтинг: +4+x

Зона 25-б была залита морской водой, в которой плавали трупы. Все сотрудники погибли в отчаянной попытке не дать SCP-076-2 вырваться из-под содержания.

Увы, их жертвы пошли прахом, ибо сейчас Авель был свободен.

Для начала ему пришлось пробить титановый слой толщиной в добрых три локтя. Это немного раздражало. Когда он работал в "Шкатулке Пандоры", учёные постоянно досадовали на предложения от ассистентов использовать титан везде, где только можно. "Бюджет не резиновый, хватит и бетона" - так говорили они. А когда дело доходило до него, бюджета почему-то хватало на стены из цельного титана в три локтя толщиной. Наверное, подумал он, какой-то смысл в этом был - они знали, что он способен раздирать сталь, и материал не должен был разлагаться от постоянного воздействия морской воды. Но это всё равно бесило.

Пробившись наружу из титановой темницы он поплыл сквозь коридор смерти, сотрясаясь от напряжения в 20 киловольт. Будь он смертным, его мышцы свело бы неуправляемой судорогой, но он пересилил ток и проплыл полторы сотни метров до поста охраны чуть меньше, чем за минуту. Можно было бы быстрее, но плащ - не самый обтекаемый предмет одежды - тянул его назад.

Продвигаясь сквозь воду, он с грациозностью пингвина уворачивался от огня охранных турелей. Ему бы больше польстило сравнение с более яростным животным, но в воде пингвины очень грациозны, так что сравнение уместно. Затем он пробил барьер из оргстекла.

И перешёл с ударов на клинки.

Когда вода пошла в комплекс, он уже успел всех перебить. А затем просто поплыл вверх по шахте, одолел пять шлюзов (снова титановых) и с боем прорвался через наземные системы обороны.

Теперь он был свободен. И зол. И весь промок.

Вокруг была какая-то прибрежная пустошь, где было некого убивать и негде укрыться. Зная, что вскоре Фонд возьмёт его след, он выбрал произвольное направление и помчался со скоростью автомобиля на шоссе. Пробежав больше часа и не заметив ни следа своих тюремщиков, он наконец-то заметил первые признаки человеческой жизни.

Километрах в трёх к юго-востоку стоял, как ни странно, цирк.

Было в нём нечто тревожное, словно цирк не хотел, чтобы его видели, и приходилось сосредотачиваться. Но это колдовство, чем бы оно ни было, не в силах было затуманить его древний, чуждый разум. В цирке будут сотни людишек, а то и тысячи. Увы, убивать их будет легче, чем тюремщиков, но может быть, удастся извлечь какую-то забаву из огромного числа жертв и их ужаса. Он разгромит цирк, перебьёт мужчин, женщин, стариков и детей, и никто не спасётся от его…

- Эй, дядя!

Ход мыслей Авеля прервал задорный женский голосок. Развернувшись, он увидел девушку смехотворной внешности, в фиолетовом платье, подходящем скорее для ребёнка, с парой незаплетённых хвостиков на голове и красно-белым клоунским гримом на лице. Наверное, она тоже была циркачкой, но Авель не понимал, что она делает здесь в одиночестве.

- Чё делаешь? - осведомилась она.

В ответ Авель материализовал небольшой кинжал и метнул ей точно в сердце. Это было скорее рефлексом, чем сознательным действием. На такого жалкого противника едва ли стоит тратить силы. Отвернувшись от девушки обратно к цирку, он задумался, как же лучше развлечься. Если начать убивать их тайком, то в толпе распространится паника…

- Ух ты, кинжал чернющий, прямо Vantablack! Смотреть чудно. Где взял?

Не веря своим ушам, Авель медленно повернул голову. Девушка-клоун стояла живая и невредимая, держа в руке его кинжал.

- Ты поймала? - спросил он.

- Ага, я уж несколько лет работаю номера с метанием, - ответила она. Клинок неожиданно рассыпался прахом и развеялся по ветру. - Крууууто, прям моргульский клинок из Властелина Колец.

Возможно, это нелепое создание в конце концов даст неплохой бой.

- У тебя имя есть, девочка? - спросил он, доставая меч из пустоты.

- Карамелька, можно просто Кара, - ответила она, извлекая из бездонного кармана громадную киянку. - А ты кто такой, дай угадаю. С голым торсом и в красном плаще? Наверное, большой фанат Зака Снайдера.

Она бухнула киянкой об землю, в сторону Авеля пошла волна. Тот отпрыгнул грациозно, как газель (ещё одно сравнение, которое бы ему не понравилось, но опять-таки уместное) и бросил метательный диск, отделивший боёк молота от рукояти.

Девушка с отвисшей челюстью проследила взглядом падение бойка.

- Они у тебя из чего сделаны вообще? Я с этим молотком как-то раз на робота вышла!

- А мог бы тебе голову снять, девочка. Умоляй о пощаде, может я и соглашусь прикончить тебя быстро!

