Мой любимый геккончик
рейтинг: -3+x

Столовая Зоны 19 гудела как улей без всякой видимой на то причины, но вдруг все разом затихли и обратили взоры на доктора Чарльза Огдена Гирса, который величественно въехал в помещение верхом на своем Супер-Огромном Любимом Домашнем Геккончике1, прямо как персонаж рыцарского романа.

- Всем привет, - сказал доктор Чарльз Огден Гирс своим обычным монотонным усталым голосом. Он никак не мог взять в толк, почему все смотрят на него, разинув рты (потому что у него были трудности с пониманием людей и их глупых эмоций). Наконец, один из присутствовавших набрался храбрости, чтобы начать разговор.

- КАКОГО ХУЯ ЛЫСОГО ВЫ ТВОРИТЕ? - спросил Трой Ламент, крайне возмущенный этим малоприятным спектаклем, который устроил его начальник.

- Я гуляю со своим любимым ручным геккончиком. И я не вижу в этом ничего предосудительного, поскольку вовремя верну его в камеру содержания согласно Протоколу 5.6, параг…

- Это… страшилище нельзя просто так выпускать из камеры. Оно же нас всех сожрет! - сказал Ламент, вскинув руки в воздух, чтобы показать, насколько он недоволен. Он никогда не считал своего наставника безумцем, и поэтому злился всякий раз, когда из-за очередной выходки доктора Чарльза Огдена Гирса у него пробегал холодок. Он взглянул на 682, который в ответ посмотрел Ламенту прямо в глаза. На секунду ему показалось, что вся та ненависть, которую 682 испытывает по отношению к человечеству, пронзает его, словно молния, разбивая душу на куски.

я прикончу и тебя, и всех людишек на Земле. вы - отвратительнейшие твари. вы будете извиваться под моей пятой, черви.

- Тише, тише, Бэтси. Я знаю, тебе хочется есть, но это не причина, чтобы на всех ругаться. Когда вернемся с прогулки, я угощу тебя твоими любимыми расходниками, - сказал доктор Чарльз Огден Гирс, после чего наклонился и погладил Бэтси по голове. Она с безразличным выражением издала неразборчивый рык громкостью 120 децибел.

- Послушайте, Гирс, я Вас, конечно, люблю, только не поймите меня неправильно, но это чушь какая-то. Я никак не ожидал от Вас такого. Вы даже грубейшим образом нарушили правила приличия при выгуле SCP-объекта! Мне придется подать на Вас жалобу главе службы безопасности! - воскликнул Ламент и смахнул со стола жареную индейку, лук со вкусом печени, бифштекс и кальцоне с редиской и черной фасолью, которое ему сделала бывшая. Еда разлетелась по всему полу. Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения! Хватит с него этих штучек! И пофиг на то, что какому-то тупому уборщику теперь придется подчищать за ним весь этот срач. Тут есть проблемы куда посерьзнее, на которые нельзя смотреть сквозь пальцы!

Это несправедливо.

- Увы, Ламент, но я тебе этого не позволю, - сказал доктор Чарльз Огден Гирс и бросил на Ламента такой взгляд, от которого он снова испытал то самое чувство, как будто его душу рвут на части.

Но взгляд Гирса не был похож на взгляд ящерицы Бэтси. Он был более… холодным. Он был куда более зловещим и расчетливым, как будто перед Ламентом стоял не доктор Чарльз, мать его, Огден Гирс. Неужели он все-таки… способен испытывать эмоции? А индифферентный ко всему человек, способный испытывать эмоции, гораздо более ужасен, чем может показаться на первый взгляд, ведь одно неверное слово в разговоре с ним может разрушить всю вашу жизнь, а Ламент часто любил орать во всеуслышанье о том, что доктор Чарльз Огден Гирс - сумасшедший робот. И вот пожалуйста, доказательство. Доктор Чарльз Огден Гирс внутри действительно был роботом! Сомнений нет. Сначала 682, потом 106, затем он подомнет под себя весь Фонд, и никто его уже не остановит! А ЦРБ? Без всяких сомнений они - его союзники и все это запланировали с самого начала!

В толпе кто-то закашлялся, и Ламент резко развернулся, сверкнув своими ужасающими налитыми кровью глазами.

- Ты! Это ты помог ему! Говори, зачем ты подстроил нарушение ОУС? - сказал Ламент, указывая пальцем на ребенка. Тот расплакался, испугавшись вида странного, разбушевавшегося мужчины, который поднял шумиху из-за совершенно будничного явления. Ламент развернулся к Гирсу и снова взглянул ему в глаза.

- Тебе не победить! Я остановлю тебя, Гирс!

С этими словами Ламент стремглав бросился к выходу, но тут ему дорогу преградила стая куролисков, вперивших в него свои взгляды.

- Ебать.

Было уже слишком поздно что-то предпринять, и он начал медленно превращаться в камень. Но он все-таки успел крикнуть кое-что напоследок:

- Черт бы тебя побрал, Гирс!! А ведь я хотел занять место…

И тогда он был статуей.

Все присутствующие молча наблюдали, боясь даже пошевелиться. Никто не знал, как надо реагировать на эту битву двух эго, мрачным напоминанием о которой ныне служил каменный истукан-Ламент2, стоявший посреди столовой. 682 дотопал до статуи и облизал ее как леденец.

какой же ты мерзкий на вкус, человечишка…

Тут в толпе кто-то набрался храбрости и вышел вперед. Его била нервная дрожь, и он совершенно не знал, с чего начать.

- Ээээ, Гирс…, - робко пробормотал он.

- Да, мой новый протеже?

- М-можно я тоже с вами пойду на прогулку? У… У меня есть кое-что, что понравится и Вам, и Вашему питомцу…, - с этими словами он вытащил из-за пазухи тикающую бомбу, при виде которой все присутствующие в ужасе закричали и ломанулись к выходу, не обращая внимания на куролисков.

- Разумеется. Мне нравится твой подарок. Как тебя зовут, протеже?

- Д-доктор Айсберг…, - ответил тот, еще сильнее трясясь от страха. Доктор Чарльз Огден Гирс не улыбался, но Айсберг был готов поклясться, что слышал тихий смешок и успел разглядеть ухмылку.

- Чудесно. Подойди к Бэтси, она позволит тебе прокатится на ней верхом.

Айсберг кивнул и осторожно приблизился к чудищу, готовый в любой момент среагировать на малейшее его движение. Постояв рядом с рептилией минуту и убедившись, что все в порядке, он уже было дотронулся до ее бока, чтобы вскарабкаться на спину к Гирсу, как вдруг…

хрумк

682 откусил доктору Айсбергу голову и зашвырнул его тело доктору Гирсу, а бомбу - в стену. Раздался взрыв, и вот у них уже был выход наружу.

поторопись, мерзостная гниль, я хочу вздремнуть после обеда.

- Конечно, мой любимый геккончик, - пробормотал доктор Чарльз Огден Гирс своим монотонным голосом безо всяких эмоций на лице, нежно убаюкивая на руках тело Айсберга.

хорошо. а теперь идем, а иначе ты обретешь вечный покой в моем желудке.

Доктор Чарльз Огден Гирс, Бэтси, тело Айсберга и стая куролисков строевым шагом вышли из научного комплекса в пустыню и утопали в закат.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License