- Фии, а ты у нас мужик центнер с гаком, крут, вонюч и волосат? - спросила она, доставая рулон синей изоленты, чтобы прикрутить боёк обратно к рукоятке. - Вот смотрю на тебя, и прям в голове звучит "И вечный бой, покой нам только снится…"

Авель ухмыльнулся дерзновенному поведению циркачки перед лицом смерти, и решил всё же сделать её смерть быстрой. Он метнул меч в неё, полагая, что она едва ли поймает такой длинный снаряд, не насадившись на него. Но она всё же поймала - рука вытянулась, как резиновая, и ухватила меч за рукоять, остановив острие в каком-то сантиметре от её лица. Потом девушка подула на меч, и тот рассыпался, словно одуванчик.

- Хм, так я и думала, - пробормотала она.

Авель отметил, что соперница поймала уже не один, но два из его легендарных клинков. Но сможет ли она их ловить с той же скоростью, с какой он умеет бросать? Следующие пять-шесть секунд он метал кинжалы с бешеной скоростью - сорок клинков против её двух рук.

И она не поймала ни одного.

Все рассыпались, не долетев до неё.

- Что? - прорычал он.

- Преждевременная вялость, судя по всему. Но ты не волнуйся, со всеми мужиками бывает.

- Как ты это сделала? - требовательно рявкнул он, доставая тяжёлый меч из складок плаща.

- Будучи скульптором реальности, я уж кое-что знаю о полях Юма, а напряжённость поля Юма у этих твоих ножичков очень уж низкая. Потому они и живут так недолго после броска. Всего-то и надо, чуток повысить фоновую напряжённость, они такого Юм-ора не выдерживают и разваливаются на полдороге. А значит, никакой тебе больше метательной халтуры. Хочешь со мной драться - дерись вручную.

По лицу Авеля растеклась убийственная улыбка.

- С удовольствием.

Он рванулся к ней, нимало не обременённый весом меча, и взмахнул так быстро, что меч словно расплылся в воздухе. К его изумлению, девушка поспевала за каждым взмахом, уклоняясь с невероятной скоростью. Рыча от досады, Авель выполнил укол сверху, но меч воткнулся в землю, никого не зацепив. Авель заозирался, ища глазами циркачку, но удар молотом по затылку прервал его поиски.

Удар был такой силы, что перед глазами Авеля заплясала мультяшная карусель. Надо сказать, это было волшебным свойством киянки, а не признаком сильного сотрясения.

- Отличненько, он таки не сломался.

Пользуясь растерянностью Авеля, Кара выдернула меч из земли и прошлась колесом, уходя в сторону.

- Эй, дядя, а смотри, что я ещё могу!

Она поцеловала клинок. Из места поцелуя вырвалась вспышка аспектного излучения. Потом девушка сделала несколько пробных взмахов, чем продемонстрировала не только фехтовальные навыки, но и то, что меч перестал быть эфемерным.

- Вот, починила! Теперь можем драться по-нормальному, меч в меч. Глупо смотрится, когда меч против молотка, особено когда ты, скотина, мне его поломал!

- Ты сангду нутуку, ты хоть представляешь, что это за меч? - возмутился Авель. - Эти клинки порождаются в Нижней Тьме, приходят в этот план силой полуреальных чар дэвитских колдуний, почитающих самого Багрового Владыку! Нельзя поганить их твоей святотатственной волшбой!

- Я не знаю, что такое "святотатственный". Реально не знаю, - последнюю фразу она сопроводила высунутым языком.

- Нахальная девка! - взревел Авель. На шее проступили жилы, в руках материализовались два меча. - До сей поры я лишь игрался с тобой ради своего развлечения, но если ты немедля не сдашь мне клинок, то узришь меня в полной ярости моего состояния гнева!

- Состояние гнева? Это что за состояние? Чем-то отличается от того, когда ты просто сердит? Или это тебя триггерит? Меня вот триггерит иногда, так что триггеры нужно оговаривать заранее, в особенности…

- Меч! Сейчас же!

- Нет, я же сказала, будем фехтовать.

Авель брезгливо помотал головой и снова рыкнул.

- Будь по-твоему, шут!

Рыча, словно дикий бешеный зверь во время гона (и, вероятно, под веществами), Авель рванул вперёд. Мечи вращались на бешеных оборотах, словно он установил себе вместо рук циркулярные пилы. Он знал, что даже ей будет не под силу увернуться от такой быстрой атаки - но она и не пыталась. Вместо этого она ткнула своим мечом прямо в середину чёрного как ночь вихря. Ударившись о её клинок, мечи Авеля мгновенно остановились. Сила их разгона передалась ему в руки, оба запястья сломались так, что обломки костей пробили кожу и торчали наружу.

Выронив мечи из ставших бесполезными рук, он подсёк Каре ноги. Наступив ей на грудь так, что она не могла сделать и вздоха, он наклонился и оскалил зубы.

- Надо было соглашаться на быструю смерть, пока я предлагал, - роняя слюну, изрёк он. - А теперь я сожру тебя живьём, начиная с твоей нелепой хари.

Авель оскалил зубы и дёрнулся вперёд, чтобы претворить угрозу в жизнь. На лбу девушки открылась дверца, из которой навстречу его укусу выскочила кукушка на пружине и выклевала ему глаз. Он отшатнулся и девушка вывернулась из-под его ноги.

- Пакхта! Сажила кхмара коитхт йиммох! - завыл он на ассирийском и замолотил обмякшими кулаками по земле, пытаясь сокрушить Кару. Полетела грязь, но и только.

Кара проскользнула между его расставленных ног и ухватилась за красный плащ.

- Никаких плащей! - воскликнула она, словно пародируя кого-то, накинула плащ ему через голову и замотала. Кисти рук Авеля бесполезно висели на раздробленных запястьях, так что высвобождаться ему было нечем. Он мотал головой и пытался прогрызть плащ, но в конце концов его попытки свелись к воплям и ударам всем телом об землю.

Когда ему удалось взглянуть на девушку, та уже снимала видео на смартфон.

- Прости, но сам факт того, что ты здесь был, уже создаст неплохую рекламу. А, можешь произнести фразу "Цирк всего тревожного - самый прАвельный цирк"? В месте, где "Авель", сделай ударение посильней.

Авель не ответил. Он молча и стремительно бросился на Кару и ударил её головой с такой силой, что она отлетела на добрых пятьдесят локтей.

Элегантно приземлившись, та первым делом проверила, в порядке ли телефон.

- Осторожнее! Это же самсунг, мог и взорваться! - крикнула она. - Всё равно лучше айфонов с их дурацкой разблокировкой по лицу. Они на клоунах что, совсем не проверяли?

Авель рванулся снова, но на этот раз она была готова. В последний момент девушка ушла в сторону, сменила телефон на меч и отсекла Авелю правую ногу. Тот повалился наземь. Оставшись с одной ногой, с почти оторванными кистями и руками, замотанными в плащ, он всё же выпрямился и снова ринулся в бой, ковыляя на левой ноге.

- Да ты прям в ярости! - поддразнила Кара. - Погоди-ка, что-то пришло на ум. А, во, "на чистой злобе и на одной ноге!"

Вопли Авеля внушали ужас, но в его нынешнем состоянии Каре было до смешного легко уйти от атаки. При этом она размышляла насчёт подходящих к ситуации цитат. Гнев в конце концов уступил стыду, и Авель неохотно перестал прыгать и повесил голову, признавая поражение.

- Сдаюсь, - не разжимая зубов, рыкнул он.

- Что делаешь? - нахально спросила Кара, подставляя ладонь к уху, словно не слышала его.

- Сдаюсь! - рявкнул он. - Ты сказала, что хочешь драться на мечах. Мы сразились, бой окончен, ты победила. Верни мне меч.

- Нет. Раз я победила, это мой трофей. Отдам его подруге. Айрис как-то сказала, что хочет такую штуку.

Словно подтверждая её предположение насчёт Зака Снайдера, Авель отреагировал как в фильме "Бэтмен против Супермена".

- Зачем ты это сказала? - потребовал он.

- Ась?

- Это имя! Зачем ты произнесла её имя?

- Я… это же просто моя знакомая. Она просто супер. Эксперт по паратехнологиям, киборг-волшебница и вообще крутая, но частенько задирает нос.

Повисла неловкая тишина.

- По-моему, мы о разных людях говорим, чувак. На свете многих девушек зовут "Айрис".

Как бы то ни было, упоминания имени хватило, чтобы Авель снова впал в своё состояние гнева.

- Невмочь мне больше терпеть эту хулу! - взревел он, наконец-то найдя в себе силы разорвать плащ. Он не мог взять в руки меч, не мог бегать, но на оставшейся ноге он взмыл в воздух, прыгнув на Кару, чтобы раздавить её, как собачку (как-то раз он раздавил собачку, упав на неё. Это был пудель. Но у нас совсем другая история).

Кара же подняла меч и Авель насадился на клинок. Острие пробило грудь и вышло из спины. Она опустила его тело на землю, чтобы он мог стоять на оставшемся колене - даже без ноги Авель был весьма тяжёлым.

- Я знаю, что ты воскресаешь как персонаж из игры, так что дам-ка я тебе совет на следующий заход, - произнесла она. - Если тебе попадётся цирк, который как будто не совсем реален, иди лучше в другую сторону.

Он попытался закрыться руками, но она повернула клинок. Боль была невыносимая. Подняв взгляд, он увидел, что она наклонилась к нему, сверкая акульими глазами и улыбаясь жутковатой безмятежной улыбкой.

- Потому что с теми, кто наезжает на мой Цирк, я делаю вот что!

Из её головы снова вылетела кукушка и Авель лишился второго глаза.

Кара выдернула меч. Внутренности Авеля растеклись по земле, поднялась вонь.

Вытерев меч громадным клоунским платком, девушка убрала его всё в тот же бездонный карман.

- С первым апреля, дядя! - крикнула она и удалилась вприпрыжку в сторону цирка, напевая под нос всякую нелепицу.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License